Офтоп


Ирина Рябова,

Через несколько месяцев в суде Дубая начнутся слушания по делу, которое в полной мере продемонстрирует, насколько по-разному воспринимают на Востоке и Западе вмешательство высокопоставленных чиновников в бизнес. Шейх Кувейта будет судиться со швейцарским банком UBS за 20 миллионов долларов. Как утверждает представитель монаршей фамилии, эту сумму финорганизация пообещала ему за посредничество в одной из крупнейших сделок по слиянию и поглощению на Ближнем Востоке, но так и не заплатила. В UBS отрицают существование договоренности и намерены отстаивать свою позицию в суде.

Фото: Reuters
Банк UBS в Цюрихе. Фото: Reuters

Первые публикации о том, что кувейтский шейх Мешаль (или Меша'аль) Джарах аль-Сабах обратился в дубайский суд с иском к местному подразделению швейцарского банка UBS, появились в прессе еще в феврале прошлого года, однако подробности спора сторон всплыли только в апреле. С тех пор суть претензий шейха и позиции банка принципиально не изменились.

Сообщалось, что аль-Сабах требует у UBS выплатить ему около 20 миллионов долларов (78,6 миллиона дирхамов) за посреднические услуги в сделке по продаже телекоммуникационных активов в Африке, принадлежавших крупнейшему в Кувейте сотовому оператору Zain (Kuwait's Mobile Telecommunications Co). Изначально покупателем должна была стать французская Vivendi, а сделку сопровождал банк BNP Paribas. Однако в 2010 году активы были проданы индийской Bharti Airtel за 10,7 миллиарда долларов, а основным консультантом со стороны Zain выступил UBS. Сделка стала одной из крупнейших на рынке Кувейта, по ее итогам UBS, по данным аль-Сабаха, получил комиссию в 22,5 миллиона долларов.

Как утверждает шейх, в июле 2009 года к нему обратились два топ-менеджера UBS, в том числе Омар аль-Салехи, управляющий директор и вице-президент по инвестбанковским операциям UBS на Ближнем Востоке и в Северной Африке. Представители банка попросили аль-Сабаха дать UBS возможность поучаствовать в сделке со стороны Zain. В обмен, как подчеркивает аль-Сабах, он устно договорился с банкирами о получении платы за свое посредничество в размере 0,1-0,2 процента от суммы сделки.

Сейчас шейх уже не входит в правительство Кувейта, но в 1995-2002 годах занимал пост в Министерстве внутренних дел страны. Ко времени продажи активов Zain у него наверняка сохранились связи во властных структурах, не говоря уже о семейных связях. Как пишет The Wall Street Journal со слов аль-Сабаха, ему потребовалось всего несколько телефонных звонков, чтобы расстроить сделку с Vivendi и "продвинуть" на место консультанта Zain швейцарский банк.

Банк UBS ведет свою историю с 1854 года, когда шесть частных финансовых организаций в Базеле объединились в консорциум Bankverein. Позднее он стал называться UBS (United Bank of Switzerland), а в 1998 году объединился с Swiss Bank Corporation, после чего буквы UBS из аббревиатуры превратились в фирменный знак банка.
На сегодняшний день UBS работает более чем в 50 государствах. Численность персонала финансовой группы превышает 62 тысячи человек. По итогам 2012 года убыток UBS составил 2,5 миллиарда швейцарских франков (2,6 миллиарда долларов).

В своих письменных показаниях шейх сообщил, что еще до конца первой встречи с представителями UBS он переговорил с членом королевской семьи Кувейта (его имя в СМИ не называется), который считается одним из крупнейших частных акционеров Zain, и заручился его поддержкой при лоббировании интересов UBS. Всего, как указывает шейх, он провел более 20 встреч с менеджерами UBS с сентября 2009 года по апрель 2011-го. Но так и не получив в итоге плату за свою помощь, он обратился в суд.

