109 дней за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. Минское «Динамо» обыграло СКА в четвертом матче Кубка Гагарина
  2. «Если вернуться, я бы ее не отговаривал от «Весны». Разговор с мужем волонтера Рабковой. Ей грозит 12 лет тюрьмы
  3. Минздрав опубликовал статистику по коронавирусу за прошлые сутки
  4. У Марии Колесниковой истек срок содержания под стражей
  5. У бюджетников заметно упали зарплаты. Их обещают поднять за счет оптимизации численности работников
  6. «Соседи, наверное, с ума от нас сходят». У минчан с разницей в четыре года родились две двойни
  7. «Я привыкла быть, как все. Но теперь это не так!» Как мы превратили читательницу в роковую красотку
  8. «Белорусы готовы работать с рассвета до заката». Айтишницы — о работе и гендерных вопросах
  9. На овсянке и честном слове. История Марины, которая пришла в зал в 33 — и попала в мировой топ пауэрлифтинга
  10. BYPOL выпустил отчет о применении оружия силовиками. Изучили его и рассказываем основное
  11. Синоптики объявили желтый уровень опасности на 9 марта
  12. Как заботиться о сердце после ковида и сколько фруктов нужно в день? Все про здоровье за неделю
  13. Еще 68,9 млн долларов. Минфин в феврале продолжил наращивать внутренний валютный долг
  14. Изучаем весенний автоконфискат. Ищем посвежее, получше и сравниваем с ценами на рынке
  15. «Молодежь берет упаковками». Покупатели и продавцы — о букетах с тюльпанами к 8 Марта
  16. Студентка из Франции снимала Минск в 1978-м. Показываем фото спустя 40 лет
  17. «Один роковой прыжок — и я парализован». История парня, который нырнул в воду и сломал позвоночник
  18. Автозадачка с подвохом. Разберетесь ли вы в правилах остановки и стоянки на автомагистралях?
  19. Я живу в Абрамово. Как неперспективная пущанская деревня на пару жителей стала «модной» — и передумала умирать
  20. Первый энергоблок БелАЭС включен в сеть
  21. «Танцуем, а мое лицо прямо напротив ее груди». История семьи, где жена выше мужа (намного!)
  22. «Прошло минут 30, и началось маски-шоу». Задержанные на студенческом мероприятии о том, как это было
  23. «Хлеба купить не могу». Работники колхоза говорят, что они еще не получили зарплату за декабрь
  24. МОК не признал Виктора Лукашенко президентом НОК Беларуси
  25. «Ушло вдвое больше дров». Дорого ли выращивать тюльпаны и как к 8 марта изменились цены на цветы
  26. Акции в честь 8 Марта и непризнание Виктора Лукашенко президентом НОК. Онлайн прошедшего дня
  27. Где поесть утром? Фудблогеры советуют самые красивые завтраки в городе
  28. Госсекретарь США назвал Лукашенко последним диктатором Европы
  29. Россия анонсировала в марте совместные с Беларусью учения. В том числе — под Осиповичами
  30. «Можно понять масштаб бедствия». Гендиректор «Белавиа» — про новые и старые направления и цены на билеты
реклама


Татьяна Гусева,

Работница ОАО "Ковры Бреста", показавшая две недели назад расчетный листок вице-премьеру Владимиру Семашко, рассказала  о травле, которую на нее организовали на фабрике, а также о том, что изменилось после визита высоких гостей.

Напомним, в начале января на фабрику "Ковры Бреста" приезжали первый вице-премьер Владимир Семашко и председатель концерна "Беллегпром" Михаил Сучков. Работницы прорвались к высокопоставленным чиновникам и поделились наболевшим: с апреля прошлого года они работают несколько дней в месяц и вынуждены существовать на 300 тысяч рублей.
 
Вице-премьер, общаясь с рабочими, бил кулаком в стол и орал, после чего дал директору предприятия Леониду Шелковому три месяца на то, чтобы исполнить обещание: зарплата у ткачей должна достигнуть 3,5 миллиона рублей.
 
За последние две недели работники отделочного цеха "Ковров Бреста" выходили на работу лишь два дня – 15 и 16 января, рассказала "Салідарнасці" контролер готовой продукции отделочного цеха Нина Дакало.
 
Нина Дакало на фото – справа, в белой шапке. Фото "Еврорадио"
 
На днях женщину вызвал на ковер заместитель директора предприятия Николай Бойко.
 
