174 дня за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. «С большой вероятностью после Лукашенко не будет преемственности». Эксперты о знаковом декрете
  2. Мэр израильского Лода заявил о полной потере контроля над городом. Нетаньяху ввел режим ЧП
  3. Один из лучших минских спектаклей этого сезона. Почему надо посмотреть «Записки юного врача»
  4. Эксперт поделился секретами, как легко и эффективно можно почистить газовую плиту
  5. Против беззакония и насилия. Девушки в белом гуляют по Минску уже девять месяцев
  6. «До переезда я думал, что это типичный Техас с перекати-поле». Белорусы — о жизни в Остине
  7. Многие известные люди поддержали перемены и осудили насилие. Что с ними теперь?
  8. В Беларуси не хватает почти 84 тысяч работников. Какие кадры в дефиците
  9. Остаться одному после 67 лет брака. Поговорили с героем, чья история любви год назад восхитила читателей
  10. Отключение горячей воды, обострение конфликта, рекордное подорожание древесины и дожди — все за вчера
  11. Иностранные инвестиции выросли. Но в игру вступили политика, неопределенность и обещания контрсанкций
  12. С 13 мая снова дорожает автомобильное топливо
  13. Прогноз погоды на короткую рабочую неделю
  14. Семье Ромы, который спас брата из горящего дома, выделили арендное жилье
  15. Дерматолог — о влиянии гель-лака на кожу и ногти, тревожных симптомах и противопоказаниях
  16. В чем секрет храма в Будславе и что о нем надо знать. Вопросы и ответы о костеле, пережившем пожар
  17. Стрельба в школе в Казани: погибли 9 человек
  18. Белорусские сигареты почти на 2 млн долларов задержали в Польше
  19. В Могилеве начался суд над Павлом Северинцем и другими, он закрытый. Всех пришедших поддержать выгнали из здания
  20. Между израильтянами и палестинцами опять война? Разбираем очередное обострение на Ближнем Востоке
  21. «Таких цен никогда не было». Древесина ставит рекорды по стоимости во всем мире. А что у нас?
  22. В Беларуси — сильная геомагнитная буря
  23. «Боялись последствий со стороны банка». Что говорят в суде над топами Белгазпромбанка взяткодатели
  24. «Парни, подкатывая, просят посоветовать пилу». История лесоруба Вики
  25. Самое лютое соперничество в женской «фигурке» закончилось нападением. В Голливуде об этом даже сняли кино
  26. Парень, который выжил. История 23-летнего Антона, который после ДТП 43 дня провел в коме и выкарабкался
  27. В Green City открывается фудкорт. Первым там заработает «МакДональдс», будет и новый для Минска бренд
  28. Дело Тихановского и Статкевича будет рассматривать Гомельский областной суд
  29. Трехкратный восходитель на Эверест — о рисках, очередях к вершине и коронавирусе на такой высоте
  30. Выходец из БРСМ стал новым директором Оперного театра
реклама


Текст и фото: Олег Ануфриенко,

Вставать в 5 утра, работать без выходных и праздничных дней, а иногда и без отпуска… В списке обязанностей - носить тяжести, ухаживать за животными, быть немного механиком и еще чуть-чуть бухгалтером… И за все это получать менее полутора миллионов в месяц. Именно такой увидел работу молокосборщиков корреспондент FINANCE.TUT.BY.

 
 
В деревне Языль Стародорожского района молоко у сельчан до сих пор собирают по старинке: разъезжая по деревне на лошади и сливая все суточные надои в бидоны. Кажется, единственное, что изменилось с прошлых лет, - это то, что вместо прежних оцинкованных ведер сегодня используют пластиковые.
  

"Сейчас молоко сдавать невыгодно, поэтому многие отправляют коров на мясо…"

Перекресток у языльского стадиона - это своеобразная точка отсчета. Именно отсюда "веселый молочник" каждый день отправляется в рейс. Здесь мы и договорились встретиться с местным молокосборщиком Сергеем Сергеевым.
 

 
На часах 6.00. Где-то вдалеке начинает виднеться конная повозка. Вся она заставлена бидонами, которые постоянно ударяются друг о друга и громко барабанят на всю округу. Для сельчан этот звон - все равно что будильник с напоминанием: пора выставлять ведра с молоком на крыльцо.

