104 дня за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. «Утром ломились в подъезд». Что известно о массовых задержаниях блогеров и админов телеграм-чатов в Минске
  2. Кризис и волны релокейта не помеха? Резидент ПВТ пошел развивать технологические проекты в регионах
  3. Какой будет погода весной и стоит ли прятать теплые пуховики в марте
  4. Для водителя, который прокатил на капоте гаишника, запросили 11 лет колонии усиленного режима
  5. Кирилл Рудый — о жизни после госслужбы и проектах с Китаем. «Cперва кажется, ничего нельзя, а оказывается — все можно»
  6. Светлана Тихановская прокомментировала видео СК по ее делу
  7. Как Беларусь зарабатывает на реэкспорте цветов в Россию
  8. Родители не пускали дочь на учебу из-за ковида — и ее отчислили. Колледж: все законно
  9. В Витебске увольняют Владимира Мартова — реаниматолога, который первым в Беларуси честно говорил о ковиде
  10. Перенес жуткое сотрясение, но вернулся и выиграл два Кубка Стэнли. Хоккеист, которым восхищается весь мир
  11. «Готовились к захвату зданий в Гомеле». СК — об экстрадиции Тихановской и деле в отношении ее доверенных лиц
  12. Нет ни документов, ни авто. В правительстве объяснили, как снять с учета такую машину, чтобы не платить налог
  13. Суд за надпись «3%» и пять лет колонии за «изготовление ежей». Что происходило в Беларуси 3 марта
  14. Был боссом Дудя, построил крутой бизнес в России, а сейчас помогает пострадавшим за позицию в Беларуси
  15. «Осторожно, тут могут быть бэчебэшники». Как в Купаловском прошел первый спектакль после президентских выборов
  16. Приговор по делу о «ноль промилле»: полгода колонии журналистке TUT.BY и два года с отсрочкой врачу
  17. «Предложили снять, я отказался». Житель «Пирса» повесил на балконе БЧБ-флаг, а его авто забрал эвакуатор
  18. Беларусбанк начал выдавать потребительские кредиты. Какую сумму дадут при зарплате в 1000 рублей
  19. Двухлетний ребенок полгода не видел папу. Посмотрите, как сын встречает политзаключенного
  20. Виктор Лукашенко получил звание генерал-майора запаса. Предыдущее его известное звание — капитан
  21. «За полтора месяца мое душевное рвение ушло в минус». Минчанка продала квартиру и купила синагогу
  22. Лукашенко рассказал о подробностях переговоров с Путиным
  23. «Пары начинались в 3 утра». Белорусы, которые учатся в Китае, не могут вернуться в вуз
  24. «Деревня умирает! Здесь живут 4 человека — и все». История Анатолия, который работает в автолавке
  25. Жуткое ДТП в Волковысском районе: погибли три человека, в том числе новорожденный ребенок
  26. «Шахтер» впервые стал обладателем Суперкубка Беларуси, победный пенальти забил вратарь
  27. Все магазины Bigzz и «Копилка» не работают. Компания ушла в ликвидацию
  28. На продукты рванули цены. Где сейчас выгоднее закупаться — на рынках, в гипермаркетах, дискаунтерах?
  29. «Малышке был месяц, они ее очень ждали». Что известно о троих погибших в страшной аварии под Волковыском
  30. Протестировали, как работает оплата проезда в метро по лицу, и рассказываем, что из этого вышло
реклама


Текст и фото: Олег Ануфриенко,

Белорусским пенсионерам предлагают на седьмом десятке, наконец, обрести "Семейный причал". Правда, душевные переживания с ними разделят не сын или дочь, а такие же, как и они, брошенные и одинокие старики. А вместо родственников стакан воды поднесет сестра-сиделка. Но за эту любовь и заботу придется заплатить.


 
В Воложинском районе открылся пока единственный в стране частный дом престарелых. Корреспондент FINANCE.TUT.BY побывал на заселении первых постояльцев.
 

"Я строила его для детей, но в итоге, ни он, ни я оказались им не нужны"

 
Деревня Войганы расположилась почти на окраине Минской области - этого поселка не найдешь на гугл-картах. Но именно здесь решили дожить свой век 45 стариков и инвалидов.
 
