108 дней за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. BYPOL выпустил отчет о применении оружия силовиками. Изучили его и рассказываем основное
  2. «Ушло вдвое больше дров». Дорого ли выращивать тюльпаны и как к 8 марта изменились цены на цветы
  3. Изучаем весенний автоконфискат. Ищем посвежее, получше и сравниваем с ценами на рынке
  4. На 1000 мужчин приходится 1163 женщины. Что о белорусках рассказали в Белстате
  5. Россия анонсировала в марте совместные с Беларусью учения. В том числе — под Осиповичами
  6. Первый энергоблок БелАЭС включен в сеть
  7. Я живу в Абрамово. Как неперспективная пущанская деревня на пару жителей стала «модной» — и передумала умирать
  8. На овсянке и честном слове. История Марины, которая пришла в зал в 33 — и попала в мировой топ пауэрлифтинга
  9. Стачка — за разрыв договора, профсоюзы — против. Что сейчас происходит вокруг «Беларуськалия» и Yara
  10. Как заботиться о сердце после ковида и сколько фруктов нужно в день? Все про здоровье за неделю
  11. Минздрав опубликовал свежую статистику по коронавирусу: снова 9 умерших
  12. «Белорусы готовы работать с рассвета до заката». Айтишницы — о работе и гендерных вопросах
  13. Кто стоит за BYPOL — инициативой, которая публикует громкие расследования и телефонные сливы
  14. «Хлеба купить не могу». Работники колхоза говорят, что они еще не получили зарплату за декабрь
  15. Суды над студентами и «Я — политзаключенная». Что происходило в Беларуси и за ее пределами 7 марта
  16. «Очень сожалею, что я тренируюсь не на «Аисте». Посмотрели, на каких велосипедах ездит семья Лукашенко
  17. Минское «Динамо» в третий раз проиграло питерскому СКА в Кубке Гагарина
  18. «Танцуем, а мое лицо прямо напротив ее груди». История семьи, где жена выше мужа (намного!)
  19. Студентка из Франции снимала Минск в 1978-м. Показываем фото спустя 40 лет
  20. Что критики пишут о фильме про белорусский протест, показанном на кинофестивале в Берлине?
  21. «Молодежь берет упаковками». Покупатели и продавцы — о букетах с тюльпанами к 8 Марта
  22. «Прошло минут 30, и началось маски-шоу». Задержанные на студенческом мероприятии о том, как это было
  23. «Кошмар любого организатора». Большой фестиваль современного искусства отменили за сутки до начала
  24. «Можно понять масштаб бедствия». Гендиректор «Белавиа» — про новые и старые направления и цены на билеты
  25. Оловянное войско. Как учитель из Гродно преподает школьникам историю с солдатиками и солидами
  26. Где поесть утром? Фудблогеры советуют самые красивые завтраки в городе
  27. Еще 68,9 млн долларов. Минфин в феврале продолжил наращивать внутренний валютный долг
  28. Автозадачка с подвохом. Разберетесь ли вы в правилах остановки и стоянки на автомагистралях?
  29. «Если вернуться, я бы ее не отговаривал от «Весны». Разговор с мужем волонтера Рабковой. Ей грозит 12 лет тюрьмы
  30. На ЧМ эту биатлонистку хейтили и отправляли домой, а вчера она затащила белорусок на пьедестал
реклама


Мария КУЧЕРОВА,

Фото с сайта joyreactor.cc
Фото с сайта joyreactor.cc
"Выгодно быть безработным". Согласитесь, звучит как курьез. Хотя такие курьезы действительно встречаются. При том, что количество вакансий превышает в разы количество безработных, некоторые предпочитают сидеть сложа руки, получая социальные выплаты. Семейные обстоятельства мешают, неудобный график, здоровье расшатано, время неподходящее... В жизни не всегда удается держаться на плаву. Для этого и существуют социальные гарантии, льготы, пособия, адресная материальная помощь. Однако для некоторых эти выплаты, призванные лишь поддержать в трудную минуту, становятся единственным источником для существования. И кое–кто готов даже петь песню вечного сироты, надолго зачисляя себя в категорию "малоимущих и социально незащищенных".

"Имею право!"

