108 дней за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. Как заботиться о сердце после ковида и сколько фруктов нужно в день? Все про здоровье за неделю
  2. Россия анонсировала в марте совместные с Беларусью учения. В том числе — под Осиповичами
  3. На овсянке и честном слове. История Марины, которая пришла в зал в 33 — и попала в мировой топ пауэрлифтинга
  4. Что критики пишут о фильме про белорусский протест, показанном на кинофестивале в Берлине?
  5. «Молодежь берет упаковками». Покупатели и продавцы — о букетах с тюльпанами к 8 Марта
  6. Изучаем весенний автоконфискат. Ищем посвежее, получше и сравниваем с ценами на рынке
  7. Студентка из Франции снимала Минск в 1978-м. Показываем фото спустя 40 лет
  8. «Ушло вдвое больше дров». Дорого ли выращивать тюльпаны и как к 8 марта изменились цены на цветы
  9. На 1000 мужчин приходится 1163 женщины. Что о белорусках рассказали в Белстате
  10. «Можно понять масштаб бедствия». Гендиректор «Белавиа» — про новые и старые направления и цены на билеты
  11. У Марии Колесниковой истек срок содержания под стражей
  12. «Один роковой прыжок — и я парализован». История парня, который нырнул в воду и сломал позвоночник
  13. «Белорусы готовы работать с рассвета до заката». Айтишницы — о работе и гендерных вопросах
  14. «Я привыкла быть, как все. Но теперь это не так!» Как мы превратили читательницу в роковую красотку
  15. Я живу в Абрамово. Как неперспективная пущанская деревня на пару жителей стала «модной» — и передумала умирать
  16. Стачка — за разрыв договора, профсоюзы — против. Что сейчас происходит вокруг «Беларуськалия» и Yara
  17. Первый энергоблок БелАЭС включен в сеть
  18. «Хлеба купить не могу». Работники колхоза говорят, что они еще не получили зарплату за декабрь
  19. У бюджетников заметно упали зарплаты. Их обещают поднять за счет оптимизации численности работников
  20. «Танцуем, а мое лицо прямо напротив ее груди». История семьи, где жена выше мужа (намного!)
  21. «Очень сожалею, что я тренируюсь не на «Аисте». Посмотрели, на каких велосипедах ездит семья Лукашенко
  22. Автозадачка с подвохом. Разберетесь ли вы в правилах остановки и стоянки на автомагистралях?
  23. Акции в честь 8 Марта и заседание МОК по Беларуси. Онлайн дня
  24. Где поесть утром? Фудблогеры советуют самые красивые завтраки в городе
  25. «Если вернуться, я бы ее не отговаривал от «Весны». Разговор с мужем волонтера Рабковой. Ей грозит 12 лет тюрьмы
  26. «Прошло минут 30, и началось маски-шоу». Задержанные на студенческом мероприятии о том, как это было
  27. Минздрав опубликовал статистику по коронавирусу за прошлые сутки
  28. Еще 68,9 млн долларов. Минфин в феврале продолжил наращивать внутренний валютный долг
  29. BYPOL выпустил отчет о применении оружия силовиками. Изучили его и рассказываем основное
  30. Синоптики объявили желтый уровень опасности на 9 марта
реклама


Татьяна Козлова,

Приходилось как-то слышать, как заместитель премьер-министра Анатолий Тозик, который несколько лет работал в Поднебесной в качестве Чрезвычайного и Полномочного Посла Беларуси, говорил: "Вот если бы мы работали так, как это делают китайцы, жили бы гораздо лучше, чем сейчас…" Лично я не очень хорошо представляю, как работают китайцы. Но в чем я точно уверена, так это в том, что мы, действительно, можем работать лучше. Вовсе не имею в виду, что нужно засиживаться на работе допоздна, приходить по выходным, игнорировать обеденные перерывы… В общем, вкалывать так, что дома хватает сил только на то, чтобы дойти до постели и рухнуть, не раздеваясь.

Жизнь — это не только работа. И те 8 часов в будние дни, которые мы традиционно посвящаем тому, чтобы заработать на жизнь, развиваться в своей профессии, получать удовольствие от этого процесса (и так далее, исходя из списка ваших приоритетов), на мой взгляд, тоже немало. И тратим мы их, согласитесь, не всегда эффективно. А зачем? Если уж так, не лучше ли перевестись, например, на полставки и посвящать больше времени семье, детям, самим себе? Или придумать иной вариант, чтобы не тратить понапрасну время? Лично мне его бывает порой очень жалко.

Но ведь есть и другая сторона медали. Я думаю, многие время от времени задаются вопросом: а что произойдет, если я буду работать лучше? Смогу ли я больше зарабатывать? И надо ли это моему коллективу (предприятию, организации)? Чтобы не делать каких-то глобальных обобщений (нас ведь, работающих, в Беларуси около 4,6 миллиона человек), спросила у нескольких знакомых, зависит ли их уровень вознаграждения от тех усилий, которые они прикладывают на своем рабочем месте.
 