Свежий воздух, с одной стороны из окон открывается вид на кукурузное поле, с другой - на лес. В комнатах все самое необходимое: кровати, шкафы, стол и телевизор.
 
 
 
- Мы еще ковры купили, но пока не во всех комнатах постелили: чтобы пыль не собиралась, - рассказывает директор частного дома-интерната Елена Дубовик. - Когда заселим людей, уже будем смотреть, что нужно еще докупить, чтобы создать здесь настоящий домашний уют.
 
Пенсионерка Станислава Плюто стала первой, кто забронировал себе койко-место в этом доме престарелых. И заселилась она раньше всех, поэтому женщина успела выбрать себе практически vip-комнату: она рассчитана всего на двух человек (в других будут жить сразу по 3-4) и находится прямо за стенкой от кабинета врачей.
 
Станислава Плюто часто рассказывает о своей жизни Елене Дубовик
 
- У меня давление часто скачет, голова, бывает, кружится. А мало ли упаду или плохо станет - здесь сразу кто-нибудь поможет, - признается пенсионерка. - Мне обещали, что здесь много врачей будет дежурить.
 
Первое впечатление Станиславы Ивановны: "Все сделано на европейском уровне!" Но женщина переехала из Молодечно в деревню вовсе не в поисках бытовых радостей. Здесь она рассчитывает на поддержку, заботу и уход. За это она даже готова заплатить: каждый месяц отдавать 90 процентов своей пенсии и отписать квартиру интернату по договору ренты. Взамен ее обещают кормить 5 раз в день, одевать, лечить и водить на прогулки. А еще организуют похороны.
 
Ни сама Станислава Ивановна, ни ее квартира детям не нужны...
 
­- Мне не надо ни моя пенсия, ни дом. Я строила его для детей, но в итоге, ни он, ни я оказались им не нужны, - со слезами на глазах рассказывает женщина. - Сын живет в Ярославле, дочка - в Москве. Их жизнь сейчас там. Мне больно об этом говорить, но я понимаю, что им некогда обо мне заботиться.
 
"Чем умнее дети, тем грустнее родители", - любит повторять Станислава Ивановна. Она всегда старалась их правильно воспитывать, заботилась, в свое время отправила учиться в Россию… Но так получилось, что уехали они навсегда. Теперь маму навещают редко, и ее приездам в гости не особо радуются.
 

 
- Я как-то собралась ехать к сыну в Ярославль. С трудом купила билет на поезд. А он мне потом говорит, чтобы я не приезжала. Мол, я могу помешать внучке готовится к экзаменам, и жена против, - с болью вспоминает пенсионерка.
 
По правилам частного дома-интерната, если у стариков есть дети, то они должны доплачивать за проживание своих престарелых родителей. За месяц проживания здесь просят 5,5 миллиона.
 
- Я созванивалась с детьми Станиславы Ивановны - они готовы платить и отказаться от квартиры, если их маме у нас понравится, - рассказывает директор интерната. - Но они честно признались, что сами не могут за ней ухаживать.
 
Станислава Ивановна знает много печальных жизненных историй брошенных стариков. Поэтому сюда, в дом престарелых, бежала от одиночества и страха.
 
- У нас в доме жил одинокий мужчина. У него не было никого. И когда он умер, этого никто не заметил. Его тело нашли в квартире только через неделю, когда соседка пожаловалась в ЖЭС на неприятный запах.

 

Иногда звонят люди и говорят: "Я просто хочу, наконец-то, поесть нормальной еды"

 

Частный дом престарелых - это, пускай и социальный, но все-таки бизнес. У директора Елены Дубовик есть опыт работы в обеих сферах. В прошлом она возглавляла отделение Красного Креста в Молодечно. А до этого руководила станцией техосмотра.

 
 
- Это у нас с мужем возникла идея открыть такое учреждение. Ездили по стране, смотрели подходящее помещение. И долгие поиски привели нас в Войганы. Я, к слову, родом из этой деревни, - рассказывает Елена Валентиновна. - Раньше здесь была школа: и я в детстве в нее ходила, и отец мой здесь работал…
 
У Елены Дубовик достаточно опыта ведения бизнеса
 
Переделка школы в дом-интернат стоила супругам Дубовик несколько десятков тысяч долларов. В кредиты бизнесмены не влезали - обошлись своими средствами. 
 