...Минчанину Ивану Федоровичу 45 лет. За последние 10 лет в общей сложности работал он максимум год. Был сторожем, столяром–плотником, рабочим по комплексному обслуживанию. Его энтузиазма не хватало даже на три месяца — увольняли за прогул. В то же время только в прошлом году он обращался за адресной помощью трижды! Первый раз — в мае, когда его среднемесячный доход составил всего 9,5 тысячи рублей. И ему назначили пособие на один месяц — 733 тысячи. Через месяц он опять писал заявление на помощь, одновременно жалуясь на несправедливое решение комиссии, которая может назначить пособие сразу на полгода. А что? Иван Федорович уверен, что имеет право: его доходы очевидно ниже прожиточного минимума, и трудовое законодательство не нарушал: честно рассматривал все предложения службы занятости, но вот работодатели, увы, отказывали...

Другой житель столицы, 46 лет, под два метра ростом, в полном расцвете сил, работал за всю свою жизнь 9,5 года, причем 5 из них — это обучение в вузе... Периодически он становится на учет в службу занятости, но подобрать ему работу невозможно. Либо не является на собеседование, либо ему отказывают с формулировкой "несогласие трудового коллектива", либо сам дает от ворот поворот, ссылаясь на неважное здоровье. Ведь приносит такие медицинские справки, что специалисты диву даются. Ему противопоказана работа на высоте от метра, в ночные смены, в неблагоприятных условиях, с подъемом тяжестей. Нужна только вне воды, огня, токсичных веществ... Фактически и предложить–то нечего! Дважды проходил профподготовку, причем с последнего места учебы был с шумом отчислен за нетрезвый вид и еще остался должен службе занятости за свое проваленное обучение. Трудоустроить его удалось лишь однажды, и то через пять месяцев был уволен за прогулы. Последние три года регулярно обращается за адресной помощью. Удобная позиция, особенно для должника по алиментам. Что с него взять?

В каждом регионе таких "бедных–несчастных" хватает. Причем они сами о себе везде заявляют, начиная жаловаться: все нарушают закон, все им должны, все кругом виноваты. А когда с жалобой начинают разбираться, тут–то и выясняется...

— Вот передо мной лежит обращение одного такого гражданина, который не согласен с размером адресной социальной помощи, — показывает внушительного размера переписку с жителем деревни Гомельского района начальник отдела развития и координации социальной помощи и социального обслуживания Министерства труда и соцзащиты Татьяна Федорова. — В прошлом феврале он получил единовременную помощь 1,15 млн. рублей, а в мае — ежемесячное пособие в сумме 336 тысяч. И уже дважды обжаловал в суде решение комиссии, настаивая на том, что помощь маленькая. Но поскольку размер рассчитывается исходя из его среднемесячного дохода, то в жалобе было отказано. При этом, требуя всяческой материальной поддержки, он отказывается от работы. Его переобучили, трудоустроили — уволился через четыре месяца и снова зарегистрировался в службе занятости. Ему предлагали более десяти направлений на работу — бригадиром, начальником комплекса, инженером, заведующим машинным двором, оператором котельной на разных предприятиях. Он все отвергал, при этом никаких усилий, чтобы самостоятельно решить вопрос с трудоустройством, не прикладывал.

Другая жалоба — от одинокой мамы 36 лет из Мозыря, которой назначили адресную помощь только на месяц с формулировкой "недостаточно предпринимает усилий для улучшения своего материального положения". Поскольку адресную помощь получает шесть лет, с момента рождения дочери. Ребенок уже в первый класс идет, а мама до сих пор не определилась с выбором. По профессии, кстати, повар. В базе вакансий — море предложений. И если сегодня зарегистрированный в службе занятости безработный имеет право, не объясняя причин, отказаться от работы дважды, после чего его могут снять с учета, то эта одинокая мама за последние два года отвергла 40 (!) вакансий. То режим не устраивает, то удаленность от места жительства, то еще что–то.

Социальный контракт

В центрах занятости специалисты лишь разводят руками: мол, наша же цель — помочь, а не припереть к стенке и устроить на любую работу. С другой стороны, если семье действительно трудно приходится, может быть, следует снизить планку своих требований и браться за то, что есть, параллельно ища место с лучшими условиями, большей зарплатой?

