Офтоп


/

В очередной программе Сергея Чалого "Экономика на пальцах" мы разобрали три важные темы: развитие промышленного комплекса страны, призрак девальвации и свежий отчет МВФ по Беларуси.

Фото: Евгений Титко

Постоянная головная боль нашего правительства в последние месяцы - это забитые продукцией склады. Как проводить модернизацию, когда нет денег от реализации товаров и кредитов не дают? Лукашенко провел совещание по развитию промышленного комплекса Беларуси, а Сергей Чалый попробовал разобраться в итогах совещания.

Россия собирается ослабить свой рубль интервенциями Центрального Банка. А недавно было совместное совещание Центробанка России и Нацбанка Беларуси, на котором речь шла о координации макрополитики. Похожая ситуация была в конце 2008 года, а в самом начале 2009 года мы девальвировали рубль...

Подоспел свежий отчет МВФ по ситуации в экономике Беларуси. Что рекомендует нам влиятельная организация?

Мы разбирались в этих вопросах в очередной программе "Экономика на пальцах".

Внимание! У вас отключен JavaScript, ваш браузер не поддерживает HTML5, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player.

Скачать аудио (27.87 МБ)

Внимание! У вас отключен JavaScript, ваш браузер не поддерживает HTML5, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player.

Открыть/cкачать видео (180.18 МБ)

Начнем с совещания по разгрузке складов. Мне всегда было интересно, каким образом проходит цикл от появления проблемы до ее осознания. Сначала ее отбрасывают как несуществующую. Потом выясняется, что проблема все-таки есть, но она, скорее всего, имеет сезонный характер. Когда сезон заканчивается, становится только хуже, и тогда уже последняя стадия – совещание президента.

Ситуация беспрецедентная. В 2008-2009 году был мировой кризис, и летом 2009 года у нас был пик роста складских запасов. Несмотря на замедление мировой экономики, мы пытались наращивать промышленное производство и исполнять целевые параметры. Свежие данные сегодня по ВВП, и теперь можно откровенно сказать, что идет промышленный спад: минус 20% промышленное производство год к году. Вытягивает ВВП только рост розничного товарооборота. Транспорт в минусе, уменьшился в относительном выражении (плюс 10%) объем инвестиций год к году, вклад строительства тоже уменьшается.

Даже в условиях сокращения промышленного производства, когда нет смертельной необходимости выполнять параметры экономического роста, при существующих попытках распихать технику, мы все равно получаем рекордный рост промышленных запасов. Ситуация еще более тяжелая, чем в 2009 году.

На совещании президент несколько раз говорил "это факт". "Рост складских запасов налицо. Гоним объемы, увеличивая тем самым склады. Это факт". Интересно, как правительство объясняет, из-за чего это произошло. Внезапно выяснилось, что Россия вступила в ВТО, а в Европе кризис. Но эти факторы не вчера появились. Причем когда речь шла о вступлении России в ВТО, все наши эксперты доблестно рассказывали, что на нас это никак не скажется, за исключением небольших товарных позиций.

На бумаге выясняется, но вполне возможно, что на нас это действительно не сказывается. А рост складских запасов объясняется чем-то другим.

Фактор ВТО здесь играет довольно малую роль. А в России внезапно произошла остановка, причем для многих экономических агентов это неожиданность. Никаких особых макроэкономических причин для этого нет. Денег в экономике навалом, но почему-то закупки остановились, и отток капитала только увеличился.

На совещании особенно приятно было слышать то, что президент теперь в курсе схем притворной разгрузки складов: когда экспорт фиксируется как продажа своим собственным дилерским центрам в России или где-то еще, а по факту это перегон техники с одного склада на другой без каких-либо движений денежных средств. Это поставка техники с большими сроками отсрочки платежа, и зачастую иногда без получения каких-либо денег. И президент жестко предупредил о "недопустимости механической разгрузки складов, когда продукцию направляют в дилерские центры или торговые дома без расчета получить за нее выручку. Эквилибристики не должно быть за этими общими цифрами. Меня интересует динамика". Иными словами, этот путь для разгрузки складов у наших предприятий закрыт.