Шейх также упомянул в своих показаниях, что в 2010 году UBS позвал его на работу. Как выяснила позднее WSJ, банк предложил аль-Сабаху неисполнительную должность с годовой зарплатой в 600 тысяч долларов и бонусом в размере 15 процентов от комиссий по сделкам с его участием. Хотя в итоге шейху так и не пришлось поработать в UBS, кувейтец полагает, что таким образом финорганизация пыталась найти возможность выплатить ему вознаграждение по сделке с Zain.

Формальным образом то, в чем обвиняет аль-Сабах швейцарский банк, взяткой назвать нельзя - UBS обещал заплатить не чиновнику, принимающему решение, а посреднику. Тем не менее в глазах европейцев такое посредничество противозаконно, ведь решение о том, с кем осуществлять одну из крупнейших сделок в стране, принималось исходя не из конкурентных преимуществ заявок покупателей, а на основании того, что аль-Сабах был материально заинтересован в заключении договора именно через UBS.

Защита


В UBS сразу же назвали претензии шейха безосновательными и заявили, что никаких просьб помочь банку войти в сделку с Zain аль-Сабаху никогда адресовано не было. В качестве основного аргумента в свою защиту кредитная организация приводит длительную историю бизнес-отношений, которые связывали ее с кувейтским телекоммуникационным гигантом еще до продажи африканских активов. Как пишет The Financial Times, UBS выступал консультантом Zain при покупке последним Celtel International (действует в африканских странах) в 2005 году за 3,4 миллиарда долларов, а также в сделке по приобретению нигерийской Vmobile в 2006 году и пакистанского оператора связи Paktel в 2007 году.

Что же касается "многочисленных" встреч, о которых пишет аль-Сабах, то Омар аль-Салехи ответил, что их было не 20, а всего шесть. Причем проводились эти встречи, как утверждают в UBS, чтобы оказать любезность представителю королевской семьи, и вопросы бизнеса на них не обсуждались.

В то же время в UBS признали, что действительно приглашали аль-Сабаха подать заявку на получение должности в банке, поскольку ранее шейх проявил интерес к работе в финорганизации. Однако в UBS категорически опровергают заявления аль-Сабаха, из которых следует, что должность ему предлагалась как вознаграждение за посредничество в сделке с активами Zain. В банке пообещали активно защищать свою позицию в суде.

Судебные слушания по делу аль-Сабаха и UBS должны начаться в июне текущего года. Очевидно, что они, помимо прочего, продемонстрируют два совершенно разных подхода к ведению бизнеса: европейский и азиатский. На Ближнем Востоке довольно распространена практика привлечения к сделкам влиятельных посредников, которые за свои услуги, как правило, рассчитывают получить бакшиш. Это довольно размытое понятие - оно может означать как подарок или небольшую взятку, так и то, что напоминает европейские чаевые.

В то же время западные компании, как правило, стремятся все свои действия, даже обращение к посредникам, фиксировать в соответствующих договорах. Кроме того, в Европе крайне болезненно относятся к взяткам, в том числе и тем, с помощью которых местные компании добиваются бизнес-преференций в далеких странах. Не только собственно факт взятки, но даже намек на коррупцию тут же провоцирует большой репутационный скандал. Такой, например, как в случае со шведско-финской TeliaSonera, которую журналисты в 2012 году заподозрили в даче взяток в Узбекистане.

Именно поэтому UBS в ходе судебного процесса будет бороться не столько за те самые 20 миллионов долларов (ничтожная сумма для швейцарского гиганта), сколько за свое имя. Банк должен будет убедить суд, что действовал исключительно в рамках европейских традиций и даже не думал о незаконном привлечении посредника, и уж тем более не обещал ему ни денег, ни должностей.

В прошлом году вся Европа внимательно наблюдала за судебными баталиями между Романом Абрамовичем и Борисом Березовским, по итогам которых английский язык обогатился словами "dolya" и "krysha". Не исключено, что предстоящий процесс в Дубае с участием подразделения одного из ведущих европейских банков обогатит лексикон швейцарцев понятием "baksheesh".
Нужные услуги в нужный момент
-25%
-23%
-20%
-40%
-10%
-90%
-15%
-30%
-10%
-35%
0058415