109 дней за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. «Можно понять масштаб бедствия». Гендиректор «Белавиа» — про новые и старые направления и цены на билеты
  2. Первый энергоблок БелАЭС включен в сеть
  3. «Хлеба купить не могу». Работники колхоза говорят, что они еще не получили зарплату за декабрь
  4. Студентка из Франции снимала Минск в 1978-м. Показываем фото спустя 40 лет
  5. Синоптики объявили желтый уровень опасности на 9 марта
  6. На овсянке и честном слове. История Марины, которая пришла в зал в 33 — и попала в мировой топ пауэрлифтинга
  7. Где поесть утром? Фудблогеры советуют самые красивые завтраки в городе
  8. Изучаем весенний автоконфискат. Ищем посвежее, получше и сравниваем с ценами на рынке
  9. Как заботиться о сердце после ковида и сколько фруктов нужно в день? Все про здоровье за неделю
  10. «Один роковой прыжок — и я парализован». История парня, который нырнул в воду и сломал позвоночник
  11. Я живу в Абрамово. Как неперспективная пущанская деревня на пару жителей стала «модной» — и передумала умирать
  12. Акции в честь 8 Марта и непризнание Виктора Лукашенко президентом НОК. Онлайн прошедшего дня
  13. «Очень сожалею, что я тренируюсь не на «Аисте». Посмотрели, на каких велосипедах ездит семья Лукашенко
  14. Минское «Динамо» обыграло СКА в четвертом матче Кубка Гагарина
  15. У Марии Колесниковой истек срок содержания под стражей
  16. Минздрав опубликовал статистику по коронавирусу за прошлые сутки
  17. Госсекретарь США назвал Лукашенко последним диктатором Европы
  18. «Соседи, наверное, с ума от нас сходят». У минчан с разницей в четыре года родились две двойни
  19. «Прошло минут 30, и началось маски-шоу». Задержанные на студенческом мероприятии о том, как это было
  20. МОК не признал Виктора Лукашенко президентом НОК Беларуси
  21. «Если вернуться, я бы ее не отговаривал от «Весны». Разговор с мужем волонтера Рабковой. Ей грозит 12 лет тюрьмы
  22. Еще 68,9 млн долларов. Минфин в феврале продолжил наращивать внутренний валютный долг
  23. У бюджетников заметно упали зарплаты. Их обещают поднять за счет оптимизации численности работников
  24. «Молодежь берет упаковками». Покупатели и продавцы — о букетах с тюльпанами к 8 Марта
  25. «Ушло вдвое больше дров». Дорого ли выращивать тюльпаны и как к 8 марта изменились цены на цветы
  26. «Белорусы готовы работать с рассвета до заката». Айтишницы — о работе и гендерных вопросах
  27. Оловянное войско. Как учитель из Гродно преподает школьникам историю с солдатиками и солидами
  28. Автозадачка с подвохом. Разберетесь ли вы в правилах остановки и стоянки на автомагистралях?
  29. «Я привыкла быть, как все. Но теперь это не так!» Как мы превратили читательницу в роковую красотку
  30. BYPOL выпустил отчет о применении оружия силовиками. Изучили его и рассказываем основное
реклама


На горячую линию TUT.BY обратился читатель, который работает вальщиком леса в Шумилинском лесничестве (Витебская область). По роду деятельности ему положены доплаты за вредность и 46-дневный отпуск. В результате аттестации рабочих мест, которую провели в лесхозе, мужчина лишился недели отпуска. По его мнению, незаконно.
 

- Я не знаю, что это за аттестация. Комиссия должна была приехать хотя бы в нашу бригаду и по минутам следить, как мы работаем. Этого не было ни в одном лесничестве нашего лесхоза, я узнавал. Зато председатель комиссии и инженер по охране труда приехали, когда мы не согласились с результатами, и начали рассказывать сказки, что за последние 5 лет (аттестация рабочих мест проводится раз в пятилетие. – Прим. FINANCE.TUT.BY) у нас улучшились условия труда. А как они могли улучшиться, если пилы те же, спецодежда та же, технологический процесс не изменился?
 
Этот вопрос мы переадресовали руководству Шумилинского лесхоза. В голосе нашего собеседника, главного лесничего Ивана Треногина, звучала усталость. О претензиях рабочих в лесхозе знают, но спор пока не решен.
 
- Аттестацией занималась аккредитованная организация, мы не брали результаты из головы. 5 лет назад у них были другие пилы, другие наушники, в общем, худшие условия, чем сейчас. Какие могут быть претензии, какие могут быть вопросы… - удивляется главный лесничий.

У рабочих готов ответ. Видимо, в лесхозе им приводили такие же аргументы.
 
- Я работаю в лесничестве больше 5 лет. Инструмент не менялся. Как была бензопила Stihl MS 361, так и осталась. То есть пилы нам, конечно, заменяли, но модель осталась та же. А наушники – неужели они могут настолько улучшить условия труда, чтобы у нас забрали целую неделю отпуска? - возмутился вальщик, когда услышал ответ главного лесничего
 
Аккредитованной организацией, которая проводила замеры факторов производственной среды в Шумилинском лесхозе, оказался Витебский областной центр гигиены, эпидемиологии и общественного здоровья.

По словам заведующей отделением гигиены труда Ларисы Ефремовой, схематично процесс выглядел так: лесхоз предоставил перечень рабочих мест для проведения аттестации, а лаборанты из санстанции выехали на место и провели замеры. Основные факторы производственной среды для вальщиков леса, работающих с бензопилами, – это уровень вибрации и уровень шума.
 
- Мы проводим замеры и даем оценку по воздействию факторов, но решение о времени их воздействия принимают в самом лесхозе. А оно очень влияет на результат. По замерам, которые у нас есть, шумилинским вальщикам положены дополнительные 14 дней отпуска. Если не учитывать время воздействия фактора. За это отвечает лесхоз.
 
Из слов собеседницы следует, что гораздо больше, чем оценка санстанции, на компенсации для рабочих влияет время воздействия вредных факторов, которое определяет лесхоз. Иными словами, вальщикам не обязательно далеко ходить со своими претензиями, на вопросы про урезанный отпуск могут ответить и в лесхозе. Если ситуация не решится, рабочие могут обратиться в органы государственной экспертизы условий труда, уполномоченные проверять качество аттестации рабочих мест.
-10%
-20%
-10%
-10%
-20%
-10%
-10%
-10%