108 дней за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. Стачка — за разрыв договора, профсоюзы — против. Что сейчас происходит вокруг «Беларуськалия» и Yara
  2. Акции в честь 8 Марта и заседание МОК по Беларуси. Онлайн дня
  3. Я живу в Абрамово. Как неперспективная пущанская деревня на пару жителей стала «модной» — и передумала умирать
  4. «Молодежь берет упаковками». Покупатели и продавцы — о букетах с тюльпанами к 8 Марта
  5. Первый энергоблок БелАЭС включен в сеть
  6. Россия анонсировала в марте совместные с Беларусью учения. В том числе — под Осиповичами
  7. «Ушло вдвое больше дров». Дорого ли выращивать тюльпаны и как к 8 марта изменились цены на цветы
  8. «Прошло минут 30, и началось маски-шоу». Задержанные на студенческом мероприятии о том, как это было
  9. Синоптики объявили желтый уровень опасности на 9 марта
  10. Оловянное войско. Как учитель из Гродно преподает школьникам историю с солдатиками и солидами
  11. Студентка из Франции снимала Минск в 1978-м. Показываем фото спустя 40 лет
  12. Автозадачка с подвохом. Разберетесь ли вы в правилах остановки и стоянки на автомагистралях?
  13. «Танцуем, а мое лицо прямо напротив ее груди». История семьи, где жена выше мужа (намного!)
  14. «Один роковой прыжок — и я парализован». История парня, который нырнул в воду и сломал позвоночник
  15. Где поесть утром? Фудблогеры советуют самые красивые завтраки в городе
  16. Изучаем весенний автоконфискат. Ищем посвежее, получше и сравниваем с ценами на рынке
  17. «Очень сожалею, что я тренируюсь не на «Аисте». Посмотрели, на каких велосипедах ездит семья Лукашенко
  18. «Можно понять масштаб бедствия». Гендиректор «Белавиа» — про новые и старые направления и цены на билеты
  19. На овсянке и честном слове. История Марины, которая пришла в зал в 33 — и попала в мировой топ пауэрлифтинга
  20. Еще 68,9 млн долларов. Минфин в феврале продолжил наращивать внутренний валютный долг
  21. У Марии Колесниковой истек срок содержания под стражей
  22. Минздрав опубликовал статистику по коронавирусу за прошлые сутки
  23. На 1000 мужчин приходится 1163 женщины. Что о белорусках рассказали в Белстате
  24. «Белорусы готовы работать с рассвета до заката». Айтишницы — о работе и гендерных вопросах
  25. «Хлеба купить не могу». Работники колхоза говорят, что они еще не получили зарплату за декабрь
  26. «Если вернуться, я бы ее не отговаривал от «Весны». Разговор с мужем волонтера Рабковой. Ей грозит 12 лет тюрьмы
  27. Как заботиться о сердце после ковида и сколько фруктов нужно в день? Все про здоровье за неделю
  28. BYPOL выпустил отчет о применении оружия силовиками. Изучили его и рассказываем основное
  29. «Я привыкла быть, как все. Но теперь это не так!» Как мы превратили читательницу в роковую красотку
  30. У бюджетников заметно упали зарплаты. Их обещают поднять за счет оптимизации численности работников
реклама


Ирина Филипкова,

Коллаж Владимира Полонского, "Рэспубліка"
Коллаж Владимира Полонского, "Рэспубліка"
В редакцию обратилась многодетная семья из Минска. По Указу № 13 Президента Республики Беларусь папа, мама и трое детей включены в списки для получения льготного кредита на строительство жилья, но банк на несколько месяцев приостановил кредитование и, соответственно, перечисление средств. Застройщик начислил за это пеню. С общечеловеческой точки зрения он, наверное, прав, и по договору между ним и ЖСПК за просрочку оплаты действительно предусмотрена пеня. Однако должны ли платить пеню льготники, вины которых в несвоевременных платежах нет? Глава семьи считает, что выставление штрафных санкций нарушает его права и нормы законодательства. "Р" разбиралась в проблеме.

Штраф без вины

Яков Хасиневич — член ЖСПК, созданного для строительства многоквартирного жилого дома № 12 в микрорайоне Каменная Горка-3. Договор на строительство с ним подписали в июне прошлого года. По решению администрации Фрунзенского района семью Хасиневич включили в списки для получения льготного кредита на основании Указа № 13 как многодетную. Далее она заключила кредитный договор с "Беларусбанком", по которому льготный кредит им предоставляется в размере 100 % стоимости строящейся квартиры. Несколько месяцев банк исправно выполнял обязательства: передавал кредитные деньги застройщику в определенный условиями договора день. Но в октябре, ноябре и декабре прошлого года в силу экономических причин кредитор временно финансировал льготное жилищное строительство не в полном объеме.
 
— Эта ситуация коснулась не только нас, а всех членов нашего ЖСПК № 962, которые строят жилье с господдержкой. В кооперативе 15 многодетных семей и еще 41 член, имеющий право на льготное кредитование по нормам Указа № 13, — уточняет Яков Хасиневич.
 
