102 дня за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. Что известно о «собственной ракете для „Полонеза“», которую создали в Беларуси
  2. Минчанка из списка Forbes отсидела 20 суток и рассказала о «консервативном патриархате» в Жодино
  3. Минское «Динамо» начинает первый за четыре года плей-офф. Чего ждать от «зубров»
  4. «Меня потом знатно полили шампанским!» Первая белоруска с COVID-19 — о том, как прожила «коронавирусный год»
  5. «Тут мы ощущаем жизнь». Как семья горожан обрела счастье в глухой деревне и открыла там бизнес
  6. Суды над журналистами, маникюр прокурора, морозы и снег. Февраль-2021 — в фотографиях TUT.BY
  7. «Подошел мужчина в одежде рыбака». Как судили пенсионерок, задержанных на выходе из электрички
  8. Экс-президента Франции Саркози признали виновным в коррупции и приговорили к тюремному заключению
  9. Убийца 79 белорусов, сжег пять деревень. Вспоминаем о Буром — в память о нем в Польше проводятся марши
  10. Водители жаловались, что после поездки по М10 не могут отмыть машины. Вот что рассказали дорожники
  11. В Беларуси ввели очередные пенсионные изменения. Что это означает для трудящихся
  12. Ватные палочки, серные пробки. Врач — о том, из-за чего еще слух может стать хуже
  13. Лукашенко рассказал о подробностях переговоров с Путиным
  14. Суд по делу «ноль промилле», новые задержания, планы по экстрадиции Тихановской. Что происходит 2 марта
  15. Виктор Лукашенко получил звание генерал-майора запаса. Предыдущее его известное звание — капитан
  16. Получающих зарплату «в конвертах» планируют привлекать по «административке»
  17. С 2 марта снова дорожает автомобильное топливо
  18. «Проверяли даже на близнецах». В метро запустили оплату проезда по лицу. Как это работает
  19. Чиновники обновили базу тунеядцев. С мая с иждивенцев будут брать по полным тарифам за отопление и газ
  20. Прививать всех желающих от COVID-19 начнут в апреле. Вакцина будет от белорусского предприятия
  21. В Минске продолжают судить врача БСМП и журналистку TUT.BY. Приговор огласят сегодня — в 16.00
  22. «Готовились к захвату зданий в Гомеле». СК — об экстрадиции Тихановской и деле в отношении ее доверенных лиц
  23. Беларусбанк вводит лимиты по некоторым операциям с банковскими карточками
  24. Одних только опций — на 65 тысяч евро. В Минск привезли первый экземпляр Mercedes S-класс нового поколения
  25. Латушко ответил жене Макея: Глубина лицемерия и неспособность видеть правду и ложь просто зашкаливает
  26. Был боссом Дудя, построил крутой бизнес в России, а сейчас помогает пострадавшим за позицию в Беларуси
  27. «Деревня умирает! Здесь живут 4 человека — и все». История Анатолия, который работает в автолавке
  28. Какой будет погода весной и стоит ли прятать теплые пуховики в марте
  29. Горбачев: Я не раз говорил, что Союз можно было сохранить
  30. В Витебске увольняют Владимира Мартова — реаниматолога, который первым в Беларуси честно говорил о ковиде
реклама


Мария КУЧЕРОВА,

Цены волнуют всех и всегда — на услуги ЖКХ, лекарства, проезд в общественном транспорте и так далее и тому подобное. Почему они идут в гору или, наоборот, застывают на месте? Что за этим стоит? Какие расчеты? О стоимости платного образования тоже заходит речь. Иногда даже звучит: мол, учиться в Минске уже дороже, чем в Сорбонне. Почему? Давайте разберемся спокойно, с цифрами и фактами в руках.

С формальной точки зрения действительно по ценам мы уже догнали университеты Балтии и Польши. Во Франции, Германии, Австрии обучение обходится в среднем 500-1.000 евро в год. Причем эта сумма страховых или профсоюзных взносов, а сама учеба считается бесплатной. В Италии студенты платят так называемый налог на образование от 170 до 3,5 тысячи евро в год в зависимости от доходов семьи. В наших же вузах нынче путь к диплому стоит от 800 до 1.750 долларов на дневном отделении за год. Но... Это ведь для тех, кто не выдержал конкурс на бюджетные места.