Начала, что вполне логично, с коллеги журналиста. Правда, из другого издания. "В нашей профессии очень важно работать на свое имя: если тебя заметили, то будут приглашать писать для других изданий. Если предложений много, начинаешь выбирать более интересные и денежные, но отчасти это и экстенсивный путь развития — приходится посидеть за компьютером и вечером, и в выходные, — рассказал он мне. — На своем рабочем месте я выполняю те задачи, которые ставит руководство. За статьи, конечно, полагаются гонорары, но чем больше пишешь, тем они почему-то меньше и меньше. Да и место на страницах журнала не резиновое, все равно часть материалов уходит в запас на будущее".
 
"На прежнем месте работы у нас действовали целые тома инструкций, чтобы стимулировать сотрудников, — поведала служащая банка. — Но проблема в том, что, например, в работе с физическими лицами уровень продаж банковских продуктов зависит не только от твоей расторопности, настойчивости и профессионализма, но и от ситуации на рынке, от востребованности тех или иных услуг и т.д.". Получалось, что переменная часть в ее вознаграждении доходила иногда до 60-70 %, но ее могло и не быть вовсе. А постоянная — это "сумма, на которую прожить невозможно". Сейчас девушка перешла работать в другой банк ("в том числе и по причине слишком громоздкой системы мотивации"), и ее постоянная зарплата выше, чем со всеми мотивационными выплатами на прежнем месте работы. "Стала хуже работать?" — спросила я ее. И услышала в ответ: "Вовсе нет, выполняю те задачи, которые ставит передо мной начальство, в рамках моих функциональных обязанностей. Кажется, справляюсь неплохо".
 
Еще одна участница моего мини-опроса — человек с богатым опытом работы в рекламе, работающая в издательстве. Конечно, рекламисты получают свой процент с продаж, и это очень хороший стимул, чтобы трудиться и трудиться не покладая рук. "С клиентами у меня все складывается хорошо, многие за долгие годы сотрудничества стали добрыми друзьями, — рассказала женщина. — Но я жалею, что в какой-то момент не открыла собственный бизнес. Один из руководителей постоянно "зажимал" мне проценты, объясняя это тем, что зарплата у меня получается больше, чем у него. Разве это аргумент? Но примерно так рассуждают многие начальники. Уже несколько компаний поменяла, но каждый раз приходится с боем добывать свои "кровные", потому что суммы получаются приличные".
 
А вот специалист по связям с общественностью одной успешной частной компании-производителя на систему оплаты труда не жалуется. "Получаю постоянный оклад, но когда идет реализация проектов, требующих больше времени, креативного подхода, координации, то к нему полагается ежемесячная премия, и она очень ощутимая", — рассказала она. К тому же руководство видит, насколько результативен каждый сотрудник, и всегда идет навстречу, если надо оплатить необходимое обучение. "Можно просто прийти и мотивировать свое решение, и проблем не возникает. Наша компания вообще славится тем, что очень много вкладывает в обучение. Я, например, посещаю многие семинары, круглые столы, фестивали рекламы", — добавила специалист.
 
Другой респондент работает на государственном предприятии, производящем оборудование, начальником цеха. "От меня многое зависит: не обеспечил поставки необходимых комплектующих — весь цех не выполнил план. А исходя из этого показателя определяется уровень премиальных. Например, у меня около 60 % от оклада составляют надбавки (за стаж и т.д.), еще примерно столько же — так называемая "прогрессивка", ее в зависимости от результата могут порезать. Вот в прошлом месяце мы не дотянули до плана, и я недосчитался около миллиона рублей", — рассказал работник предприятия.
 
Выводы из этих простых ответов можно сделать разные. Конечно, у каждого человека свое понимание ответственности (или безответственности), и если один тут же свернет бурную деятельность, как только выпадет из поля зрения начальства, то другой на его месте продолжит добросовестно трудиться. И далеко не все зависит от уровня мотивации. И все-таки вспомню слова одного известного консультанта в области управления персоналом, который сказал в одном из интервью: "Любой здравомыслящий сотрудник выполняет только те задачи, которые мотивируются и контролируются". Думаю, большинство руководителей это хорошо понимает, хотя на самом деле создать действенную, отлаженную систему мотивации совсем непросто. Но не делать этого — себе дороже. Энтузиазм, горящие глаза и трудовые подвиги — это все производные от понимания, что впереди ждет много "вкусного". Видим достойную цель — начинаем шевелиться быстрее и эффективнее. А если нет? Значит, надо продолжить поиски этой цели. Или самостоятельно, или вместе с работодателем, если он к тому готов.
 
-50%
-30%
-20%
-15%
-33%
-5%
-30%
-15%
-30%
-30%