В итоге у ЖСПК образовалась большая задолженность перед заказчиком строительства — управлением капитального строительства Мингорисполкома. По договору между УКСом и ЖСПК за несвоевременную оплату первое выставляет кооперативу пеню в размере 0,15 % от суммы задолженности.
 
— Ее сумма распределяется пропорционально удельному весу площади строящейся квартиры, независимо от того, осуществляет член ЖСПК строительство квартиры с господдержкой или без нее. К примеру, по бухгалтерским расчетам, задолженность по моей квартире достигла 140 миллионов рублей, а пеня на нее — 3,5 миллиона. Штрафы банк не кредитует, — говорит Яков Яковлевич. — В банке мне сказали, что по закону на сумму льготных жилищных кредитов пеня начисляться не может, и посоветовали обратиться за разъяснениями в УКС Мингорисполкома.
 
Кодекс гласит…

— В УКСе дали разъяснения, что вся информация по расчетам между УКСом и ЖСПК является закрытой, а пеня начисляется в соответствии с нормами постановления Совмина, которым утверждено Положение о порядке возврата дольщикам денежных средств при прекращении участия в долевом строительстве. Но заметьте, оно не регламентирует основания для начисления пени тем членам ЖСПК, которые строят жилье с господдержкой. Участником долевого строительства, как вы знаете, я также не являюсь, — продолжает Яков Хасиневич. — Поэтому считаю, что пеню нам начисляют в нарушение требований действующего законодательства, интересов государства и моих прав.
 
С такой жалобой семья Хасиневич обратилась в Генпрокуратуру, Мингорисполком, УКС Мингорисполкома и Минский домостроительный комбинат — подрядную организацию, которая строит дом.
 
Консультировалась семья и с юристом. Член Минской городской коллегии адвокатов Екатерина Гамзунова, руководствуясь общими нормами Гражданского кодекса, указала в своем правовом заключении, что оснований для начисления неустойки ЖСПК за просрочку исполнения обязательства по оплате строительства нет. Так, в статье 372 ГК говорится, что лицо, не исполнившее обязательство либо исполнившее его ненадлежащим образом при осуществлении предпринимательской деятельности, может нести ответственность. Но ЖСПК является юрлицом, не осуществляющим предпринимательскую деятельность, то есть это некоммерческая организация. То, что штрафные санкции выставлять им не должны, семье Хасиневич разъяснили и в письме из Минстройархитектуры за подписью замминистра Дмитрия Семенкевича.
 
А сроки перенесли

Но в мэрии придерживаются иного мнения.
 
— В Мингорисполкоме, где мы были 5 января, заявили, что действия УКСа правомерны и что исполком на ситуацию повлиять никак не может, — сообщила Алеся, супруга Якова Хасиневича.
 
Между тем директор МДК на личном приеме проинформировал супругов о том, что никаких штрафных санкций УКСу не выставляли, а строительство дома не замораживали. Работы велись за счет кредитов, взятых комбинатом. Это глава МДК Владимир Песецкий подтвердил и корреспонденту "Р" в беседе по телефону.
 
— Именно этот дом финансировался крайне неудовлетворительно, даже в первые месяцы. Знаю, что председатель ЖСПК просила членов кооператива перечислять собственные средства на строительство. Мы действительно вынуждены были брать кредиты, что, сами понимаете, крайне невыгодно. О пене мне ничего неизвестно, — сказал нам Владимир Николаевич. — Что касается готовности дома, то сейчас там пущено тепло, ведутся отделочные работы. Еще в ноябре—декабре прошлого года мы закупили 97 % материалов и изделий: обои, клей, линолеум, сантехнику.
 
Срок сдачи дома по договору — 16 января 2013-го. По словам семьи Хасиневич, его перенесли, однако официальных документов по этому поводу пока нет.
 
Положительный момент в этой истории тот, что в новом году "Беларусбанк" возобновил кредитование и погасил всю задолженность перед ЖСПК — 4,5 миллиарда рублей.
 
— Но пеню никто не снимал, — говорит Алеся Хасиневич. — Мы и другие льготники ее, конечно, не платили. А вот остальные — да. Более того, новые члены ЖСПК, вступившие в кооператив уже после приостановления кредитования, тоже вынуждены были уплатить пеню.
 
По этому поводу мы позвонили в УКС Мингорисполкома.
 
— Пеня начисляется в соответствии с договором между ЖСПК и нами. Авансов кооператив почти не перечислял, задолженность погасил только 10 января. Удельный вес льготных кредитов по этому ЖСПК — всего 46 %, — сказала Елена Пехота, начальник управления жилищного строительства УКС Мингорисполкома. — Вопрос о пене останется открытым до окончания строительства. Когда дом будет введен в эксплуатацию, мы выясним, как и когда открывались кредитные линии. Поймите, если люди говорят, что им кредитуют 100 % стоимости жилья, это на самом деле необязательно так. Бывает, ситуацию подают однобоко. Так что рассматривать этот вопрос будем не раньше, чем закончится строительство.
 
И все-таки очень странно, что людям еще какое-то время, возможно продолжительное, придется жить с "висящими" над ними штрафными санкциями за то, в чем они не виноваты.
 
-20%
-20%
-10%
-20%
-10%
-50%
-10%
-10%
-60%
-10%