Личный счет


Ирина МЕНДЕЛЕВА, Виолетта ДРАЛЮК, Юлия ВАСИЛИШИНА,

Вода течет сквозь пальцы

Вас интересует, какие траты закладываются в цену кубометра воды, киловатта электроэнергии, гигокалории тепла? Меня, признаюсь, очень. Решила изучить этот вопрос на примере одной позиции — воды.
 

Цена кубометра воды для юридических лиц в Могилеве — 8.975 рублей. Таких потребителей, известно, никто не субсидирует, скорее, наоборот. В "Горводоканале" утверждают: это не так дорого. К примеру, в Белыничах платят за куб 18.009 рублей, а в Могилевском районе — 19.226. Все зависит от так называемого перекрестного субсидирования — от количества предприятий в городе. Чем их больше — тем дешевле куб. И все же как формируются цены? Начальник планово–экономического отдела могилевского "Горводоканала" Валентина Пусикова рассказывает: предприятие–монополист определяет тарифы для юридических лиц строго в соответствии с нормативно–правовыми документами. Положения, решения, инструкции — перечень впечатляет. Но... рассчитывают–то цены на месте.

В калькуляцию закладывается стоимость материалов, топлива, электроэнергии. Водоснабжение в Могилеве энергоемкое. Вода подается из скважин, работают насосы, 34 процента издержек приходится на электричество. Следующая статья затрат — зарплата персонала с начислениями. Среднемесячные заработки немалого коллектива — здесь работают около 1.200 человек — в прошлом году составили 3 миллиона 772 тысячи рублей. А в январе 2013–го средняя зарплата перевалила уже за пять миллионов. По стране этот показатель — скромнее.

А вот еще одна статья расходов — услуги сторонних организаций. К примеру, объединения "Охрана", сотрудник которой дежурит на вахте. Но самый интересный пункт, на мой взгляд, — нормативный процент утечек. Этот показатель также утверждается горисполкомом. Для Могилева он составляет 26,7 процента. Что под ним понимать? В производственном отделе "Горводоканала" мне объяснили: сюда включены все непредвиденные расходы воды. Такие, например, как воровство, незаконная врезка в водопровод, недостаточная чувствительность приборов учета. Ничего себе! Получается, что я, помимо своей потребленной воды, должна оплачивать еще и кем–то украденную. Но почему? По–моему, борьба с ворами должна быть заботой "Горводоканала", а не рядовых потребителей. А коль не смогло предприятие уберечь ценный ресурс от расхитительства, пусть компенсирует потери из зарплат своих работников. Так, видимо, будет честнее. И почему, извините, на меня вешают недоработки тех, кто конструирует счетчики? Местные инженеры жалуются, что приборы учета не позволяют подсчитать каждую каплю, упавшую из текущего крана. Причем грешат этим якобы даже самые "навороченные" счетчики иностранных компаний. В "Горводоканале" уверяют: за рубежом утечки воды также не менее 19-20 процентов. Верю на слово. Хоть не безоговорочно. В Европе в отличие от нашей страны потребляют воду из поверхностных источников, так как подземных почти не осталось. А поверхностные источники — удовольствие дорогое: вода требует глубокой очистки, затраты на которую гораздо выше, чем у нас. И мне даже предположить трудно, что педантичный немец будет лить почем зря дорогую воду или позволит ее воровать несознательным согражданам. К тому же их 20 процентов. Это все же не наши 27. Да и вообще, почему мы так любим ссылаться на чужой опыт, когда требуется оправдать собственные недоработки?..

Справедливости ради скажу, что над сокращением затрат в "Горводоканале" все же задумываются. Жизнь заставляет. Взять такую проблему, как уличные колонки. Еще недавно любой желающий мог помыть с их помощью машину, сборщики стеклотары споласкивали ее здесь перед походом в приемный пункт. Теперь вентили–ручки сделали съемными, их отдают на хранение жителям расположенных рядом домов. Кстати, в последние годы на предприятие повесили несвойственные ему функции. Передали на баланс городские бани, которые, как известно, убыточны. Издержки приходится покрывать водоснабжением. Взвалили обслуживание всех инженерных сетей Ленинского района города. Только в прошлом году убытки от этих работ составили около 7 миллиардов рублей. А недавно передали еще и базу отдыха, нуждающуюся в ремонте...

Главное, тяжкое бремя затрат легло и на промышленные предприятия. Завышенные тарифы на воду, как известно, удорожают продукцию, снижают ее конкурентоспособность. И чего в такой ситуации больше — плюсов или минусов? Вопрос, очевидно, требует детальных экономических расчетов. Сегодня рентабельность могилевского "Горводоканала" вроде не заоблачна: 10 процентов приносят услуги бюджетным организациям, 30 — остальным потребителям. Но даже мне, неспециалисту в вопросах ценообразования, понятно: резервы для сокращения расходов есть, и их надо использовать.
 