 
- Уже к 9 часам все собранное молоко мы должны сдать на ферму, - начинает разговор Сергей. - За один рейс всю деревню объехать не получится: бидонов не хватает, а в хозяйстве новых не допросишься. Поэтому придется в два захода кататься…
 
Собирать молоко - это уже почти семейное дело Сергеевых. 10 лет назад первой в молокосборщицы записалась жена Сергея. После ухода на пенсию передала вожжи в руки мужу.
 
- Сейчас мы работаем на пару с сыном. Он мне помогает. В одиночку тяжело, потому что у меня вместо одной ноги протез - попробуй так поноси полные ведра… Так мы делим вверенные нам территории пополам, - рассказывает Сергей. - Еще лет 5 назад у каждого в деревне своя корова была, а то и по несколько держали. Тогда у нас вообще сразу 4 молокосборщика работало.

 

Сегодня во всей большой деревне коров держат только 60 семей. По рассказам Сергея, ему на двоих с сыном за день удается собрать не больше 1,5 тонны молока. Раньше, говорит, эта статистика раза в два больше была.
 
- За литр молока деревенским платят чуть больше 2500 рублей, - озвучивает местные расценки Сергей. - Получается, что возни со скотом много, а отдачи - никакой. Людям просто невыгодно стало держать коров, и многие сдали свое поголовье в колхоз на мясо.
 

"За "молочные" деньги мы дочке квартиру под Минском купили… за 28 тысяч долларов"

Недавно одну из своих буренок на убой сдала и самая знатная языльская молокосдатчица Татьяна Соловей. Раньше ее стадо состояло из четырех голов - сейчас осталось только 3.
 
 
 
- Жалко было ее на мясо отдавать - она у меня хорошо доилась, - вспоминает Татьяна Петровна. - Но у нее с ногой проблемы были, ходила плохо. Как на паству ее водила, так прямо видно было, как ей тяжело - решила не мучить больше животное…
 
Татьяна Петровна - стахановка по жизни. Женщина вспоминает, что пока она работала дояркой на ферме, ее портрет почти всегда висел на местной доске почета. А заслуги перед родным колхозом постоянно отмечали хрустальными вазами на районных слетах передовиков.
 
На зависть всем соседям Татьяна Петровна и сегодня в лидерах по надоям - в сутки с трех коров получается по 80-90 литров молока. На семью хватает и банки в день, а все излишки женщина сдает в колхоз.
  
- Я обеды развожу работникам хозяйства, так у меня в месяц зарплата получается всего чуть больше миллиона. А на молоке я по 7-8 имею. Для меня это хорошее подспорье.


 
Татьяна Петровна могла бы заработать и больше, если бы продавала молоко дачникам. Они вместо "колхозных" 2500 рублей готовы платить за литр по 4-6 тысяч. Но суеверная женщина боится дурного глаза…
 
- Дай кому молока, так, бывает, сглазят: потом коровы болеть начинают, доиться перестают… - уверяет женщина. 
 
Татьяне Петровне обидно, что все видят только ее миллионные доходы, но никто не замечает, как она вместе с мужем работает у себя на подворье от рассвета до заката. Деревенские Татьяне Петровне завидуют, а она оправдывается:
 

 
- Это же мы для детей стараемся. Вот, в прошлом году мы за "молочные" деньги дочке квартиру купили под Минском за 28 тысяч долларов. Еще плазменный телевизор: один ей подарили, другой - себе поставили. Сейчас газ в дом проводим… - рассказывает Татьяна Соловей. - Но это же нужно работать не покладая рук.
 

На рынке 3-литровую банку можно и за 20 тысяч продать

Семья Соловей своими удоями пополняет не только семейный бюджет, но и кассу местным молокосборщикам. Оплата труда у них сдельная: сколько собрал - столько денег и получил.
 
- Расценки за наш труд просто смешные. Мне за литр собранного молока платят всего 56 рублей, - жалуется на работу молоксборщик Сергей Сергеев. - И это мне нужно вставать ни свет ни заря, по всей деревне проехаться, тяжести потаскать…


 
Только от самого работника в этом деле ничего не зависит - план по сдаче деревенским никто не ставит.
 