Еще одним интересным моментом является то, что не так давно было принято решение об отмене государственного регулирования минимальных экспортных цен. Не бывает такого, чтобы товар не продавался. Это всегда вопрос цены. Он не продается по этой цене, значит, продастся по другой. Правительство готовило себе обходной путь, чтобы попытаться распихать эту продукцию с серьезными скидками. И эту лазейку Александр Григорьевич тоже закрыл, сказав, что "недопустима фальсификация и приписки, торговля себе в убыток. Имейте в виду, в конце года с вас спросят за экономику, поэтому любыми путями разгрузить склады и сбросить продукцию за копейки не получится. Это будет сродни преступлению. В первую очередь должна быть экономика, а потом реализация, объемы и все прочее. Очковтирательство и фальсификации недопустимы". Иными словами, и этот путь для разгрузки складов закрыт.

Мне кажется, что в правительстве сидят остроумные люди, и они что-то обязательно придумают.

Премьер-министр Михаил Мясникович на этом же самом совещании сказал, что "по этим и другим недостаткам ведется ежедневная системная работа, принцип которой таков: оперативно решать задачи, помогать и заставлять. Утверждены помесячные графики выхода на запланированные темпы роста промышленного производства и разгрузки складов. Так что по итогам года есть возможность достичь запланированных параметров". Оперативно решать задачи, помогать и заставлять у нас правительство, несомненно, умеет. Однако почему-то складские запасы не очень разгружаются.

Если раньше нам говорили, что это сезонная проблема (то есть к лету она должна рассосаться), а теперь фактически "мы услышали главное. Первый этап – сентябрь", - сказал президент. Это потому, что правительство сказало, что за летний период склады белорусских предприятий будут значительно разгружены. "Вы сказали, за лето динамика будет значительной. В третьем квартале вы зримо уменьшите складские запасы с возвратом денег в страну. А на 1 января 2014 года выйдете на норматив". Как сказал президент, "все поручения должны быть персонифицированы, например, Мясникович отвечает за разгрузку складов МАЗа, Якобсон – за это, Семашко – за то. Не забудьте при этом МИД". Понятно, что за это и за то отвечать легко, а вот за разгрузку складов МАЗа – не очень. Тяжелая задача стоит перед Михаилом Мясниковичем.

Может, ему на свои деньги пару МАЗов купить…

Особенно интересно было высказывание Александра Якобсона, председателя КГК, что из-за нерасторопности отдельных руководителей срывается исполнение поручений президента. Но важно еще, что не работают принятые меры по повышению качества и конкурентоспособности. Впервые это слышно от государственных органов. В сущности, президент был прав, когда говорил, что беспрецедентным в модернизации является только ее фронтальный масштаб. Но она дала определенный успех там, где рынок всегда был для нас открыт и где мы не могли на него влиять своими объемами. Понятно, что наши нефтепродукты Европа как-нибудь возьмет, не нужно думать ни о цене, ни о маркетинге.

Там, где вопрос стоит о четком, понятном технологическом процессе, действительно можно вложить деньги, получить модернизацию в плане обновления основных производственных средств и больше ни о чем не думать. Как только речь идет о производствах, которые не напрямую связаны с технологией играет роль люди, качество трудовых ресурсов и менеджерские способности руководителей, внезапно выясняется, что ничего не работает. Якобсон называет пример акционерных обществ "Сукно" и "КамВоль". "КамВоль" - это пример того, как уже 10 лет мертвое предприятие решили-таки спасать. Конечно, не спасут, потому что стоимость спасения для экономики становится сравнимой со стоимостью строительства атомной электростанции.
С акционерным обществом "Сукно" недавно был серьезный скандал по размытию доли в уставном капитале российского акционера. Не понятно, каким образом произошло общее собрание акционеров, о котором не уведомили не то что акционеров, а членов наблюдательного совета. На просьбу предоставить выписку о прошедшем принятом решении был представлен документ, что запрашиваемый документ уничтожили в связи с тем, что прорвало трубу.

Государство реализует свое преимущественное право на покупку акций, выпускаемых в результате допэмиссий. Так вот вывод: продукция акционерных обществ "Сукно" и "КамВоль" не пользуется спросом даже среди швейных организаций концерна "Беллегпром", то есть тех, кого можно даже заставить покупать. "Доля отечественных шерстяных тканей в производстве одежды не превышает 5% из-за низких потребительских качеств и высокой цены".