В Минтруда, сталкиваясь с подобными ситуациями, подчас абсурдными, заговорили о "социальном контракте". Мол, нужно не просто формально давать деньги, а выработать по отношению к каждому трудоспособному получателю помощи некий план действий, как ему выйти из затруднительного положения.

Татьяна Федорова посвящает в детали:

— Суть социального контракта в том, что безработный берет на себя обязательства и мы берем со своей стороны. И назначаются конкретные должностные лица, которые будут помогать получателю адресной помощи: зарегистрировать ИП или пройти медкомиссию, разработать бизнес–план или оформить субсидию, пройти переобучение и т.д. Он выполняет — и мы выполняем. Не выполняет без объективных на то причин? Тогда, извините, комиссия вправе в следующий раз отказать в пособии. Сейчас нет возможности совсем отклонить просьбу в помощи, можно лишь назначить ее на минимальный период — месяц–два. Конечно, человек может обращаться до тех пор, пока не выберет шесть месяцев в году (максимум, сколько можно получать адресную помощь). Но размер пособия каждый раз будет уменьшаться... На это–то в основном и жалуются.

Вообще, понятие "жизненные трудности" у каждого свое. Одна мама–одиночка крутится на двух работах и не имеет права на адресную помощь, так как ее зарплата всего на пару сотен рублей превысила порог нуждаемости. А многодетный отец получает лишь пособие по уходу за соседом–инвалидом. Его жена — получатель детских пособий. И они, естественно, ежегодно обращаются за адресной помощью. Не помочь — невозможно. Но, видимо, кормильца семьи такое положение дел устраивает?

Фильтр для Ганса

Конечно, законодательством установлены определенные фильтры, которые не дают возможности получить пособия тем, кто не работает и не пытается. Но, как говорят, голь на выдумки хитра... Можно ведь просто зарегистрироваться в службе занятости, честно простоять там три месяца, дождаться пособия и сняться с учета. Ведь цели трудоустраиваться нет! И нынче специалисты задумались о том, чтобы ввести еще один фильтр. Например, хотите получить право на пособие? Тогда нужно быть занятым хотя бы шесть месяцев в течение года, предшествующего обращению за помощью. Чтобы, устроившись грузчиком, новоиспеченный работник на следующий же день не приходил за пособием, хотя в течение 11 месяцев до того пальцем о палец не ударил.

Как говорит Татьяна Федорова, иной раз эти дополнительные нормы вынуждают принимать сами жалобщики:

— Например, раньше не было особых ограничений для получения единовременного пособия. Если человек в трудной жизненной ситуации, имеет доход ниже критериев, ему помогают. И у нас был безработный лет 30, который на учете не стоял и жаловался во все инстанции на то, что ему отказали в единовременной помощи, которую он получал, но просил снова и снова. Переписка с ним стала толчком к тому, что нужно ужесточать требования.

Увы, проблема эта не нова и не только нашего государства. В развитых странах, где на социальное пособие можно сносно существовать годами, встречаются поразительные персонажи. Чего стоит хотя бы 56–летний австрийский хронический безработный Ганс Урл, который в прошлом году, после того как медкомиссия признала его годным к труду, желая и дальше жить на выплаты, отпилил себе ногу выше лодыжки и бросил ее в духовку, чтобы врачи не пришили обратно! Можно ли помочь такому Гансу или нашему Ивану Федоровичу, если они сами ничего не хотят менять в своей жизни?

Кстати

В университете Нанси как–то изучали поведение шести крыс, помещенных в клетку. Чтобы добраться до кормушки с пищей, им нужно было переплыть бассейн. Вскоре крысы распределили между собой роли: два эксплуатируемых пловца, два эксплуататора, один независимый пловец, который сам добывал и ни с кем не делился, и шестой, который не плавал, ни у кого не отбирал, а подъедал за всеми крошки. Такая же социальная структура сложилась и в 20 других клетках с новыми крысами. И даже когда шесть эксплуататоров посадили в одну клетку, то после ночной драки они в конце концов образовали точно такую же социальную схему.
-10%
-20%
-10%
-10%
-8%
-25%
-20%
-5%
-20%
-10%