Кошельки нараспашку


/ Фото: Евгений Ерчак,

Тонкие женские руки, а в них - мужской кошелек. Он больше не понадобится своему владельцу, теперь у него есть хозяйка. Это не просто аксессуар, это память, а в нем - тайна. Любви, жизни и смерти. Героиня сегодняшних "Кошельков нараспашку" - молодая мама Светлана Демидюк.


 
- Этот кошелек я подарила мужу три года назад на 23 февраля. Купила его в магазине в Кобрине, сама я родом из поселка Ореховского Кобринского района. Кошелек кожаный, и вместе с ним я брала еще портмоне для документов - это было дорого, но мне очень хотелось сделать мужу хороший подарок.
 
Вот такой он, женский кошелек...

А потом он лежал без надобности, и я решила его забрать. Подумала: у Саши всегда водились деньги, может, и у меня появятся?
 
- Появились?
 
- Да нет, денег не добавилось. Но я его недолго ношу, всего два месяца. А сейчас вышла из декрета, неделю назад приехала в Минск, вернулась на работу. Будем надеяться, что материальное положение улучшится, хотя здесь очень много трат. Квартиру, чтобы сэкономить, снимаю в Смолевичах, но только на ежедневную дорогу на маршрутке в Минск и обратно будет уходить около 600 тысяч в месяц, плюс квартплата - набегает прилично.

 
По традиции сначала считаем белорусские деньги - 1 миллион 949 тысяч 420 рублей.
 
- Нашим единственным доходом с Яной, это моя дочка, было детское пособие и пенсия на ребенка по потере кормильца. В сумме получалось около 2 миллионов 200 тысяч рублей. С 1 января пособие увеличили, но раз я вышла на работу, то половину его у меня уже заберут.
 
А так существовали на 2 миллиона в месяц. Как можно жить на эти деньги? Одним, без помощи, не выживешь - поэтому мы жили в Ореховском у родителей. За квартиру платить не нужно, мама держит хозяйство - кур, уток, свиней. Родственники мужа помогают, иначе нельзя.
 
Вынимаем 12 гривен.

 
 
- Наш поселок в 15 километрах от украинской границы, и почти все эти деньги остались с моей последней поездки в Украину, я там покупала МФУ - принтер, сканер и факс в одном устройстве. Там техника дешевле, а мне часто нужно отксерить или отсканировать какие-то документы, а в нашем колхозе это сделать просто нереально. В магазин зайдешь, уже и хотел бы потратить деньги - так ведь не на что. Моя бабушка живет в другой деревне, куда ходит автолавка, так мне кажется, там и то выбор больше.
 
Вот эта гривна - единичка - лежала у меня во всех кошельках с 2006 года. Она мне очень дорога: мы тогда с моей подругой и однокурсницей ездили отдыхать в Затоку, это около Одессы, и у меня осталась 1 гривна. Все монетки мы выбросили в море, чтобы вернуться, и этим летом действительно собирались с Сашей, Яной и нашими друзьями туда уехать в отпуск. Но не судьба.
 


Еще валюта в кошельке - 1 американский доллар.

- Он перекочевал из Сашиного кошелька в мой. Сначала он носил его, чтобы водились деньги, а теперь это делаю я.

 
 
Достаем две паспортные фотографии молодого мужчины.
 
- Это Саша, мой муж. Он родом из соседней деревни, а фотографировался в прошлом году, весной, за пару недель до своего тридцатилетия. Помню, мы познакомились на дискотеке, и уже через десять минут он подвел меня к своим друзьям и сказал: "Знакомьтесь, это моя будущая жена". Все посмеялись, и я тоже, но он шел к своей цели настойчиво. Говорил, что влюбился с первого взгляда, и сразу понял, с кем хочет связать свою жизнь.

 
Когда мы познакомились, он работал на Брестском кирпичном заводе, а я училась на третьем курсе в БГУ. Уже через три месяца он сделал мне предложение, но я тогда не согласилась: решила, что нужно доучиться. Мы поженились спустя три года. Нашей дочке Яне уже 2 года и 10 месяцев.
 
Сейчас Саша не с нами, 25 июня он погиб, попал в аварию вместе с друзьями.

 
Вынимаем из кармашка сложенный листок бумаги, исписанный женским почерком.
 
