105 дней за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. В Витебске увольняют Владимира Мартова — реаниматолога, который первым в Беларуси честно говорил о ковиде
  2. Минское «Динамо» снова проиграло питерскому СКА в Кубке Гагарина
  3. Протестировали, как работает оплата проезда в метро по лицу, и рассказываем, что из этого вышло
  4. Итоги ажиотажа: за два месяца техосмотр прошло столько машин, сколько раньше за полгода
  5. Новый декан у ФМО БГУ и большой красно-зеленый флаг в Новой Боровой. Что происходило в Беларуси 4 марта
  6. Все магазины Bigzz и «Копилка» не работают. Компания ушла в ликвидацию
  7. Уволился декан ФМО БГУ Виктор Шадурский. Он возглавлял факультет больше 12 лет
  8. «Наш пессимизм не оправдался». Что сейчас происходит со стартап-сообществом в Беларуси
  9. Две машины в Андорру, пять — в Эстонию, 121 — в Германию. Интересные факты об экспорте авто из Беларуси
  10. «Осторожно, тут могут быть бэчебэшники». Как в Купаловском прошел первый спектакль после президентских выборов
  11. По зарплатам «в конвертах» ввели новшество. Оно касается как работников, так и нанимателей
  12. Беларусбанк начал выдавать потребительские кредиты. Какую сумму дадут при зарплате в 1000 рублей
  13. Белорусов атаковали банковские мошенники. Откуда у них данные, почему их сложно найти, как защититься
  14. «В школе думали, что приводит бабушка». История Даши, у которой разница в возрасте с мамой 45 лет
  15. Медики написали открытое письмо главе профсоюза: «Мог ли врач промолчать и позволить опорочить имя убитого?»
  16. «Мы с вами не допустили гражданского раскола». Лукашенко и Кубраков поздравили милиционеров
  17. Носкевич: Уголовное дело Тихановского до конца месяца будет передано прокурору для направления в суд
  18. Казакевич озвучил социальный портрет «преступника», «связанного с протестной активностью»
  19. «Парень выдержал полгода». История мотоциклистки, которая в 25 лет стала жертвой страшной аварии
  20. Служит в армии и копит на дом в деревне. В женском биатлоне — новая звезда (и она невероятно милая)
  21. Год с коронавирусом. В какие страны сейчас могут слетать белорусы и что для этого нужно
  22. Эксперт рассказал, как правильно посеять семена и что делать, чтобы они взошли
  23. Белорусские биатлонистки стали вторыми в эстафете, проиграв одну секунду
  24. Инициатива BYPOL выложила напутственную речь якобы экс-главы МВД по случаю его ухода с должности
  25. На продукты рванули цены. Где сейчас выгоднее закупаться — на рынках, в гипермаркетах, дискаунтерах?
  26. ЕЭК предложила Беларуси избавиться от обязательного перечня белорусских товаров в магазинах
  27. «Вместо 25 рублей — 129». Банк повысил предпринимателю плату за обслуживание в 5 раз из-за овердрафта
  28. «Малышке был месяц, они ее очень ждали». Что известно о троих погибших в страшной аварии под Волковыском
  29. «За полтора месяца мое душевное рвение ушло в минус». Минчанка продала квартиру и купила синагогу
  30. Как перекладывают «по карманам» долги госсектора и чем это чревато
реклама


Владимир Волчков,

Фото с сайта respublica.by
Фото с сайта respublica.by
Отличная шутка однажды прозвучала в КВН: мол, в Беларуси все можно, только борзеть нельзя. Бизнес несколько был обескуражен требованием главы государства разобраться с выплатой дивидендов учредителям — ОАО "Белорусский народный страховой пенсионный фонд" (БНСПФ). Вроде бы люди ничего не украли, работали по закону с госпредприятиями, вышли на прибыль 3 миллиарда дивидендов. Неужели в Беларуси запрещается быть богатым? Нет. Но пенсионное страхование изначально является социальным видом бизнеса. По идее, и высоких доходов быть не должно. Большие деньги появились в этой сфере совершенно неожиданно из-за прошлогодних перекосов на финансовом рынке. Профильные компании получили суперприбыли совершенно законно. Другой вопрос: насколько этично в этом бизнесе неожиданно образовавшиеся доходы полностью выводить в дивиденды?

В отличие от западных государств в Беларуси бизнес по страхованию дополнительной пенсии простой и прозрачный. Страховая компания собирает ежемесячно взносы с физических лиц или предприятие платит их из прибыли за своих работников, потом эти деньги размещает на хранение на депозитах в одном из государственных банков. Собственно говоря, на этом вариативность инвестирования пенсионных средств заканчивается: законодательство накладывает такие ограничения. Разрешается еще приобретать государственные ценные бумаги или выпущенные Нацбанком, а также золото. "Вкладываться" в госпредприятия (тем более частные), недвижимость или другие активы запрещено. И за соблюдением этого правила добросовестно следит Минфин. Клиент получает накопленную по полису сумму и проценты по достижению пенсионного возраста. Можно единовременно, можно по частям в течение лет, оговоренных в договоре.
 
