Кошельки нараспашку


/ Фото: Евгений Ерчак,

Вокруг нас - сама мода. Мы сидим в окружении манекенов, ножниц, рулонов ткани и дизайнерской одежды. Но героя сегодняшних "Кошельков" можно определить всего лишь по одному аксессуару - клатчу в виде боксерской перчатки с головой медвежонка. Это визитная карточка белорусского дизайнера-модельера, чьи эксклюзивные вещи есть у футболистов "Арсенала", певицы Ферджи и балерины Анастасии Волочковой. Мы раскрываем нараспашку кошелек Ивана Айплатова.



- Несколько лет назад мне его подарила Полина Смолова, когда мы только начинали сотрудничать. Это был мой день рождения или 23 февраля, не помню уже. Вот такая у него история. Он очень удобный, спортивный, здесь есть полезный кармашек на молнии, куда можно прятать всякие мелкие вещицы.


По традиции первыми вынимаем деньги и считаем их - 270 тысяч 200 белорусских рублей.
 
- Это средняя сумма, которая всегда есть в кошельке. Много денег с собой никогда не ношу, эта привычка осталась еще с детства: сам я родом из Йошкар-Олы, это Средняя Волга - в советское время один из самых криминальных регионов России, где любая крупная сумма могла пропасть в считанные секунды. Поэтому обычно в кошельке лежат деньги, которые тратятся в ближайшее время в магазине. Впрок продукты мы обычно не покупаем, в плане еды живем больше одним днем, поэтому за покупками ходим несколько раз в неделю - я, жена и дети.
 
Достаем из кошелька три американских купюры по сто долларов каждая.


 
- Они лежат на всякий случай, на расходы по студии, например. Можно, конечно, перевести эти деньги в рублевый белорусский эквивалент и носить 2,5 миллиона, но это слишком много купюр. Кошелек будет раздутый, а я не люблю объемные вещи в карманах: пусть будет лучше одна крупная бумажка, чем куча мелких.


Оставляем в покое деньги и начинаем по очереди вынимать из кармашков нефинансовые предметы. Беру в руки визитку председателя Федерации бокса Беларуси Дмитрия Тихомолова.
 
- Я сам иногда боксирую, хотя с точки зрения профессиональных боксеров, наверное, просто околачиваю грушу. Но мне нравится этот спорт и я уверен, что чемпионат Европы по боксу, который пройдет в этом году в Минске, не менее значимое событие для Беларуси, чем чемпионат мира по хоккею. Мне как дизайнеру очень хотелось бы, чтобы это мероприятие было хорошо оформлено, и мне есть что предложить нашим спортсменам в плане одежды. На эту тему я сейчас веду переговоры с Федерацией бокса.


 
Пару лет назад я делал коллекцию повседневной одежды для людей, которые занимаются боевыми видами искусства - бокс, кикбоксинг, айкидо, самбо и так далее. Вместе с этой коллекцией и появился клатч в виде медведя - боксерской перчатки - эта тема мне близка.
 
- Это известный факт, что вы одевали группу "Ляпис Трубецкой", "Леприконсов", белорусских КВНщиков. У кого еще из знаменитостей, в том числе спортсменов, есть вещи от Ивана Айплатова?



- Когда я начинал работать, мне нравилось вписывать в портфолио известные имена, в чьих гардеробах есть моя одежда, сейчас это уже не столь интересно. Но вы спрашиваете - я отвечаю. Если искрить именами, то, например, ремень из моей коллекции подарили певице и дизайнеру Ферджи. Знаю, что в питерском бутике мою одежду покупала Анастасия Волочкова. В те времена, когда я делал эпатажные вещи под своим брендом и продавал их только в Москве, их приобретали многие из российского шоу-бизнеса, Илья Лагутенко, например. Сотрудничал с группой "Браво", Эвелиной Бледанс, которая участвовала в моих показах. Из спортсменов это Александр Глеб, который даже дарил мои майки футболистам "Арсенала".


 
Говорим о визитке с надписью Felicity.
 