И наконец, общий вывод о том, что слишком много проектов, реализуемых по поручению главы государства, не достигают конечной цели либо проваливаются. Как следствие, упускается время, теряется позиции на рынках сбыта и неэффективно расходуются средства. В качестве примера Якобсон привел организацию строительной отрасли, объектов энергетики, предприятий деревообработки. То есть это предприятия, которые не подпадают под определение, где все решается исключительно технологиями.

Получается, что та модернизация, которая уже шла, и так уже проваливалась в тех сферах, где покупка нового оборудования эффекта не давала. Соответственно, возникает еще больше вопросов, почему вдруг модернизация, проводимая в еще больших масштабах, внезапно покажет результаты, отличные от тех, о которых сказал Александр Якобсон.

Довольно интересный вывод насчет "Гомсельмаша": "до 2012 года стабильной работе "Гомсельмаш" во многом способствовала ежегодная государственная поддержка агропромышленного комплекса. Сокращение этой поддержки сразу же привело к возникновению серьезных проблем со сбытом продукции". Это то, о чем мы говорили: что поддержка агропромышленного комплекса была на самом деле поддержкой нашего машиностроительного комплекса по производству комбайнов, тракторов и прицепов.

И наконец, еще одна вещь, которая сродни преступлению, как сказал президент: "Качество – это вопрос номер один. Если этого качества нет, это сродни преступлению". Я так понимаю, что это не просто фигура речи, что что-то является сродни преступлению.

Это намек на конкретную статью УК?

Мы же знаем, что за преступлением следует наказание. С назначением персональной ответственности подразумевается, что каким-то образом головы должны будут полететь. Я не вижу никаких способов выполнить эти решения, чтобы внезапно за третий квартал произошел резкий рост сбыта.

Но летящие головы тоже не разгрузят склады.

Да и скамейка запасных очень маленькая. Из предложений, которые прозвучали на совещании, это развитие лизинга, который теперь передается под контроль Нацбанка, расширение полномочий страховых компаний по страхованию экспорта и создание под эгидой Банка развития еще одной страховой компании. Банк развития становится все более могущественной структурой, супер коммерческим банком, который находится в привилегированных условиях по сравнению со всеми остальными учреждениями банковской системы. Второй момент: если спрос падает, нужно стимулировать спрос внутри. Помимо всего прочего, обращаясь к губернаторам и Минторгу, Александр Лукашенко призвал решить вопрос наполняемости магазинов страны отечественной продукцией. "В каждом магазине должен лежать белорусский продукт, от салфеток до мяса и молока. Больше разговоров на эту тему быть не может".

Я думаю, что как раз с салфетками, мясом и молоком проблем нет. А вообще зайти в гипермаркет – там туалетная бумага далеко не белорусская.

Я давно думал, что рано или поздно дело дойдет до того, что без административного ограничения импорта проблема решаться не будет. Раз мячик сейчас перекидывают на поле торговли, очевидно, будет возврат к старым практикам, когда львиная доля полок будет заставлена отечественной продукцией, а импорт придется искать.

Импорт равно дефицит.

Я думаю, мы на грани этого. Потому что свежие решения о розничной торговле дают основания предполагать, что некие административные ограничения импорта вполне возможны и, по всей видимости, просто необходимы, иначе эта проблема не решаемая.

Теперь по поводу российского совещания.

Тем более, скорее всего, мы уже слышали реакцию на него. Я говорю о встрече Александра Григорьевича с Нарышкиным, когда он практически в лицо Нарышкину сказал: мы как бы с ЕС хотим нормальных отношений. Не в ущерб России, но хотим нормальные отношения.

Здесь есть два момента, на которые я хотел бы обратить внимание. Первое – это обсуждение вопросов двустороннего сотрудничества в рамках межбанковского валютного союза центральных банков Беларуси и России. Фокус в том, что это уже 38-е заседание, проходят они весьма регулярно. На моей памяти о таком заседании Нацбанка Беларуси и Центробанка России сообщали нам в конце августа 2008 года. Тогда Россия, видя, что в экономике нарастают неблагоприятные тенденции, приняла комплекс мер по поддержке конкурентоспособности отечественной экономики.

