109 дней за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. Минское «Динамо» обыграло СКА в четвертом матче Кубка Гагарина
  2. «Если вернуться, я бы ее не отговаривал от «Весны». Разговор с мужем волонтера Рабковой. Ей грозит 12 лет тюрьмы
  3. Минздрав опубликовал статистику по коронавирусу за прошлые сутки
  4. У Марии Колесниковой истек срок содержания под стражей
  5. У бюджетников заметно упали зарплаты. Их обещают поднять за счет оптимизации численности работников
  6. «Соседи, наверное, с ума от нас сходят». У минчан с разницей в четыре года родились две двойни
  7. «Я привыкла быть, как все. Но теперь это не так!» Как мы превратили читательницу в роковую красотку
  8. «Белорусы готовы работать с рассвета до заката». Айтишницы — о работе и гендерных вопросах
  9. На овсянке и честном слове. История Марины, которая пришла в зал в 33 — и попала в мировой топ пауэрлифтинга
  10. BYPOL выпустил отчет о применении оружия силовиками. Изучили его и рассказываем основное
  11. Синоптики объявили желтый уровень опасности на 9 марта
  12. Как заботиться о сердце после ковида и сколько фруктов нужно в день? Все про здоровье за неделю
  13. Еще 68,9 млн долларов. Минфин в феврале продолжил наращивать внутренний валютный долг
  14. Изучаем весенний автоконфискат. Ищем посвежее, получше и сравниваем с ценами на рынке
  15. «Молодежь берет упаковками». Покупатели и продавцы — о букетах с тюльпанами к 8 Марта
  16. Студентка из Франции снимала Минск в 1978-м. Показываем фото спустя 40 лет
  17. «Один роковой прыжок — и я парализован». История парня, который нырнул в воду и сломал позвоночник
  18. Автозадачка с подвохом. Разберетесь ли вы в правилах остановки и стоянки на автомагистралях?
  19. Я живу в Абрамово. Как неперспективная пущанская деревня на пару жителей стала «модной» — и передумала умирать
  20. Первый энергоблок БелАЭС включен в сеть
  21. «Танцуем, а мое лицо прямо напротив ее груди». История семьи, где жена выше мужа (намного!)
  22. «Прошло минут 30, и началось маски-шоу». Задержанные на студенческом мероприятии о том, как это было
  23. «Хлеба купить не могу». Работники колхоза говорят, что они еще не получили зарплату за декабрь
  24. МОК не признал Виктора Лукашенко президентом НОК Беларуси
  25. «Ушло вдвое больше дров». Дорого ли выращивать тюльпаны и как к 8 марта изменились цены на цветы
  26. Акции в честь 8 Марта и непризнание Виктора Лукашенко президентом НОК. Онлайн прошедшего дня
  27. Где поесть утром? Фудблогеры советуют самые красивые завтраки в городе
  28. Госсекретарь США назвал Лукашенко последним диктатором Европы
  29. Россия анонсировала в марте совместные с Беларусью учения. В том числе — под Осиповичами
  30. «Можно понять масштаб бедствия». Гендиректор «Белавиа» — про новые и старые направления и цены на билеты
реклама


Ирина Менделеева,

Во времена СССР строительство любого крупного предприятия начиналось с общежития. Это было выгодно всем. Предприятие заманивало жильем квалифицированных работников. А человек, приехавший из глубинки, имел возможность сразу же закрепиться в городе. Конечно, удобства в общагах были минимальными. Однако и плата за проживание — чисто символической. Но главное, отработав 10 лет на предоставившем такое жилье заводе, работник не сомневался: на улице не останется. Даже в случае смены работы выселить его не имели права. А что сейчас? Корреспондент "СБ" исследует проблему на примере Могилевской области.

Койко–место в нагрузку

Новые рабочие общежития на Могилевщине давно не строятся. Старые ветшают, приходят в негодность. За получением койко–места, не говоря уже о комнате для семейных, часто приходится годами томиться в очереди. Плата за проживание сопоставима с оплатой за квартиру, а нередко и превосходит ее. А с апреля нынешнего года начала действовать такая норма: сколько бы лет человек на предприятии ни отработал, если закончились трудовые отношения — из общаги попросят. Без предоставления другой жилплощади.

Рынок диктует свои правила. Общежития для предприятий стали обузой. Содержание их — удовольствие не из дешевых. Издержки ложатся тяжелым грузом на стоимость продукции, выпускаемой заводом. И это соответственно негативно отражается на ее конкурентоспособности. Где выход?

Предприятия стараются спихнуть общежития на баланс коммунальников — жилкомхозов, ремонтно–эксплуатационных управлений. Те, в свою очередь, соглашаются с трудом, ставят массу условий. Типичный пример. Сейчас решается вопрос о передаче девятиэтажного общежития Могилевского завода "Электродвигатель" ЖРЭУ Ленинского района. Но прежде от администрации предприятия потребовали его капитального ремонта.

