Поддержать TUT.BY
67 дней за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. И ездить не стыдно, и налог платить не надо. Подборка крутых автомобилей старше 1991 года выпуска
  2. Поддержать TUT.BY может каждый. Вот простой и полезный способ
  3. «В весе 115 кг я перестала выходить из дома». История девушки, похудевшей на 55 килограммов
  4. Провалы в памяти и догадки свидетелей. В Могилеве продолжают судить главу отделения Белгазпромбанка
  5. Максим Знак остается в СИЗО, Игорь Лосик прекратил голодовку. Что происходило в Беларуси 25 января
  6. Минское «Динамо» обыграло дома «Северсталь». Это третья подряд победа «зубров»
  7. Без жестких диет. Совет Елены, которая много раз пробовала похудеть и наконец сбросила 21 кг
  8. «Людей лишают «плюшек». Официальные профсоюзы придумали, как удержать работников и «наказать» тех, кто вышел
  9. Игорь Лосик остановил голодовку после более чем 40 дней
  10. Предложения по Конституции: Утверждать результаты президентских выборов будет Всебелорусское собрание
  11. В Беларуси готовятся нанести удар по коррупции. Что хотят изменить
  12. История врача, который два раза переболел ковидом и четыре раза был задержан — но не теряет оптимизма
  13. «Силовики противостоят спонсируемой из-за рубежа революции». Эксперты о протестах у нас и в РФ
  14. Новый КоАП вводит правило «первого раза» для водителей: за какие нарушения сначала не будет штрафа
  15. Помните, как ЦИК забросали жалобами на нерегистрацию Бабарико? Теперь хотят ввести изменения по обращениям
  16. Погода на неделю: циклон «Ларс» принесет в Беларусь снег, мокрый снег и дождь
  17. Чиновники придумали, как законодательно «закрепить статус» Всебелорусского народного собрания
  18. А протесты — врозь. Почему Путин не будет гулять с автоматом и в России не запретят синие трусы
  19. Балаба: Минский ОМОН готов к возможным весенним акциям протеста
  20. Холдинги создали. На очереди — госкорпорации. В чем суть смены вывесок?
  21. 555 долларов за «квадрат». Под Минском построили частный дом из мапидовских панелей. Вот он какой
  22. На вторник и среду синоптики объявили оранжевый уровень опасности
  23. «Скучно, девочки». Путин прокомментировал расследование ФБК о дворце в Геленджике
  24. В 2020 году — семилетний антирекорд по покупке квартир. Эксперты рассказали, что происходит
  25. История о том, как простой парень спас семью из пожара, получил медаль «За отвагу» — и как сложились их судьбы
  26. «Место делали для себя и для гостей». Рядом с метро «Площадь Победы» открылся небольшой рестобар
  27. Студента БГУИР, которому суд дал 114 суток ареста за марши, отчислили из университета
  28. Судят соратников Тихановского, но его самого в суд не вызывают. Чем это грозит политзаключенному?
  29. Британские СМИ о подробностях крупной аферы: подозреваемый бежал через Минск, за бизнес-джет платил наличными
  30. Лукашенко чиновникам про биометрические паспорта: Даже двойки нельзя вам поставить по защите персональных данных
реклама


Виолетта Дралюк,

Сельская усадьба за 100 тысяч рублей... Думаете, мечта? Реальность. В Гомельской области удачно прошел первый аукцион, где за одну базовую величину местной жительнице продали бывшее отделение связи под жилой дом. Причем адрес покупательского интереса оказался не в "золотом кольце" пригорода, а в самой дальней деревне Рогачевского района.

Свежее предложение

На рынке пустующей государственной недвижимости новые правила обрели силу летом прошлого года, когда был подписан Указ № 294 "О порядке распоряжения государственным имуществом". Собственно, с этого момента в регионах получили право продавать пустующие объекты за одну базовую величину не только под деловые проекты, как раньше, но и под жилье, и под ведение подсобного хозяйства.

В Гомельской области к практике подступились первыми в стране. Директор областного территориального фонда государственного имущества Екатерина Зенкевич объясняет, почему все сложилось только сейчас:

 
— Прежде всего новые нормы необходимо было адаптировать к местной ситуации. Кроме того, по условиям указа, чтобы провести такой аукцион, нужно выдержать все этапы понижения цены на объект — от 20 до 80 процентов. Да и подобрать надо было то, что покупатель действительно сможет использовать в качестве жилья или площадки для ведения хозяйства. Ведь не предложишь бывший телятник, который стоит в чистом поле. Поэтому выбирали из социальной недвижимости, а это законсервированные учреждения образования, здравоохранения, связи. Обычно собственники хорошо их сохраняют, благодаря чему здания вполне реально восстановить. К началу года полноценный "кандидат" на продажу по новой схеме у нас был один — бывшее отделение связи в агрогородке Журавичи Рогачевского района. Его и выставили на аукцион с начальной ценой продажи в базовую величину.

Для полноты картины руководитель фонда поднимает дело объекта-"первопроходца" общей площадью 240,6 квадратного метра. Сельское отделение связи законсервировали в 2009 году. Безуспешно продавали 11 раз. Пока при двенадцатой попытке не предложили в качестве будущего дома. К слову, претендент на покупку оказался всего один — жительница Журавичей. После первого аукционного шага — в 5 тысяч рублей — она и стала новой хозяйкой.