Я плавно перехожу к совещанию, которое было 10 июня 2013 года, по вопросам подготовки единой стратегии ускорения экономического роста. Предложений немного, в основном перекидывали ответственность между друг другом. Решили изменить мандат Центробанка. Раньше у него была цель только таргетирование инфляции, поддержание стабильного уровня цен. Сейчас ему планируется добавить цель и создание условий для экономического роста, в том числе за счет поддержания "умеренных процентных ставок в банковском секторе". Фактически речь идет уже не столько о таргетировании инфляции, сколько о том, чтобы сделать кредиты для предприятий дешевле.

Интересно третье решение – расширение ресурсной базы Внешэкономбанка за счет средств Фонда национального благосостояния и резервного фонда. Фактически речь идет о распечатывании кубышки. "Коридор бивалютной корзины предлагается ослабить за счет целевых интервенций Центробанка без отказа от формально плавающего валютного курса". Это означает следующее: решение о проведении плавной девальвации российского рубля в России принято. Центробанк России на валютном и финансовом рынке России имеет практически неограниченную власть. В сущности, он может без больших усилий нарисовать какой хочет курс.

Нам почему-то сообщили именно о 38-м совещании. Начинаем складывать два плюс два. Девальвация российского рубля делается для увеличения внешней конкурентоспособности своего экспорта и снижения конкурентоспособности импорта, соответственно, нашего экспорта на территории России. Как показывает практика, как только Россия принимает такие решения и начинает их осуществлять, у нас остается не очень много вариантов противиться этой политике. Когда осенью 2008 года Россия перешла на плавное ослабление курса, мы вынуждены были ответить ступенчатой девальвацией 2 января 2009 года на 20%.

Теперь у наших властей появляется хороший аргумент. Это же не мы виноваты, мы вынуждены будем отвечать на такого рода протекционистские меры России. Поскольку они являются первым или вторым по разным товарным позициям экспортным рынком, чтобы скомпенсировать потерю внешней конкурентоспособности, мы вынуждены будем пропорционально ослаблять и белорусский рубль. Иными словами, это означает, что ослабление белорусского рубля неизбежно. Самый главный вопрос – как это удастся сделать без значимых потрясений на валютном рынке.
Нацбанк все время говорит, что рубль наш держится так уверенно, потому что на валютном рынке больше продают. Действительно, с начала года скупили миллиард валюты. Но ситуация разворачивается, как и в ситуации с внешней торговлей. Последний месяц мы даже без внешнеторгового положительного сальдо (то есть сальдо товарное и услуг) уже перешли в отрицательную величину. На валютном рынке, судя по всему, последние пару недель показывают динамику не превышения продажи над покупкой, а скорее наоборот.

Фото: Евгений Титко

Все-таки не стоит забывать, что сейчас физлица покупают валюту по паспортам. Не исключено, что есть некая база, согласно которой по тысяче в одни руки за месяц — и больше ни-ни.

Я думаю, если такие вещи будут вводить, паники уже точно не избежать. Теперь об отчете МВФ. Оценка всегда проводится несколькими методами. Все задаются вопросом, насколько от условного расчетного равновесного значения отклонен сейчас белорусский рубль. Анализ факторов конкурентоспособности показывает, что за 2012 год мы исчерпали все преимущества девальвации. Оценки МВФ всегда были оптимистичны. Накануне девальвации 2009 года они делали аналогичный расчет, и получалось, что рубль переоценен всего лишь на 10-15%. На самом деле такая девальвация была недостаточной, этого явно было недостаточно для восстановления внешней конкурентоспособности. МВФ традиционно недооценивает потенциал изменения курса.

Цитирую: "Подход на основе макроэкономического равновесия показывает текущий разрыв между прогнозируемым среднесрочным сальдо счета текущих операций и расчетной нормой счета текущих операций, означающих завышение курса рубля на 11%". Это уже сейчас по итогам апрельско-майских расчетов. Ситуация во внешней торговле и, несмотря на сверхусилия, внешняя конкурентоспособность ухудшается. Решение России об ослаблении своего рубля будет выполнено. Все это говорит о том, что нынешний потенциал в 11% к концу года будет больше.