- После смерти мужа осталась битая машина, а вместе с ней куча проблем. Спустя полгода я вступила в наследство, и теперь хочу продать ее, но не могу по двум причинам. Во-первых, мне нужно разрешение органа опеки и попечительства Смолевичского райисполкома, мы с дочерью зарегистрированы в Смолевичах. Поэтому сейчас собираю документы, и на этом листочке они все перечислены.


 
Во-вторых, весь ужас этой ситуации в том, что машина стоит на учете в Кобринском ГАИ, и раз мы зарегистрированы в Смолевичах, нужно пригнать ее туда, поставить там на учет и снять с него в тот же день. Когда я узнала всю эту хитрую схему, то была, честно говоря, в шоке. Раз я наследница, какая разница, где машину снимать с учета? Мне уже кажется, что нам проще выписаться из Смолевичей и прописаться в Кобрине, чтобы не делать всех этих хитросплетений.

На обратной стороне листочка список: 1. Купить Бабу-Ягу и 2. Книга Корнея Чуковского.

 
- Баба-Яга - Янин любимый сказочный персонаж. Мы с ней обошли в Кобрине все магазины, но так и не нашли такую куклу, нужно еще поискать в Минске. Если не найду - придется заказать, может, кто-то сошьет тряпичную.
 
А сказки мы Яне с полутора лет читаем. Она уже в 1 год и 8 месяцев знала почти всю "Муху-цокотуху" наизусть, иногда сядет и рассказывает мне "Машу и медведей".

Она сейчас живет в Ореховском у мамы, а я здесь вся как на иголках, разрываюсь между тремя городами: Смолевичами, Минском и Кобрином, вот такой Бермудский треугольник. Пускай бы уже мне было бы сложнее, но лучше бы она была со мной, хочется самой кормить ее, укладывать спать, а она меня обнимет за шею, поцелует и скажет: "Все, мамочка, иди уже тоже спать".


- А что с детским садом в Смолевичах?
 
- Мы встали на него в очередь, когда ребенку был месяц. Прошло уже почти три года, и меня "обнадежили", что ближайшее время нам ничего не светит, даже с моим статусом матери-одиночки. Это как в анекдоте: встали на очередь в детский сад - а пришла повестка из армии.
 
Мне сказали, может быть, в сентябре можно будет отдать ее в детсад в какой-нибудь деревне, но как я буду ее туда отвозить? Это тоже не вариант.

 
Вынимаем несколько снимков зубов.
 
- После аварии у меня на нервной почве начались проблемы с зубами, и я осенью за них серьезно взялась. Решила не экономить и лечила в платной клинике в Кобрине. У меня когда-то был неприятный опыт с государственной Кобринской стоматологией, где лечили 20 минут и через 3 недели пломба выпала, и десна воспалилась. Лучше заплатить и получить нормальные услуги: бесплатный сыр бывает в мышеловке и то для второй мышки.

 
На очереди две банковские карточки.
  
- Одна зарплатная, другая - пенсия. Ими я пользуюсь один раз в начале месяца, снимаю 2 миллиона, пенсия и пособие, сразу, делить там на несколько частей нечего.

 
Обнаруживаем семь дисконтных карточек.
 
- Сейчас покажу тебе местный кобринский дисконт, это такой смех. Вот бумажка, похожа на незаконные дензнаки, распечатанные на принтере - это скидка в 10 тысяч рублей. Это магазинчик, который торгует носками и колготками: покупаешь на сумму от 100 тысяч рублей - и тебе дают вот такой талон.
 
Есть карточка со скидкой 5% из сети ювелирных магазинов - муж дарил мне кольцо. Серьги, которые сейчас на мне, кстати, тоже его подарок, он вообще не жадный был.


 
Дисконтную карточку из парфюмерного магазина тоже ему дали - он покупал мне дорогие французские духи на 25 лет. Там всего 7 миллилитров, но они стоили около 100 долларов. Они настолько мне дороги, что я ими почти не пользовалась. Он рассказывал: "Я в грязной одежде, только со стройки, захожу весь такой устрашающий в этот дорогущий магазин и выбираю духи. А продавщицы стоят и смотрят на меня, раскрыв рты".
 


