Личный счет


Аэлита Сюльжина,

Мечта человека: жить в тепле, комфорте и немного за это платить. Попытка сделать сказку былью у нас была предпринята в 2007 году. В Минске по улице Притыцкого построен первый энергоэффективный дом со стенами и окнами, пропускающими тепла вдвое меньше норматива.

Да еще и с приточно–вытяжной вентиляцией и рекуперацией воздуха. Что означает: уходящий из квартиры воздух не просто выбрасывается в вентшахты — он греет входящий. Оборудование разместили на балконе обычного панельного дома. С дальним прицелом: со временем такие дома должны стать основой индустриального строительства в стране. Мотив: энергоресурсы дороги, требуют валюты. Европа, к примеру, с 2018 года переходит на жилье, не требующее отопления. Нам тоже надо быть в тренде. Квартиры в чудо–доме продавали с аукциона. Главная приманка: за отопление жильцы будут платить в 2 — 4 раза меньше, чем обычно. Оправдались ли обещания и надежды?

Витебский феномен

Для начала давайте заглянем в Витебск. Потому что поводом для журналистского расследования стало письмо председателя товарищества собственников витебской новостройки по улице Богатырева, 9 Анатолия Кравчинского. Причем "СБ" получила копию, оригинал направлен прямиком в Совет Министров. В нем автор накануне введения дифференцированных тарифов на электроэнергию просил рассмотреть льготы или скидки при оплате за свет для жильцов... энергоэффективного дома, мотивируя следующим: "Наш дом введен в эксплуатацию 17 октября 2012 года. Оборудован системой рекуперации воздуха, которая является неотъемлемой частью вентиляции и должна быть постоянно включенной. Система оборудована электродвигателями–роторами и электротэнами. При работе даже на минимальном режиме потребляет много энергии. Не считая, что сама система имеет множество строительных дефектов, владельцы квартир несут существенные расходы. Дом из энергоэффективного превращается в энергоразоряющий".

Отчаянное послание появилось тогда, когда архив переписки товарищества с Витебским горисполкомом, управлением капитального строительства и местным домостроительным комбинатом превысил все разумные пределы и на свои жалобы заявитель стал получать не ответы — отписки. Вот, к примеру, под каким текстом поставил подпись заместитель председателя Витебского горисполкома Д.Н.Шериков: "Ваши сомнения по поводу того, что РУП "Витебский ДСК" не специализируется на строительстве энергоэффективных домов, необоснованны. Кроме вашего, в городе построено еще два энергоэффективных дома — № 66 по улице Чкалова и № 4/1 по улице Медицинской. Указанные дома для строительных организаций тоже были первыми. Однако в настоящее время нормально эксплуатируются".

Ненормально, Дмитрий Николаевич. Мы побывали в этих домах и поговорили с жильцами. В некоторых случаях систему рекуперации люди используют в качестве кондиционера летом, в худшем — демонтировали и выбросили оборудование на свалку! К счастью, в доме — газовые плиты и сохранены обычные вентканалы в санузле и на кухне. А если бы они не были предусмотрены конструкцией дома? Квартиры оказались бы просто закупоренными. Зачем, спрашивается, было удорожать квадратный метр на 6 — 10 процентов ради такого сомнительного результата и тратить льготные кредиты? В дома заселяли нуждающихся в улучшении жилищных условий и многодетные семьи в частности. Одна такая мама из дома по улице Медицинской объяснила мне причину демонтажа оборудования: "Когда включался рекуператор, температура в квартире опускалась ниже 17 градусов. А все попытки ее поднять с помощью электротэнов оборачивались круглыми счетами в жировках". "Мы выключили теплообменники, когда счетчики за месяц накрутили 400 кВт·ч", — вторит ей другая многодетная мать Ирина Демченко из дома по Богатырева. А Инну Чегодаеву из квартиры № 65 я даже попросила показать квитанции, просто не поверив, что в декабре она оплатила 895 кВт·ч, а в январе — 449 кВт·ч!

Когда я назвала эти цифры на пресс–конференции вице–премьера Анатолия Калинина, в Витебск стали ездить одна за другой экспертные комиссии. Уже известны первые результаты. В частности, специалисты государственного предприятия "Институт жилища — НИПТИС им. Атаева С.С." списали все проблемы на никудышнее качество выполнения строительно–монтажных работ. По словам первого заместителя директора института Леонида Данилевского, система приточно–вытяжной вентиляции и рекуперации по определению не могла нормально работать: "В доме по улице Богатырева строители закупорили сверху вентшахты. Теплый воздух не мог уходить из помещений. А когда люди включали рекуператор, шел с улицы совершенно холодный. Трубка отвода конденсата не утеплена — конденсат замерзает. Фирма, которая вела монтаж оборудования, не отладила систему. Людей никто не проинформировал, как пользоваться электроникой. Не был проведен качественный стройнадзор".

Кроме того, деревянные рамы энергосберегающих окон в некоторых квартирах потрескались, пропускают холодный воздух. Их монтаж строители делали по–нашему: если положен один баллон пены на окно, ее умудряются распределять на пять, остальное — на рынок. На оборудовании рекуперации на балконах намерзают глыбы льда, общедомовой регулятор тепла самопроизвольно отключает отопление по нескольку раз в месяц. В общем, проблем вагон и маленькая тележка. Как некоторые из них будут устранять, теперь даже ученые мужи затрудняются ответить.