В блоге меня начали обвинять, что я слишком обтекаемо высказываюсь. Тогда я буду высказывать необтекаемо. Я считаю, что запаса макроэкономической стабилизации хватит примерно на полгода. До конца этого года ничего не произойдет, потому что есть много свидетельств того, что дисбалансы, которые накапливаются, сейчас тупо переносят на следующий год. Это позволит дать нормальные параметры по итогам этого года. Все горизонты планирования упираются в начало 2014 года. Оценки МВФ таковы, что они считают, что мы бездарно прожили 2012 год. Мы потеряли все завоевания, которые были осенью 2011 года в результате перехода на плавающий обменный курс. Никаких структурных изменений, экономических реформ сделано не было. Не было сделано даже самых базовых вещей, а именно в ситуации, когда произошло резкое сжатие внутреннего спроса, это было самое лучшее время, чтобы произвести либерализацию ценообразования. Никакого всплеска цен вы бы не получили, потому что они и так стояли на верхней границе покупательской способности домохозяйств. А сейчас, когда мы перешли на старую модель стимулирования внутреннего спроса, понятно, что либерализация ценообразования будет стоить больше для экономики и для домохозяйств в целом.

Если мы прибавим к курсу доллара 11%, мы получим 9500 руб. Но если это прогноз оптимистичный, не исключено, что к концу года мы можем выйти на 10 000 руб.

Я бы сказал, что 9500 руб. – это был бы сейчас равновесный курс. Фактически это был едва ли не консенсус всех экспертов: на конец прошлого года 9500 руб. считался вполне разумным курсом. Можно уже откровенно констатировать, что все завоевания и то, что нужно было сделать в экономике, чтобы восстановить макроэкономическую стабильность, за 2012 год были бездарно растрачены, время упущено. При этом еще можно было сказать, что тянут с переходом к серьезным мерам, потому что сохраняются инфляционные и девальвационные ожидания. Но, извините, ставки в экономике по-прежнему высоки, а степень нервического поведения потребителей на валютном рынке никуда не делось.

На форуме спрашивали, какова вероятность того, что наши власти попытаются бескризисно дотянуть до выборов 2015 года. Я думаю, что до 2015 года они не дотянут в таком режиме.

Если следовать логике прошлых выборов, то начало 2014 года, скорее всего, будет провальным, потому что после этого остается два года на исправление имиджевой ситуации. Это довольно большой срок.

Я думаю, что выборы пройдут осенью. Полгода этого года и полтора следующих – это слишком мало, чтобы можно было добиться какого-то прогресса. Всегда получалось, что предвыборный год был самым крепким. Впервые получается, что самым слабым окажется именно предвыборный год.

Я уверен, что будут приняты какие-то меры, чтобы этого не допустить.

Единственную меру, которую можно принять, чтобы этого не допустить, это продать что-то ненужное. Но фокус заключается, что у нас не так много времени. Все предыдущие сколько-нибудь крупные сделки можно характеризовать как инсайдерские сделки. Продавали тем, кто и так давно сидит в этих предприятиях и инвестирует. Самой высокой финишности – сделка МАЗа и КамАЗа, которая безденежная (там просто обмен активами). Во всех остальных случаях нет даже оценки предприятия. Стоимость "Гродноазот" не знает никто, ни покупатель, ни продавец. И так по всем другим предприятиям. Предприятия, по которым могут быстро произойти сделки, копеечные. Ситуация в экономике стремительно ухудшается, это очень хорошо показывает динамика внешней торговли и промышленного производства. Инвестиции падают, несмотря на проводимую комплексную модернизацию. Конкурентоспособность на внешних рынках будет падать в том числе из-за того, что Россия будет ослаблять российский рубль. Честно говоря, я не вижу, каким образом сводятся планы на 2014 год.

Первое и последнее разумное решение, огромная интеллектуальная победа – переход на плавающее курсообразование и восстановление внешнего равновесия. Мы видели это по статистике: улучшение финансового положения предприятий, улучшение динамики внешней торговли – все это были реальные вещи. Получается, что весь 2012 год наша "стабильность" съела все завоевания. Есть мнение, что наши власти последние годы воспринимают как некую случайность. Рост последних 10 лет до 2008 года был около 8,5%, чему может позавидовать даже Китай. Но понятно, что этот рост был во многом обусловлен сверхспециализации на доении ресурсной федерации на Востоке. Как только там начала ухудшаться ситуация, выяснилось, что у нас экономический рост вовсе не 8%, а 2,5-1,5%. А сейчас всего лишь 1,1%. Можно констатировать, что мы выучили не все уроки кризиса, и все достижения оказались бездарно растрачены.
Нужные услуги в нужный момент
-10%
-20%
-10%
-22%
-25%
-20%
-30%
-40%
-10%
-50%