- Это масс-маркет бренд, который я недавно создал в сотрудничестве с компанией Nicole & Nicole. Задача была сделать белорусский массовый бренд, максимально доступный, в ценовом сегменте ZARA и MANGO. Это женская одежда, первая коллекция уже есть, она была показана на Белорусской неделе моды. Сейчас, чтобы раскрутить этот бренд, идет работа по франчайзингу, ведутся переговоры с зарубежными партнерами.
 
- Иван, на ваш профессиональный взгляд, как одеваются белорусские девушки?



- Наши девушки покупают те же бренды, что и в других европейских городах, соответственно, белоруски одеваются так же, как и девушки во всей Европе. Есть одно отличие, но оно характерно для женщин всего постсоветского пространства: наши дамы более агрессивны в плане одежды и образа. Я называю это борьбой за выживание: высокие каблуки, яркий макияж, стремление к эпатажности - они хотят быть замеченными.
 
Но я как мужчина голосую за высокие каблуки и яркие образы, мне менее близки туфли на низком ходу. Меня расстраивает безразличие к своему внешнему виду и пошлость в одежде, хотя как сказал Пушкин: "Пошлое - это когда пошло в народ".
 
Но, например, я жутко не люблю ботфорты. Конечно, ботфорты ботфортам рознь, но в большинстве случаев то, что я вижу на наших девушках, мне не нравится совершенно. Я не люблю, когда не соблюдается дресс-код: наши женщины запросто могут прийти в офис или спуститься к завтраку на курорте в вечерней одежде. Но я связываю это с историей Советского Союза: самое лучшее было уничтожено, а взяться вкусу было практически неоткуда, поэтому в нас еще живет безвкусица. Но, к счастью, наши люди ходят в кино, театр, галереи, интересуются искусством, и это понемногу исправляет ситуацию.


 
- А если отойти от простых белорусок и проанализировать наших знаменитостей?

- Мне нравится, когда в человеке есть гармония душевного состояния и внешнего образа. Яркий пример - Сергей Михалок, в нем нет диссонанса. А если говорить о нашей белорусской поп-культуре, то диссонанс присутствует постоянно. Я часто спрашиваю у наших исполнителей: почему ты слушаешь фанк, а поешь какую-то ерунду? Кого ты хочешь обмануть? И тут начинаются оправдания: у нас нет хороших авторов, или это и так пипл схавает - но ведь это нечестно. Причем я абсолютно уверен, что когда ты делаешь то, что тебе нравится, это дает гораздо большие дивиденды.
 


Еще одна визитка в моих руках - Ивана Айплатова.
 
- Сам я очень потребительски отношусь к одежде, мне не нравится ряженная история, когда нужно для кого-то одеваться. Как-то лет десять назад я сказал своему приятелю, что уже не хочется никому нравиться. Я не ищу известные марки и не гоняюсь за ними, мне нужны простые по дизайну, лаконичные и качественные вещи, поэтому я ношу свои и одеваюсь от Ивана Айплатова.
 
Сейчас большую часть своего времени я занимаюсь творческим проектом, который связан не с одеждой, а больше с интерьерными аксессуарами. Но марка "Иван Айплатов" представлена в минских бутиках, причем моя одежда достаточно доступна, в рамках зарплат среднестатистического офисного менеджера. К тому же, если человек чего-то очень захочет, он не будет особенно прицениваться - вспомните, в советское время люди покупали джинсы за 120 рублей при зарплате 100 рублей.


 
Следующий предмет, который появляется на рабочем столе Ивана рядом с кошельком, - старинная екатерининская медная монета 1785 года.
 
- Этот екатерининский "пятачок" я нашел в детстве во дворе своего дома, и с тех пор он лежит во всех моих бумажниках. Мы жили в бывшем общежитии женского монастыря, а сам двор был на месте монастырского кладбища. Помню, когда случались проблемы с водопроводом, приезжал экскаватор и постоянно выкапывал гробы - это яркое воспоминание детства. Мы, мальчишки, часто находили там старинные вещи, которые потом лежали на чердаке - такая вот древность, испорченная советской историей. Духовность уничтожалась и подменялась другими ценностями.


 
- А как насчет духовности в моде?