Собственно говоря, сложилась парадоксальная ситуация: страховые компании фактически являлись "буфером" между клиентами и банком. Не проще ли сразу положить деньги на депозит, без посредников? Так оно и получалось. Ведь процент по депозитам всегда превышал доходность по накопительному страхованию, которое ориентировалось на сложившуюся на рынке стандартную величину — около 70 % от ставки рефинансирования. Единственным экономическим стимулом заключать договоры накопительного страхования были налоговые льготы. К тому же если предприятие платило взносы за своих работников, то эти суммы не учитывались в фонде заработной платы. Предприятия имели возможность дополнительно премировать своих сотрудников как бы с отсрочкой платежа. Кстати, именно из-за сложившейся специфики пенсионного страхования подавляющее большинство оборотов в этом сегменте приходилось на корпоративные программы. В бизнес-терминологии их еще называют "золотыми парашютами": позволяют работникам менее болезненно, с финансовой точки зрения, встречать старость.
 
Несмотря на свою прозаичность, накопительное страхование никогда не относилось к "крутым" видам бизнеса. Рентабельность таких компаний исчислялась несколькими процентами. Правда, и риски минимальные. Но золотые времена для сегмента наступили в 2011-2012 годах. Экономика и финансовый рынок устояли, но кризис породил массу дисбалансов. При общей стабильности ставка по депозитам всегда на 2-3 процентных пункта ниже ставки рефинансирования. Поэтому страховщики и ориентировались на понижающий коэффициент около 0,7. Последние два года ситуация наблюдается с точностью до наоборот. И некогда бизнес, балансирующий на грани убыточности, превратился в очень прибыльный. Собрав в прошлом году всего около 31 миллиарда рублей страховых взносов, БНСПФ получил чистую прибыль почти 7,3 миллиарда. Собственно говоря, не только этот фонд собирал богатый урожай. "Дочка" Белгосстраха компания "Стравита", собрав чуть более 150 миллиардов взносов, показала прибыль около 117 миллиардов. Почти столько же, сколько и "мама" (130 миллиардов), вот только и страховых премий Белгосстрах собрал более чем на 2 триллиона. Но эта компания специализируется на рисковом страховании, а там нынче норма доходности совершенно другая.
 
В компании "Стравита" пояснили: "По результатам работы за 2012 год после обязательных отчислений в бюджет и фонды, формируемые в соответствии с законодательством Беларуси, предприятие направило 90 % чистой прибыли в специальный компенсационный фонд для накопления и начислений на лицевые счета застрахованных лиц. C целью защиты от инфляции страхового обеспечения компания "Стравита" в течение срока действия договора страхования начисляет застрахованным лицам бонус — часть дохода, полученного от инвестиционной деятельности предприятия". По итогам 2011 года компания "Стравита" "объявила совокупную доходность по договорам добровольного страхования жизни и дополнительной пенсии с физическими лицами в размере 200 % средней ставки рефинансирования, устанавливаемой Национальным банком Беларуси, или 43,2 % годовых. По итогам 2012 года — предварительно 150 % средней ставки рефинансирования, или 51,6 % годовых".
 
Словом, пока страховщики хранят молчание и ждут дальнейшего развития ситуации. Справедливости ради надо отметить: непростая "моральная" ситуация вокруг пенсионных фондов сложилась из-за законодательных пробелов. "Правила игры" писались под стабильную финансовую ситуацию с устоявшимися парадигмами. И до 2011 года высокая доходность в этой сфере страхования не могла появиться априори. Курирующими этот рынок ведомствами не был предусмотрен план действий на случай резких колебаний на финансовом рынке. Возможно, из-за этого оперативно не отреагировали уже на произошедшие изменения конъюнктуры. Другой вопрос — учредители того же БНСПФ образовавшиеся на ровном месте деньги вывели в дивиденды. А могли бы поступить как компания "Стравита" и хотя бы часть доходов направить на компенсационные мероприятия.
 
В любом случае, страховой рынок в шоке. В кулуарах негодуют: даже если все формально было оформлено по закону, то зачем так "жестко" осваивать прибыль?!
 
Частные страховые компании долгие годы тщательно соблюдали корпоративную этику, чтобы и клиентам, и государству доказать свою надежность и социальную ориентированность. Ведь этот сегмент финансового рынка являлся самым зарегулированным. Только в последние годы появилась надежда на либерализацию. Даже уже были подготовлены проекты документов, которые позволяли бы полностью частным компаниям заниматься не только добровольными, но и некоторыми обязательными видами страхования. Не буду вдаваться в подробности, но снятие хотя бы части ограничений значительно оживило бы сегмент. И тут такое событие! Самое печальное, что частным компаниям теперь приходится грустно взирать на свой необоснованно пошатнувшийся имидж. Говорят, что не только государственные или с долей госсобственности предприятия начинают скептически относиться к полисам частников. Даже некоторые общественные объединения подумывают о разрыве контрактов. Как говорится, от греха подальше. Чтобы не попасть в какую историю…
 
-20%
-50%
-10%
-40%
-20%
-12%
-40%
-10%