Считайте киловатты не отходя от кассы

Итак, пришло время платить за электроэнергию по новой, дифференцированной системе, где тариф напрямую зависит от количества нагоревшего. Для квартир с электроплитами — по льготной цене отводится 250 кВт.ч, с газовыми — 150 кВт.ч, остальное — подороже. Но тех, кто привык платить по счетам в инфокиоске, новшество озадачило — привычная опция исчезла! И никакой информации по этому поводу автомат не выдает. Может быть, изменилось что–то и при оплате в самом банке? Выяснить, готовы ли платежные системы к нововведениям, корреспонденты "СБ" отправились в ближайшее отделение.

"Хотим заплатить за свет, 300 кВт.ч". В ответ операционистка спрашивает номер лицевого счета, и... на этом все. Называет сумму, печатает квитанцию. По сути, сложностей никаких, все, как и раньше. А вот в квитанции появились новые строчки: расход первых 150 кВт.ч идет по 382,4 рубля (за 1 кВт.ч), а тех, что свыше, — по 497,12 (речь о квартире с газовой плитой). В целом свет за предыдущий месяц обошелся в 131.950 рублей. Как известно, с 1 февраля тарифы стали не только дифференцированными — они выросли. В январе то же количество электроэнергии обходилось по единому тарифу 323 руб. за 1 кВт.ч в 96.900 рублей.

Тут же, в банке, проясняется и незадача с инфокиосками — на тех, которые расположены внутри отделения, наклеены листки с текстом: "С 1 марта платежи за электроэнергию в системах дистанционного банковского обслуживания (инфокиоски, интернет–банкинг, сервис ТВ–банкинг) можно будет осуществлять только через систему АИС "Расчет". Жаль, что этой информацией не снабдили все инфокиоски, ведь найти алгоритм самостоятельно практически невозможно! Нам его объяснила консультант. Последовательность действий такая. Находим строчку "Расчет", игнорируем надпись о вводе ЕРИП и жмем "Далее". Выбираем из списка свой город, а затем последовательно графы "Коммунальные услуги", "Электро–теплоснабжение" и "Электроэнергия". Затем вам нужно будет ввести номер лицевого счета — на экране появится вся информация об абоненте и последнее оплаченное значение. Собственно, все. Дальше надо действовать так же, как и раньше, указывать показание счетчика, а система сама уж рассчитает сумму по новым правилам. Можно сказать, что чисто технически автоматика к работе по–новому готова, только вот подсказок для пользователей маловато.

Зато энергетики в очередной раз напомнили о необходимости вовремя рассчитываться за свет. Показания нужно снимать 1–го числа каждого месяца, а вот оплачивать лучше в период с 10–го (тогда появляется обновленная база, которая учитывает предыдущие платежи) до 25–го. За несвоевременную оплату предусмотрена пеня. Занижать показания также не рекомендуется — если в ходе проверки такой факт будет установлен, скрытые киловатты обойдутся по самому высокому тарифу, обеспечивающему полное возмещение затрат на услугу. Сегодня это 841,7 рубля за 1 кВт.ч.

Услуга приказала долго ждать

"Техническое обслуживание" в "коммуналке" — пожалуй, самая размытая позиция затрат. Что только не подразумевает... А ведь действительно — что? Сверять написанное и реальное берусь на примере гомельского девятиэтажного дома, откуда недавно поступил сигнал бедствия: рушится балкон.

Для начала вооружаюсь специальными знаниями. В КЖРЭУП "Железнодорожное" мне расшифровывают, что значит "техническое обслуживание", на которое человек имеет право рассчитывать без дополнительной оплаты. Позиций, скажу я вам, набралось изрядно. Фиксирую для себя наиболее важные. Итак: контроль за техническим состоянием дома путем проведения технических осмотров, профилактическое обслуживание, наладка, регулирование инженерных систем. Сюда же — содержание в надлежащем санитарно–гигиеническом состоянии помещений здания и придомовой территории; подготовка помещений, инженерных систем и внешнего благоустройства к сезонной эксплуатации; проведение необходимых работ по устранению аварий; учет и контроль расхода тепла и воды; уборка и освещение вспомогательных помещений жилых домов, придомовой территории, игровых площадок... Подмечаю и несколько деталей: сухая уборка подъездов должна быть ежедневной, влажная — раз в неделю; профилактика утечек в квартире — периодический осмотр сантехники специалистом; сохранение тепла в подъезде — двойное остекление... Теперь, полагаю, можно отправляться по адресу.

Дом № 11 по улице Свиридова. Фасад свежеокрашен. Дорожки расчищены. Современный игровой городок в образцовом порядке. Сам дом ни нов, ни стар. Из поколения конца 80–х. Казалось бы, хлопот по техобслуживанию здесь должно быть немного. Как бы не так. Построили–то крайне плохо. И сегодня дом служит наглядным примером того, чем это оборачивается через четверть века — адом для жильцов и коммунальников. Постоянно требующая заботы кровля, промерзающие стены, сырость... Все это я узнаю, пока поднимаюсь на девятый этаж. По ходу всматриваюсь в лестничные пролеты. Если сегодня и подметали, то, кажется, не везде. Хотя, не исключаю, что поутру жильцы успели "отметиться" окурками и бутылками. Еще один штрих: двойные рамы не на всех окнах. Местами тепло бережет лишь стекло–"одиночка". Зато стены подъезда поднимают настроение: окрашено–побелено. Встреченный жилец объясняет:

— На краску мы сбрасывались. Некоторые сами красили. Часть работ выполняли коммунальники. Они же побелили.