– Он мне сказал, что в тот день, когда Семашко приезжал, я нарушила внутренний распорядок и технику безопасности. Я ответила, что ничего не нарушала, выполняю свою работу добросовестно. Говорю: надо было раньше кулаками махать, а не сейчас, когда все производство стоит…
 
Я сейчас работаю. На мне четыре пары носок, три свитера, безрукавка и телогрейка, которую нам дал Маточкин (прежний директор "Ковров Бреста". – Прим. "С"), шапка, шарф и перчатки. Я бы поняла, если бы был 41-45-й год прошлого века, если бы люди работали на оборонном предприятии…
 
Со слов Нины Дакало, она выходит на работу каждый день, но отношение к ней изменилось.
 
– Люди сказали, что администрация запретила ко мне подходить. Мне самой запрещают общаться с ткачами, хотя как контролер я имею право это делать. А может, брак идет? Я спрашиваю у Бойко: "У нас что, 37-й год? Я заключенная? Почему со мной нельзя говорить?" Сейчас на ковровом народ обсуждает слух, что у меня непорядок с головой. Знаете, откуда ноги растут? Когда я показала расчетный министру (главе Беллегпрома. – Прим. "С") и спросила, можно ли выжить на 472 тысячи в месяц с ребенком, он выслушал, пошел в цех и рассказал директору об этом. Так вот, коллеги слышали, как наше начальство сказало: "Вы ее не слушайте, она только неделю назад из психушки вышла!"
 
У Нины дрожит голос: "Какой у меня непорядок с головой – спросила я у Бойко. Вы меня сначала накормите, говорю ему. От голода портятся и характер, и желудок".
 
– После того, как по фабрике пошли слухи о том, что я ненормальная, я написала в КГБ и попросила: защитите меня и мою дочь, – продолжает собеседница.
 
Как оказалось, сумасшедшей Нину Дакало начали делать еще несколько месяцев назад, когда женщина написала о проблемах рабочих в Администрацию президента, Беллегпром, Совет министров и Комитет госконтроля.
 
– Я ничего не просила, кроме того, что только дайте нам работу! – делится Нина. – Я работала в цехе, мотала бобины, ко мне подошел начальник и сказал: "Ты на этой машине не будешь работать". Почему, спрашиваю. Отвечает: "Может, руку всунешь туда или ногу. Ты неадекватная!" Уборщицей меня поставили. Взяла я щетку, иду убирать. День проходит, говорят: "Ты с обязанностью уборщицы не справляешься". Что я за этой щеткой выслушала: и ты ненормальная, и пустотреп. Я зубы сжала и пошла мести, потому что у меня ребенок шестнадцати лет, которого надо одеть, обуть и накормить.
 
Нина признается, что выживает благодаря помощи мамы, которая живет в Украине.
 
– Ей 83 года. Она дает мне деньги: "Возьми, дочка, за квартиру заплатишь". Мне стыдно, но я беру эти деньги.
 
По словам женщины, в октябре директор ОАО "Ковры Бреста" Леонид Шелковый собрал совет, на котором спросил у рабочей, почему она пишет письма в вышестоящие инстанции.
 
– Я объяснила. Он ответил, что написал на меня в прокуратуру. Пожалуйста, пишите, говорю, вы нарушили Конституцию, она должна быть у вас настольной книгой. Вы нарушили устав предприятия. Ведь по уставу наниматель должен исполнять волю нашу – акционеров.
 
Нине Дакало до пенсии осталось четыре года. 32 года она отработала на "Коврах Бреста".
 
Пока из отчаявшейся работницы фабрики, которая пытается достучаться со своей бедой во все двери, делают сумасшедшую, в местной районной газете "Брестский вестник" вышел материал под заголовком "Ковры Бреста": свет в конце тоннеля". Автор Валерий Деркач сочувствует "злорадствующим над каждой неудачей "писакам", которые так глубоко забились во тьму, что давно не видят света в конце тоннеля".
 
Цитируя слова другой работницы предприятия Галины Марчук из интервью "Салідарнасці" о зарплате в 300 тысяч и занятости – несколько дней в месяц, автор рассуждает, что "в свободном обществе рыночных отношений с Галиной бы вообще никто не разговаривал – просто бы уволили..." Автор пишет о планах директора Леонида Шелкового: "комбинату надо восстановить прядильную фабрику и наладить производство собственной пряжи" и желает ему успехов и везения. "Постоянно спекулировать на этой теме, подавая ее в обертке "апокалипсиса", неправильно, если не подло", – подытоживает журналист государственной газеты.
 
-25%
-50%
-20%
-10%
-10%
-30%
-20%
-50%
-15%