- Вложили все, что можно, - вспоминает Елена Валентиновна. - Купить мебель, оборудование для кухни, стройматериалы - это еще полдела, мы на это рассчитывали. Но, по итогу, пришлось полностью менять проводку, канализацию и еще закладывать некоторые выбитые стены.
 
 
 
В окупаемость этого бизнес-соцпроекта до сих пор верят не все. Поначалу сомнения были и у Елены Валентиновны. Оказалось, переживала зря.
  
- У нас здесь всего 45 мест, а каждый день звонят по 20 новых человек и просятся к нам жить, - рассказывает директор. - Я и не думала, что у нас так остро стоит проблема одиноких стариков. Иногда звонят люди и говорят: "Я просто хочу, наконец-то, поесть нормальной еды".
 

 
В частный дом престарелых готовы ехать со всей Беларуси: из Воложина, Молодечно, Витебска, Бреста, Минска… Но перед тем, как пригласить постояльцев к себе, Елена Валентиновна первым делом сама едет к старикам в гости.
 
- Важно понять, что человек действительно решил для себя, что он готов уехать из дома и отказаться от всего, что с ним связано. Мы берем некоторых на месяц - пусть посмотрят, как и что.
 

 
Присматривать за одинокими и больными пенсионерами сегодня готово и государство. Условия проживания, что в казенных домах, что в интернате в Войганах практически одинаковые. Но, словам Елены Валентиновны, из двух вариантов старики делают выбор в пользу частника:
 
­- Старики мотивируют это тем, что у частника будет больше проверок, поэтому здесь их никто обижать не будет, - рассказывает директор. - И они отчасти правы. Бюрократии много. Мы были готовы открыться еще в феврале, но почти полгода пришлось проходить согласования и комиссии. ­
 
 
 

Себе я пока не взяла ни одной копейки зарплаты

 
Тамара Якунович переезжает в частный дом-интернат не одна, а сразу всей семьей. Муж и сестра должны через пару дней доделать все дела дома и тоже переехать сюда. Они втроем - инвалиды и плохо передвигаются. И других родственников у них нет.
 
Тамара Якунович переехала в дом престарелых всей семьей
 
- Муж сначала не хотел переезжать, а потом я его заставила. Говорю: "Я точно поеду, а ты, если останешься, помрешь здесь с голоду один, - смеется Тамара Николаевна.
 
Хотя женщина и сама долго не могла решиться на переезд: в родной деревне ее держало хозяйство - козы и утки. Всю эту живность ей разрешили взять с собой.
 
 
 
- Огород мы уже посадили небольшой. Организуем свое подсобное хозяйство, - смеется директор Елена Дубовик. - У нас здесь больше двух гектаров земли - места хватит.
 
Елена Валентиновна старалась сделать свой дом-интернат по образу и подобию зарубежных аналогов, опыт перенимала в Литве и России.
 
 
 
- К постояльцам будут приезжать артисты. Это у нас официально прописано в договорах. Есть инструктор по трудовой терапии, комнаты отдыха, - рассказывает директор. - Санитарки будут дежурить круглосуточно, а днем еще медсестры и фельдшер. А раз в месяц врачи всех специальностей из райцентра будут проводить полный осмотр наших стариков и инвалидов. Мы уже заключили договор с Воложинской больницей.
 
Как признается Елена Валентиновна, самым сложным было найти персонал. Работать со стариками хотят немногие. А те, что хотят, не всегда подходят.
 
Подобрать персонал было самым сложным
 
- Пока люди у меня получают около полутора миллионов. Когда полностью заселим людей, то будем уже продумывать зарплаты и премии, чтобы мотивировать работников, - рассказывает руководитель. - А себе я пока не взяла ни одной копейки зарплаты. Пока еще много дыр есть, куда можно потратить эти деньги.
 
Но если местные санитарки и другие специалисты уже строят планы на будущее, что совсем скоро будут получать по 3-4 миллиона, то руководство о сроках окупаемости проекта говорить не решается. Но признаются, если эффект будет положительный, то, возможно, решатся открыть целую сеть частных домов престарелых по всей стране.

-50%
-10%
-20%
-35%
-15%
-15%
-13%
-20%