Наконец первая из терпящих "бедствие" квартир — № 179. Хозяин Анатолий Черепкин показывает место повышенной тревоги — балкон. Плита–пол просела. Уже год назад.

— Коммунальников вызывали?

— Вызывали. Но пока ничего не добились.

— А "коммуналку" вовремя платите?

— Конечно. И за техническое обслуживание тоже — сейчас около 38 тысяч рублей в месяц.

Спускаюсь в квартиру № 175. Хозяйка Эльза Дмитриевна Кожемяко ведет на балкон — потолок весь вздыбился:

— У меня тут ведерко стоит, чтобы собирать известку–цемент. Сыплется сверху. А если упадет плита, так ведь и другие балконы сложатся!

Радиатор в зале совершенно ледяной на ощупь.

— Еще 3 февраля прорвало батарею, — комментирует Эльза Дмитриевна. — Приехала аварийная служба. Заварить не смогли, заглушили. В прошлом году, кстати, ее тоже прорывало. Просила заменить. Но... Вот уже месяц регулярно звоню нашим сантехникам. Все обещают поставить новый.

Тут уж я теряюсь: морозы и вроде не пещерный век на дворе, а люди бесконечно ждут помощи, на которую имеют право без задержек. Кстати, Эльза Кожемяко тоже регулярно платит за квартиру и за техобслуживание.

Иду в ЖЭУ № 21. Начальника на месте нет. Главный инженер растеряна. Общаться с прессой?! Можно, нельзя... Пока разбирается, объясняет, что по балконам ситуация известна. Поставили маячки. Наблюдают. По радиатору? Лучше мне сходить на участок, который эти работы выполняет. Звонок, еще звонок. Нет, лучше в КЖРЭУП "Железнодорожное" — головную организацию — за комментариями. Главный инженер предприятия Александр Германов и сам в недоумении:

— К сожалению, об этой ситуации узнал только сейчас. Разгильдяйство! Сегодня–завтра радиатор будет поставлен. Такие вопросы, тем более в отопительный сезон, решаются за день, максимум — два!

По последним расчетам ЖКХ, жилец оплачивает не более 20 процентов от себестоимости услуг. Сколько себя помню, примерно такой расклад был всегда. И это кажется, по меньшей мере, странным. Вроде немного платим, но и взамен получаем мизер. Да и всегда ли получаем? А потому чем выше тарифы, которые, как известно, на месте не стоят, тем больше хочется знать: реальные ли затраты коммунальников отражены в наших жировках или взятые с потолка. Хорошо бы ежемесячно видеть четкую "калькуляцию". И сколько мы должны заплатить и за что — с полным экономическим обоснованием.
 
Из первых уст

Александр Терехов, первый заместитель министра ЖКХ:

— В 2011 году впервые была принята инструкция по планированию и учету производственных затрат в отрасли. С ее помощью мы сегодня отслеживаем около 30 позиций, формирующих общие расходы ЖРЭО: энергопотребление, фонд оплаты труда, налоговые и неналоговые платежи, амортизационные отчисления, капитальный и текущий ремонт. Установлены предельные нормативы себестоимости и доведены каждому предприятию приказом министерства. За их соблюдением следят рабочие группы при исполкомах во главе с заместителем председателя. Что это дало? Удалось выравнять себестоимость коммунальных услуг. Например, затраты на водоотведение в различных регионах в 2011 году отличались в 2,5 раза — от 1.100 до 2.300 рублей за куб. Сейчас разница — не более 65 процентов. Фактическая стоимость техобслуживания варьируется от 1.100 рублей на квадратный метр до 1.370. Хотя прежде разбежка могла доходить до 70 процентов. Кстати, о техобслуживании. Далеко не все, что заложено в это понятие, выполняется. По норме подъезды надо мыть раз в неделю и каждый день делать в них сухую уборку. Но из–за невысоких зарплат в ЖЭСах уборщиков не хватает. Поэтому сейчас приближаем нормативы к реальной жизни, чтобы они были выполнимыми и целесообразными. Вряд ли вы дома каждый день делаете уборку.

А с 1 января 2014 года для более полного информирования жителей и прозрачности коммунальных платежей в стране будет и вовсе введен подомовой учет затрат. Жильцы узнают реальную стоимость обслуживания их совместного домовладения. Первый шаг планируем сделать раньше. В жировках уже в этом году появится строчка расходов на текущий ремонт, который граждане согласно новому Жилищному кодексу должны уже сейчас оплачивать исключительно по фактическим сметам.
Нужные услуги в нужный момент
0058415