Адрес события

Наталия Гапонова, владелица дома — "отделения связи", на Рогачевщине человек известный. Десять лет назад вернулась в родные Журавичи из Подмосковья, куда уехали родители после чернобыльской катастрофы. С тех пор не просто прижилась, а стала первым в районе предпринимателем, занимающимся сбором молока у сельчан. До этого, к слову, сама держала пять коров, семь свиней и три десятка пчелиных ульев.


Увидеть я ожидала суровую крепкую даму, которую уже ничем не вышибешь из седла. Но из машины вышла смеющаяся 30–летняя барышня, припорошенная... стружкой:

— Вы извините меня за вид. Заканчиваем ремонт в магазине отца. Недавно вслед за мной перебрался из России в Журавичи. Прошлой осенью купил здесь с аукциона здание бывшего комбината бытового обслуживания — по остаточной стоимости. Тоже пустовало несколько лет. Сейчас готовимся к открытию промышленного магазина. Сами клеим, мажем, подгоняем. Здесь днюем и ночуем.

В будущий магазин заглядываем по ходу движения к дому–"отделению". Хозяин, Олег Викторович Коршунов, тоже приносит свои извинения за вид "без галстука" и старательно уклоняется от фотокамеры:

— Я видел это КБО работающим. Жаль, когда в центре деревни стоит такое здание и разрушается. Потихоньку запустим первый этаж, потом второй.

Но, несмотря на свалившиеся хлопоты, отец поддержал дочь в приобретении недвижимости. Говорит, постепенно и "отделение" восстановим... Пересекаем улицу. Вот и новое владение.

Мечты и реальность

Одноэтажное здание, потрепанное временем. Крыша местами провалилась. Полы прогнили. Честно, я в замешательстве: превратить эти стены в дом?! Сочувственно смотрю на молодую маму:

— Вам негде жить?

— Есть. В родительском доме. А этот, думаю, после реконструкции будем сдавать. У нас немаленький агрогородок. Бывший, к слову, райцентр. Есть люди, которые нуждаются в жилье. Да и командированные приезжают в деревню.

Кажется, Наталия в облаках не витает. Ей, видимо, все яснее ясного. Хотя, по сути, ей придется первой в стране пройти по этому пути. Но она уже знает, с чего начинать, — и чертит в блокнотике: решение исполкома, БТИ, проектно–сметная документация на реконструкцию... Прикидываю вслух:

— А на пути–то у вас явно не один кабинет. И потратить придется не один миллион рублей на документы да реконструкцию.

— Придется. На все про все у меня три года. По условиям договора должна вложиться в этот срок, иначе штрафные санкции. Однако есть желание и точка опоры — семья.

Бонус на старте

Тем временем в фонде "Гомельоблимущество" готовят на продажу по новой схеме очередные предложения. В банке данных — 40 социально–культурных объектов. Близки к аукциону около 20. Директор фонда Екатерина Зенкевич рекламирует их так, словно я — потенциальный покупатель:

— Поверьте, есть из чего выбрать. Бывшие библиотека, детский сад, Дом культуры, аптека, контора. Здания, конечно, разные. Но мы в основном подбирали небольшие, хорошо сохранившиеся. Их вполне можно вернуть к жизни.

Оцениваю предложения заинтересованным взглядом. Добрушский район, деревня Хорошевка, баня. На фотографии смотрится неплохо. Вот только площадь за 200 квадратных метров. Многовато для среднестатистической дачи. Зато экс–аптека на 70 "квадратов" в деревне Бывальки Лоевского района — очень даже для городского жителя. Собеседница подхватывает мысль:

— Этот вариант продажи недвижимости открывает несколько направлений. Первое — решение жилищных проблем сельчан. Новые дома строятся не везде. Второе — создание агроусадеб на базе таких объектов недвижимости. И третье — дачи. Сейчас эта тема на подъеме. До сезона еще далеко, а интернет и газеты уже полны объявлениями желающих горожан снять дома в деревне на лето. Причем, как показывает тенденция последних лет, спрос превышает предложение.

— Купить усадьбу за 100 тысяч рублей, конечно, заманчиво. Но это, прямо скажем, самое легкое. А еще надо оформить немало документов, потратить изрядную сумму и выполнить условия договора сделки...

— Совершенно верно. Поэтому мы всегда предупреждаем покупателей. Стартовая базовая величина продажи — это бонус. Свои возможности нужно взвешивать и просчитывать, даже когда покупаешь недвижимость по чисто символической цене. Штрафные санкции за неисполнение условий договора сегодня весомы — от 20 до 100 базовых величин. Если же имущество и после этого не будет использоваться, то его вернут в собственность государства... Ведь для чего все это предпринимается? Чтобы пустующие объекты реально могли найти рачительных хозяев, начали работать и приносить пользу.

Кстати

За последние пять лет в Гомельской области продано 567 государственных объектов за одну базовую величину для ведения предпринимательской деятельности. Из–за неисполнения условий купли–продажи 20 договоров расторгнуто.
-50%
-20%
-61%
-5%
-25%
-10%
-20%