99 дней за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. Бывший офицер: «В августе понимал, что рано или поздно дело коснется меня и я не смогу на это пойти»
  2. «Оправдания не принимаются». Лукашенко заявил, что на Олимпиаду надо отправить «боеспособный десант»
  3. Под угрозой даже универсам «Центральный». Что происходит в магазинах «Домашний» из-за проблем сети
  4. «Любой поставщик должен закладывать в цену риск принятия судом такого решения». Кредиторы БМЗ в печали
  5. Политолог: Россия устала играть в кошки-мышки с Лукашенко, но не видит альтернативы
  6. По Мстиславлю уже 5 месяцев гуляет стадо оленей. Жители говорят, что олениха с детенышем ранена
  7. Сейчас плюс даже ночью, а какими будут выходные: синоптики о погоде на конец февраля — начало марта
  8. Александр Лукашенко — больше не президент Национального олимпийского комитета
  9. Виктора Лукашенко уволят с должности помощника президента
  10. Новый глава НОК, возможные санкции Украины, суды и приговоры. Что происходило 26 февраля
  11. Минчане пришли поставить подпись под обращением к депутату — и получили от 30 базовых до 15 суток
  12. «Куплен новым в 1981 году в Германии». История 40-летнего Opel Rekord с пробегом 40 тысяч, который продается в Минске
  13. 10 лет по делу о выстреле в Бресте. Что рассказывают родные осужденных и адвокат
  14. «Теряю 2500 рублей». Работники требуют, чтобы «плюшки» были не только членам провластного профсоюза
  15. В Беларуси выпустили пробную серию российской вакцины от коронавируса
  16. Могилев лишился двух уникальных имиджевых объектов — башенных часов и горниста (и все из-за политики). Что дальше?
  17. Байкеры пытались отбить товарища у неизвестных у ТЦ «Европа». Ими оказались силовики, парней отправили в колонию
  18. Экс-директору отделения Белгазпромбанка в Могилеве Сергею Кармызову вынесли приговор
  19. Звезда белорусской оперы сказал три слова на видео, его уволили «за аморальный проступок» — и суд с этим согласился
  20. Требования дать «план победы» — это вообще несерьезно. Ответ Чалого разочарованным
  21. «Магазины опустеют? Скоро девальвация?» Экономисты объяснили, что значит и к чему ведет заморозка цен
  22. Рынок лекарств штормит. Посмотрели, как изменились цены на одни и те же препараты с конца 2020-го
  23. «Ситуация, похоже, только ухудшилась». Представитель Верховного комиссара ООН — о правах человека в Беларуси
  24. «Из-за анорексии попал в реанимацию». История пары, где у одного психическое расстройство
  25. Выброшенные на лед в Шклове освежеванные трупы животных оказались лисьими. Их проверяют на бешенство
  26. Жила в приюте для нищих, спаслась после теракта в США. Женщина, которая перевернула российскую «фигурку»
  27. «Когда Володя готовит, в доме все замирает». Макей и Полякова — о секретах брака, быте, Латушко и политике
  28. «Фантастика какая-то». В Гродно начали судить водителя Тихановского, который молчал все следствие
  29. «За 5−10 тысяч можно взять дом». Белорус переехал из Минска за 90 километров «у мястэчка» и возрождает его
  30. Биатлонистка Блашко рассказала, как ей живется в Украине и что думает о ситуации в Беларуси
реклама


Татьяна Гусева,

Информацию о том, что овощи в Беларуси дороже, чем в странах-соседях, озвучил на заседании президиума правительства министр торговли Валентин Чеканов. Почему мы платим за овощи больше, чем украинцы, поляки и латыши? Этот вопрос "Салідарнасць" адресовала фермерам.
 
— Я сдаю огурец по 5000 рублей за килограмм, перекупщик привозит в город-герой Минск и накручивает 2000, торговля прибавляет если не 7 тысяч, то 5 точно. Вот и посчитайте, сколько огурец стоит на рынке или в магазине: 12-14 тысяч, — раскрыл схему формирования цены владелец подсобного хозяйства из деревни Пинковичи Пинского района Павел Ковалицкий.
 
По словам собеседника, в итоге зарабатывает производитель и тот, кто продает в розницу. С такими же накрутками к потребителю попадают картофель, помидоры и другие овощи.
 
Фермер из Ольшан Михаил Певец приглашает: "Приезжайте к нам в Ольшаны и посмотрите: овощи за бесценок продают!"
 
— У нас, производителей, дешевая продукция. Сходите на Комаровку — там по 15 000 огурцы, а у нас — по 3-4 тысячи. Кто виноват? Мы или перекупщики?
 
Что можно сделать для того, чтобы эта схема разрушилась, и овощи попадали к белорусам по доступным ценам?
 
— Это складывалось годами, и так и будет продолжаться, — считает Павел Ковалицкий. — Мы, например, сами торговать не можем, потому что если я поеду на рынок, у меня все в хозяйстве пропадет. Тем более, эта весна была очень сложной, и пока отрабатываем то, что вложено.

"У меня уже аллергия на "белый дом"!"

Павел Ковалицкий выращивает овощи в частном подсобном хозяйстве. Зарегистрирован как фермер, но с начала "нулевых" не может получить землю под фермерское хозяйство.
 
— Земли у нас хорошей нет. Дают то, что колхозы не могут использовать. Мне досталось болото. Я вложил туда большие деньги, а получил ноль, — делится проблемами Павел. — Я попросил 10 гектаров. Председатель райисполкома отправил меня в земельную службу, оттуда меня послали к председателю колхоза. Тот сказал обращаться к председателю райисполкома. Это замкнутый круг! У меня уже аллергия на "белый дом"! Я с начала 2000-х у них землю прошу. Вы поймите, если председатель колхоза даст мне землю, он с завтрашнего дня без работы останется!
 
С моего знакомого фермера колхоз запросил 60 миллионов рублей за аренду десяти гектаров. При том, что сами зарабатывают по миллиону рублей с гектара в сезон. Дают землю тем, кто ближе к власти. Но остальных-то меньшинство!
 
— Земли под севооборот не дают. Один ответ: у нас перенаселение, — подтверждает его коллега из Ольшан Михаил Певец. — Я уже 12 лет как фермер. Нам кредит "Белагропромбанк" предлагает под 50%! Как будто мы не клиенты. Наше хозяйство ни кредитов не получало льготных, ни технику в лизинг не может взять.
 
Очевидно, что фермеры в Беларуси существуют в своей нише, и их не касается программа возрождения села, на которую государство тратит миллиарды долларов, а потом ищет ответ на вопрос: почему у нас такие дорогие овощи?!
-25%
-15%
-20%
-20%
-10%
-10%
-30%
-26%
-50%