Говорим о чеке из обувного магазина на сумму 254 тысячи рублей.

- Не поверишь - покупала детские валенки, причем они еще относительно дешевые. "Шаговита", прорезиненная подошва, отделанные мехом - такие же "Котофей" стоят 400-500 тысяч. Вообще, цены на детскую одежду и обувь - это из мира фантастики. Недавно малой покупала куртку кобринской фирмы "Лона" - 400 тысяч, и это тоже дешево, потому что пуховики детские висят по 800-900 тысяч. Покупаю себе колготки за 40 тысяч и ей за столько же.

 
 
Хорошо еще, что она у меня в этом плане не требовательная: не просит в магазине купить то, купить это. Хотя она всегда очень рада не сладостям, а детской косметике - помада, тени, лак для ногтей.


 
Следующий предмет, который появляется из кошелька, - карточка соцстрахования.
 
- Карточка соцстрахования появилась у меня в 18 лет после первого курса, когда я подрабатывала в местной колхозной столовой. Там работала тогда моя мама, но она сломала палец, и ее некому было заменить - вот я и пошла на ее место. Стругала капусту на борщ, чистила картошку, а потом за эти деньги купила первый в своей жизни мобильный телефон - как сейчас помню, это был "Сименс А53".

 
Вынимаем из специального отделения синий белорусский паспорт.
 
- У меня привычка его с собой носить. Было еще водительское удостоверение, но я вытащила: если потеряю - пусть хоть что-то останется. Кстати, этот паспорт я уже теряла. Летом была задуренная голова всеми событиями, я ехала в Кобрин оформлять документы и выронила его где-то. Неделю ждала, думала, может, отыщется, а потом поехала в Минск писать заявление об утере. Подъезжаю, и звонит мама: "Возвращайся, твой паспорт нашелся. А его, представляешь, бросили нам в почтовый ящик".
 
 
 
Выкладываем на стол проездной на метро, жетончик, два билета на городской автобус в Кобрине и фирменную визитку такси.
 
- Из Смолевичей на маршрутке я доезжаю до Уручья и там прыгаю в метро, поэтому мне нужен проездной. А на такси я не езжу, но один раз пришлось. Я в тот день допоздна засиделась в стоматологической поликлинике, пошел сильный дождь, транспорта уже не было, и вариантов тоже не оставалось. Поехала в Ореховский на такси, хотя это были бешеные деньги.
 


Достаем билет на маршрутку из Минска в Кобрин.
 
- Я решила, что буду ездить к Яне каждые выходные. Можно, конечно, на поезде, так было бы дешевле, но до Кобрина нужно ехать с пересадкой в Жабинке, потом на городском автобусе на автовокзал, а оттуда - еще 40 километров до Ореховского. А деревенский транспорт ходит плохо, самый последний автобус на 20.10 по будням отменили, поэтому вечером часто приходится добираться попуткой. День или ночь - нет разницы, стоишь и машешь рукой, если никто из знакомых до ближайших деревень не едет. Бывает, сразу подбирают, а иногда приходится идти по пять километров.

Еще один листочек из кошелька - карта прививок.
 
- Можешь убедиться - прививка против столбняка у меня сделана. Это я заводила карточку в Смолевичской поликлинике.

 
Выкладываем на стол шесть иконок.
 
- Мне бабушка с детства говорила: нужно верить в Бога и просить его о помощи. Я верю, Саша верил, мы Яну в три недели окрестили. Потом с ней старались каждые выходные ходить к причастию: хотя бы на 10 минут забежать и поставить свечку.
Две из этих иконок всегда лежали в Сашином кошельке, а одной уже больше десяти лет - мне ее подарила моя репетитор по английскому языку перед поступлением. Она сама уехала за границу, а вот память о ней осталась.
 
После аварии я стала больше читать православной литературы и даже всегда ношу с собой "Молитвослов". Нет, я не стала фанатичной верующей, просто теперь молюсь и понимаю, что и меня в один момент может не стать. Живешь и не знаешь, будешь ли ты завтра, поэтому нужно разумно проживать каждый отмеренный нам день.


 
Больше "Кошельков нараспашку" >>>
Нужные услуги в нужный момент
-37%
-60%
-14%
-35%
-30%
-25%
-20%
-10%
-10%