- Я получаю копейки. Если сложить все литры, собранные за месяц, то там набегает только на 700 тысяч зарплаты. Уже колхоз до 1,3 миллиона докладывает - это минимум по стране.
 
Далее по маршруту Сергея дом работницы языльской больницы Светланы Амельчени. Сегодня ведер с молоком у ее крыльца нет.
 
- Может, родственники приехали, так она сыр варит или сметану делает… Так молока лишнего и не осталось, - со знанием дела говорит молокосборщик. - Вообще не все молоко в колхоз сдают. Некоторые возят в Старые Дороги на рынок - там 3-литровую банку можно и за 20 тысяч продать.


 
Проезжая мимо местного ФАПа, молокосборщик встретил и Светлану Анатольевну.
 
­- Ко мне на выходные дети приехали, так я ничего не сдавала сегодня, - говорит женщина. - У меня и соседи просили банку молока оставить. Мне им выгодно продавать - они по 4 тысячи за литр платят.


 
У Светланы Анатольевны корова в среднем дает 20 литров молока в сутки. Со сданного в хозяйство зарабатывает немного - миллиона полтора в месяц. Это среднестатистический показатель по деревне.
 

Из полутора миллионов еще и все недостачи молока высчитывают

 
Ближе к ферме пути языльских молокосборщиков снова сходятся. В бидонах у Сергея места уже не осталось. Поэтому молоко с последних подворий мужчина отправляет на воз к сыну.
 
- Какое-то странное молоко… Скисло уже, наверное, - по запаху определяет Сергей. - Такое мы не берем - оставляем хозяевам.

 

Если бы Сергей не "унюхал" молоко с душком, то это бы точно определили на перерабатывающем заводе и вернули бы назад все полторы тонны сырья. Это значит, что из-за одного недобросовестного соседа без денег бы остались все: и сельчане, и молокосборщики.

 
 
- В начале месяца было несколько возвратов, - встречает нас на ферме помощница заведующей Наталья Заикина. - Тяжело стало работать. Сейчас завод может отказать в приемке по любому поводу: или кислотность выше нормы, или антибиотики в молоке найдут…


 
Наталья Михайловна на ферме следит за тем, кто и сколько молока сдал - чтобы, не дай бог, кому-нибудь не приписали лишних литров. Если на молокозаводе обнаружат недостачу, разницу вычтут из зарплаты молокосборщиков.
 
- Самое интересное, что на ферме у нас все сходится, а пока молоко доедет до завода, 100 литров куда-то пропадает, - рассказывают молокосборщики. - Никто в потерях не разбирается, а мы за это платим со своей мизерной зарплаты…

 
 
За свою зарплату молокосборщики должны, помимо прочего, вести учет собранного у населения молока, ухаживать за лошадьми, заготавливать им на зиму сено и чинить сломанные повозки.
 
- От хозяйства помощи не допросишься. Кормов практически не дают. "Запчастей" на коня тоже. У нас колхозная повозка уже давно стоит без колес - приходится на своей работать. Нам председатель говорит: "Это же вы ее сломали - сами и чините", - рассказывает молокосборщик Алексей. - За 10 лет нам выделили только одни вожжи и хомут. И тот треснул через неделю.
 
Хотя, по признанию работницы фермы Натальи Заикиной, и хозяйству покупать молоко у сельчан - невыгодное дело.
 
- Для нас это обуза. Но не собирать излишки мы не можем: люди же для этого коров и держат.

 
 
Молокосборщики Сергей и Алексей уже давно собирались уволиться с работы. Но желающих сменить их на этом посту в Языле не нашлось. Вот и продолжают они вставать каждый день в 5 утра, чтобы напоить коня, запрячь его в повозку и снова поехать по деревне собирать молоко.
 
Они по-прежнему будут выслушивать жалобы сельчан, что молоко принимают дешево… А в ответ пожалуются на плохие условия труда. И все будет как раньше. Потому что ни другой работы, ни другого заработка у них в деревне нет.


 
-5%
-30%
-7%
-10%
-20%
-20%
-30%
-30%
-20%
-10%