Кто кому должен

Зданию, расположенному по улице Гришина в Могилеве, 31 год. Возраст! Серьезно оно ни разу не обновлялось. Здесь часто ломаются лифты, местами осыпается штукатурка со стен, а в коридор последнего этажа во время дождей попадает вода: на этот случай подставлен тазик. Тем не менее в коридорах поддерживаются чистота и порядок. Хотя медленно, постепенно, но все же ремонтируются полы и стены. А уж уютно ли в комнатах, зависит от обитателей — 581 человека.

Заведующая общежитием Наталья Даюжина уверена:

— Надо менять законодательство. Люди подчас живут социалистическим прошлым: дескать, нам все должны. 30 процентов семей занимают свои комнаты по 10 лет и больше. Некоторые ни разу не сделали косметического ремонта. Но молодые семьи рассуждают иначе: меняют прогнившие трубы, сантехнику, создают комфорт.

Раньше Наталья Даюжина и сама жила в этом же общежитии. Муж собственноручно клеил обои и укладывал плитку в санузле. И это считалось нормой.

Впрочем, можно понять и тех, кто на ремонты не тратится. Платить за блок в общежитии приходится 250-290 тысяч рублей в зависимости от числа жильцов. При этом нередко владельцам полноценных двухкомнатных квартир "коммуналка" обходится в 160-190 тысяч. Да и где гарантия, что завтра не выселят? Достаточно, чтобы на работе не продлили контракт.

Комфорт с оговорками

Вместе с заведующей идем по длинному коридору девятого этажа знакомиться с жильцами. Двери в жилые блоки очень разные: у одних — старые, обшарпанные. У других — двойные, укрепленные, с модной обивкой. Вот на половичке уютным клубком свернулась кошка. Видно, ее хозяева обосновались здесь надолго.

Звоним в дверь Николая Юрченко из блока под номером 144, напрашиваемся в гости. И... попадаем в настоящую благоустроенную квартиру с недавно сделанным ремонтом. Все глаз радует: ванная, комнаты, кухня, отличная мебель. Впрочем, не менее комфортно и в двушке № 147, которую занимает молодая семья Голубцовых.

Как и в любом большом доме, есть в общежитии по улице Гришина и пьющие, скандальные семьи, игнорирующие санитарию, отравляющие существование соседям. Есть неплательщики. Все они на особом контроле. А по новому положению, таких будет проще выселить.

Навести порядок

Недавно Комитет государственного контроля Могилевской области провел телефонную "горячую линию" для жильцов общежитий Могилевщины. Наиболее типичные вопросы — проблемные соседи, предоставление комнат в обход очереди, высокая плата за коммунальные услуги. Жильцы жаловались также на тех, кто, построив квартиру, продолжает занимать место в общежитии, пустив квартирантов на новые квадратные метры. В то же время из "холостяцких" комнат общежитий нередко выселяют на улицу мам с детьми, если нет свободных комнат для семейных.

Пожалуй, в том виде, в каком они существуют сегодня, общежития себя изжили. Не вписываются в рыночные отношения. Возможно, арендное жилье, которое строится сегодня в стране, и есть рациональный выход. Почему бы не предоставлять на тех же условиях и комнаты в общежитиях? Дешевле будет, чем съемные частные квартиры. Да и содержать общаги предприятиям станет выгодно. А жильцы почувствуют себя увереннее, если право на блок или комнату перестанет зависеть от места работы.

Компетентно

Эдмунд Гришкевич, начальник управления Министерства жилищно–коммунального хозяйства:

— Сегодня в стране насчитывается 3.660 общежитий. В городах и поселках — 2.833, остальные — в сельской местности. Временное жилье относится к разным ведомствам. К примеру, Минсельхозпроду принадлежит более 620 общежитий, Министерству архитектуры и строительства — около 150, Министерству промышленности — 220, Министерству транспорта — 160.

Еще в 2005 году в стране было 3.876 общежитий. Как видно, их число резко уменьшается. Все последние годы временное жилье не строилось, а уже имеющееся переоборудовалось в квартиры, передавалось на баланс коммунальникам. Но что меняется от того, что государственная собственность перешла в коммунальную? Все равно содержание ее убыточно. Речь лишь о том, чтобы освободить от издержек предприятия, дать социальные гарантии жильцам.

Прямая речь

Заместитель начальника управления Комитета государственного контроля Могилевской области Марина Фролова:

— Наш мониторинг показывает: на большинстве предприятий выявляются нарушения, связанные с учетом нуждающихся и предоставлением мест в общежитиях. Часто комнаты в ведомственном жилфонде предоставляются людям из других организаций в обход очереди из своих работников. При заселении не соблюдается очередность, площадь помещений не соответствует санитарным нормам. Годами не производятся ремонты мест общего пользования, коммуникаций. Сейчас промышленные предприятия стараются передать жилфонд на баланс коммунальникам. И это правильно. Но предстоит решить множество вопросов. Например, как будут формироваться очереди нуждающихся, сколько проживание в общежитии будет стоить.
-10%
-20%
-60%
-15%
-25%
-20%
-20%
-10%