В этом году, например, государственные вузы планируют принять 30,5 тысячи первокурсников за счет бюджета. То есть больше половины выпускников школ! Поэтому сравнивать цены некорректно. Можно говорить, что в Чехии и Финляндии обучение бесплатное даже для иностранцев. Но туда не берут всех подряд. Конкурс до 300 человек на место! И иностранцы участвуют в нем на общих основаниях с коренными жителями, доказывая свое право на учебу на официальном языке страны. Так что шансы невелики, откровенно говоря (представьте поступление корейцев в наш БГУ через ЦТ!). Кроме того, отсев жесткий. Действует "принцип воронки". Не справляющихся с программой безжалостно отчисляют. Например, в Англии только процентов 60 студентов добираются до финишной черты. Никто не делает скидки на то, что ты — иностранец, не понял, не успел, забыл, пропустил...

Вообще, у образования есть несколько базовых характеристик. Во–первых, это доступность. Беларусь по количеству студентов едва ли не впереди планеты всей. Сегодня гранит науки грызут в 6 раз больше белорусов, чем в 1960 году, когда на 10 тысяч населения было всего 73 студента. Сегодня — 467! 85 процентов выпускников школ становятся студентами. Это очень высокий показатель. Для сравнения: Швеция — самая развитая страна Европы, а высшее образование там имеют всего 13 процентов населения. В Европе, если чувствуют, что выбрали неправильную дорогу, уходят как можно скорее, чтобы не терять время даром. У нас же некоторые поступают в университеты только для того, чтобы на 5 лет отложить выбор профессии, "чтобы корка была", а там как повезет... Так нам ли сетовать на недоступность высшего образования?

В Беларуси на финансирование сферы образования из бюджета ежегодно выделяется около 5-5,5 процента ВВП. Тоже относительно высокий уровень. В Германии и Польше, например, этот показатель составляет 5,1 процента, Финляндии — 6,8. Только масштабы ВВП у нас несоизмеримы. Поэтому абсолютные расходы совсем другие. По данным ЮНЕСКО, у нас на одного студента расходуется примерно 1.900 долларов, а в странах ЕС — 13 тысяч долларов в год. Университеты — лидеры различных мировых рейтингов и вовсе тратят до 300 тысяч долларов на одного студента. В итоге повышению доступности образования противостоит неизбежное уменьшение затрат государства на каждого учащегося.

Известно, что "платники" покрывают пока лишь 50-60 процентов от того, что дотируется на бюджетника. А за свой счет в белорусских вузах учатся две трети студентов. По полной счет выставляется только иностранцам. И ректоры дружно возмущаются, когда слышат, что вуз живет за деньги "платников". Ведь, получается, государство еще и компенсирует часть затрат на их обучение! А это бьет по качеству подготовки. Тем более что о строгом отборе речь вообще зачастую не идет. Да, сейчас планку для поступления в вуз подняли, но сумма, скажем, 10 баллов по языку вызывает у преподавателей тоже горькую улыбку. Куда это годится, если сначала ученик рассуждает: "А зачем мне учиться, если я и так поступлю?", а потом студент–"платник" негодует: "Я плачу и еще учиться должен?" Все острее вопрос: нужны ли нам такие "студенты"?

В белорусской (как, впрочем, и в российской) модели платного высшего образования вместо "принципа воронки" — "принцип трубы". Поступив на платное, студент с вероятностью 90-95 процентов получит диплом. Может быть, дело в том, что количество преподавателей нормировано по количеству студентов. Отчислить треть из них — нужно будет сокращать преподавательские ставки. И потому многие просто тихо получают минимальные оценки, не напрягаясь. А зачем, если работодатели никогда не интересуются вкладышем к диплому, в котором указаны оценки?

Высшее образование не может быть массовым и бесплатным одновременно. Когда специалисты с высшим и средним специальным образованием устраиваются рабочими, с экономической точки зрения это сродни разбазариванию и без того недостаточных средств. Зачем же выбрасывать деньги на подготовку учителей, которые не пойдут в школу? Лучше резко повысить учительские зарплаты — и тогда студенты возьмут кредит, чтобы учиться в педвузе. Так или иначе, но решать нужно сразу две проблемы: соответствующего финансирования вузов и отбора студентов, способных оправдать вложенные в них средства.
-15%
-45%
-9%
-30%
-10%
-20%
-20%
-20%