- Мода - это бизнес, и она играет скорее по правилам темной стороны, чем светлой. Ее задача - заставить людей гнаться за образами, стилем, загонять человека в рамки. Это подмена ценностей. Сегодня стандарт женской красоты привязали к модельному стандарту, который нужен для подиума. Но подиум - это как сцена, там все должно быть увеличено: свет, фактура, рост, чтобы была смотрибельность. Например, если приехать в Париж на показ, то там все манекенщицы будут одинаковых параметров. 
 
Мои дети спокойно относятся к индустрии моды, они не выходят на подиум, не снимаются. Я видел, к чему могут привести родительские амбиции, мне это не нужно. В Америке есть передача про сумасшедших мамаш, которые наряжают своих дочек, красят, мажут их и превращают девочек в престарелых барби. У этих несчастных детей даже медали есть, как у собак с выставок.


 
Выкладываем на стол чешскую и литовскую монетки.
 
- Они остались после командировок. В последнее время часто езжу в Париж - там проходит одна из самых крупных выставок в мире индустрии моды Premiere vision, куда съезжается весь модный и промышленный мир. Там заключаются контракты с текстильными компаниями и показывают тенденции, которые появляются за два года до начала сезона. Обычно модельеры и дизайнеры так и работают - сегодня у меня, например, уже есть наброски на коллекцию весны 2014 года.



Приятно встречать за границей наших успешных белорусских манекенщиц. Беларусь вообще может гордиться своими красавицами. Например, Марина Линчук, которая участвовала в показах Victoria’s Secret fashion show и входит в десятку лучших моделей мира - с ней мне тоже приходилось работать. Из студии Сергея Нагорного вышло много девушек, которые потом украшали обложки лучших журналов мод.

А моя самая любимая белорусская модель - Анна Молибога, она сейчас живет и работает в Италии.


 
Последний предмет из кармашка на замочке - сим-карта.
 
- Она тоже нужна для загранкомандировок, это российская сим-карта МТС.
 
Вынимаем целую кипу пластиковых карточек.


 
- Из них только одна банковская - зарплатная карточка, остальные дисконтные. Много пользуюсь карточкой "Трейд-Модус", это российская компания, которая продает натуральную кожу, дубленочный материал и меха. Мех и кожа - не постоянный материал, с которым я работаю, но они мне нравятся.
 
Есть дисконтки из сети ресторанов, магазинов парфюмерии - покупаю крема, духи себе, жене и дочке, из магазина одежды для экстремальных видов спорта - я катаюсь на сноуборде, поэтому иногда делаю там покупки.
 
Но больше всего пользуюсь карточкой Mothercare - это легко объясняется: у меня трое детей.


 
- Для них вы не шьете одежду?

- Любое движение в моде должно быть профессиональным. Если шить одежду для детей - нужно создавать бренд и заниматься им. А это дорогое удовольствие, речь идет о сотнях тысячах долларов. ZARA, Nike, Милавица - это бренды, и их капитализация прыгает далеко за те суммы, о которых мы сейчас с вами говорим. Нельзя начать что-то шить на кухне и объявить себя при этом брендом. Поэтому я предпочитаю покупать одежду для детей.
 
- Но ведь Ivan Aiplatov - это бренд?

- Да, но это не масс-маркет. Это творческий, дизайнерский бренд.





ТОП-5 самых популярных "Кошельков нараспашку":

1. "Кошельки нараспашку". Танцовщица стриптиза: Белорусы закладывают в трусики 50-100 тысяч
     
 
2. "Кошельки нараспашку". Лидия Ермошина: Я еще испеку торт "Кутузов" в знак победы на выборах
3. "Кошельки нараспашку". Минский бездомный: Я зарабатывал по 5 тысяч долларов и мог жить, как король
4. "Кошельки нараспашку". Одинокая мать с ребенком: Через 10 минут он сказал друзьям: "Знакомьтесь, это моя будущая жена"
5. "Кошельки нараспашку". Гендиректор Атлант-М: 750 евро в кошельке - это на всякий случай.

Больше "Кошельков нараспашку" >>> 
Нужные услуги в нужный момент
-20%
-20%
-10%
-40%
-10%
-10%
-20%
-20%
-15%