Магия цифр

А у меня между тем появились вопросы и к ним. После того, как побывала в энергоэффективном доме по улице Притыцкого в Минске. Первое, что попросила у председателя товарищества Иосифа Якубеля — жировки. Затраты гигакалорий на отопление действительно удивляют. Скажем, на обогрев 55–метровой квартиры в феврале ушло 0,22 гигакалории, и в результате самая дорогая услуга жильцу обошлась всего в 14 тысяч рублей. Квартира 78 метров — и снова впечатляющий результат: 21 тысяча за месяц. Тут, как и обещали проектировщики, все без обмана. Это в три раза меньше, чем в домах 90–х годов постройки, и вдвое — чем в зданиях 2000–х. А вот сопоставление с современными новостройками неоднозначное.

Товарищество собственников "Красный бор" обслуживает не только энергоэффективный дом № 107, но еще и соседний каркасно–блочный с подпольем, техэтажом, теплыми окнами и естественной вентиляцией, построенный примерно в то же время. Так вот, в жировках затраты на отопление отличаются максимум в полтора раза. В морозы разницы и вовсе практически нет. А ведь по проекту дом с рекуперацией требует дополнительно 40 кВт·ч электроэнергии на квартиру. Не получается ли в итоге, что экономия на тепле съедается перерасходом электричества?

Полагая, что первый экспериментальный дом обвешан всякого рода датчиками, приборами учета и его ежегодно мониторят, этот вопрос я задала Леониду Данилевскому. И была весьма удивлена. Полноценного мониторинга дома просто нет, не говоря уже обо всех других, которых немало (1,6 миллиона квадратных метров) построено в областях. То есть у разработчика проекта жилья с рекуперацией воздуха нет данных, сколько реально тепловой энергии расходуется на подогрев воды и собственно на отопление, какое количество электрической энергии строение требует в отопительный сезон и оборудование по рекуперации воздуха в частности. Тайна и то, сколько там живет людей. Хотя известно: человек и приборы, которыми он пользуется в быту, выделяют тепловую энергию. Большинство цифр мониторинга первого в стране энергоэффективного дома получены не с помощью сбора реальных показаний, а расчетным путем. И названные дополнительные 40 кВт·ч на квартиру за счет работы рекуператора — тоже!

Смутило меня и то, что в энергоэффективном доме нет датчиков включения и выключения электричества в подъездах. Поэтому я запросила в филиале энергосбыта "Минскэнерго" расход электричества домов № 107 и № 109 в отопительный сезон с 1 ноября 2011 года по 30 апреля 2012–го. Замечу, дома легко сравнивать, они близки по площади и по количеству официально зарегистрированных в них жильцов. В 107–м — 142 квартиры, в 109 — 123. Цифры впечатляют: 107–й энергосберегающий дом израсходовал в прошлый отопительный сезон 197 тысяч 311 кВт·ч, 109–й — 124 тысячи 399 кВт·ч электричества. В пересчете на одну квартиру это 1.389 и 1.011 кВт·ч. На отопление новостройки потратили 0,033 и 0,034 гигакалории, или 38,15 и 38,25 кВт·ч на метр квадратный соответственно. Таким образом, по теплу плюс несущественный, а по электроэнергии реальный минус. Оставляю эту загадку проектировщикам.

***

Подведем итоги. Первый. Дома такие надо строить. Особенно вдоль оживленных городских проспектов и улиц. Хотя бы потому, что это практикуют продвинутые страны. К тому же жильцы, где система рекуперации работает исправно, ею чрезвычайно довольны. Ведь чем меньше используются в жилье радиаторы, тем больше влажность и комфортнее воздух. И проходя через фильтры, он поступает очищенным. Электроника позволяет задать любую удобную температуру. Однако учитывая неблестящую квалификацию наших строительных кадров, чтобы немалые деньги не были выброшены на свалку вместе с новым, кстати, импортным (у нас вентиляторы для таких систем не выпускаются) оборудованием, необходим надлежащий авторский и строительный надзор. Если его нет, как в Витебске, то и к модернизации жилья приступать не стоит, чтобы не опорочить идею на корню.

Дальше. Следует перестать рассказывать гражданам, как мало они будут платить за отопление. Сногсшибательной экономии тепла не наблюдается. А вентиляторы требуют расхода не менее дорогой электроэнергии. Более того, сложную систему автоматического управления воздухообменом в квартире надо обслуживать и фильтры со временем менять. Кто это будет делать и за какие деньги? И главное. Мы много говорим об экономии и бережливости, но жилые дома у нас не имеют паспортов энергоэффективности. Вот их нужно делать обязательно. И если в новостройках проектные данные будут расходиться с реальными, заставлять строителей и проектировщиков исправлять недостатки и недоделки за свой счет.
Нужные услуги в нужный момент
-15%
-10%
-17%
-20%
-10%
-20%
-20%
-12%
-25%
-15%
0058774