Личный счет


Юля Харкевич,

"Требуется курьер, зарплата от 6 миллионов" - это объявление в газете вызвало у меня одновременно удивление и недоверие. В моем представлении, курьер – что-то вроде мальчика или девочки на побегушках, этакий личный почтальон фирмы, который по совместительству выполняет поручения "принеси-подай". С одной стороны, приятно получать почти 700 долларов в месяц, не напрягая мозги и не проявляя собственной инициативы. С другой стороны, возможно ли это? Я, получив редакционное задание, решила проверить это на собственном опыте.

Работодатель кроме курьера ищет по объявлению еще и грузчиков, секретарей и торговых представителей. Представляю себе солидную компанию с огромным штатом работников и звоню в офис на редкость щедрой фирмы, готовой платить немаленькие деньги за, казалось бы, плевую работу курьера.



На собеседовании выяснилось, что компания, в которой мне предстоит попробовать себя в качестве курьера, занимает пол-этажа офисного здания, что, надо отметить, внушило доверие. Видно, фирма не скупится на аренду помещения. Миловидная секретарь попросила заполнить анкету, бегло взглянула на нее и радостно сообщила: "Мы занимаемся доставкой по городу канцелярских товаров. В рабочие дни - с 8 до 18, в субботу – с 9 до 14. Вы нам подходите, завтра один из самых опытных наших специалистов объяснит вам суть работы".

На следующий день оказалось, что в "солидной компании" трудятся всего четыре сотрудника: секретарь, шеф фирмы Илья* (имена по этическим соображениям изменены), водитель и по совместительству курьер Алик и парень 15-ти лет Саня, работающий в фирме второй день. К этому составу присоединились я и еще один новенький работник.

Спустя несколько минут после знакомства, покурив и набив карманы незрелой алычой с соседского дерева, шеф с Аликом усаживают нас в старенький Вольво. Под песни про тюрьму, "мусоров" и прокуроров, мы направляемся к выезду из города… Водитель с шефом, со смаком матерясь, обсуждают вчерашний вечер и личную жизнь. Рабочей деловой атмосферой и не пахнет.

– Куда мы едем? И вообще, расскажите мне о работе!
– начинаю беспокоиться я.

– Рулим в Слоним, – отвечает мне шеф. – А о работе пока не спрашивай – в двух словах не расскажешь, это показывать надо.

Новенький напряженно смотрит в одну точку – судя по всему, он понял, что попал "куда-то не туда" и уже начал обдумывать план побега с новообретенной работы.
 
Доставка писем, договоров и прочей корреспонденции – так я представляла себе работу курьера. На деле же пришлось таскать тяжелую сумку и "втюхивать" товары каждому встречному.
 

"Показывай даже без денег"

Итак, Слоним. Останавливаемся возле рынка, и Илья начинает инструктировать своих работников.

– Алик с новеньким – направо. Саня, ты идешь в центр, а мы с тобой, – обращается он ко мне, – налево шуруем.
Каждому достается по увесистой сумке с детскими книгами. В моем пакете – от силы 10 книжек, но весят они не меньше пяти килограммов.


Первым пунктом нашего с Сергеем назначения стал магазин хозтоваров.

–Здрасте, а мы к вам. Книги хотим показать. У нас много всего интересного по сниженным ценам,
– елейным голоском обращается Илья к продавщицам.

На прилавке растет гора книг, о каждой из которых мой шеф рассказывает так компетентно, будто на досуге он прочитал их от корки до корки да еще и выписал основные тезисы. Тут я окончательно понимаю, какая работа меня ждет – "втюхивание" книг каждому встречному!

Работников хозмагазина наши товары не заинтересовали.

– Двигаем на рынок, там у меня много постоянных клиентов, – вдохновляет меня Илья. Но постоянных клиентов наш товар тоже оставил равнодушными. Мы кружим по рынку почти час, а сделок все нет. Наконец молодая девушка, которая сперва отмахивалась от Ильи, мол, при ней сегодня нет денег, покупает яркую книгу с раскладными фигурками внутри.

– Тут главное – показывать товар, даже если человек говорит, что он без денег. У меня так сто раз было – сначала тетка говорит, мол, иди отсюда, денег нет, а как понравится книжка – из лифчика двухсоттысячная купюра неожиданно появляется, - учит меня премудростям коробейного бизнеса шеф. – И нужно обязательно давать товар человеку в руки. Он начинает чувствовать, что книга - его собственность, и уже не может с ней расстаться.

Я послушно плетусь за бодрым Ильей, ощущая себя инородным телом в нашем с ним тандеме. Мне неловко, и я радуюсь, что в Слониме нет ни одного знакомого, который станет свидетелем того, как я неумело пытаюсь "впарить" всем, кому ни попадя, ненужные вещи.
 

Первая продажа комом


Вторую книгу купили после нашего безуспешного трехчасового скитания по магазинам, фирмам и организациям города, где все сразу показывали нам на дверь. С первого взгляда, успешной сделки ничего не предвещало: девушка из магазина мебели сразу предупредила, что детей у нее нет, а зарплата закончилась. Лично я уже приготовилась развернуться и уйти, но Илья так просто не сдался.

– Наверняка у вас есть племянник. Один? Повезло, а у меня, представляете, их 16! Аха-ха-ха! Специально для вас у меня есть раскраска с трафаретами, удивительная вещь, на прошлой неделе такую же купила женщина из магазина тут неподалеку. Говорит, в книжных лавках она вдвое дороже. Сколько стоит? Стоит взять две! – увещевания Ильи абсолютно лишают воли бедную девушку, и она лезет в сумку за кошельком.

Пока шеф филигранно "обрабатывает" работников различных организаций, я поражалась сама себе: почему я, журналист по профессии, по жизни общительный и коммуникабельный человек, сегодня впадаю в ступор сразу же, как только говорю "здравствуйте" потенциальному клиенту? Все, думаю, взбодрись, Юля, прояви себя наконец!

В сувенирном магазине решительно беру инициативу в свои руки и начинаю копировать Илью:

– Здравствуйте, мы к вам! Принесли показать книги. У вас есть маленькие дети?

– Нет,
– отвечает мне женщина неопределенного возраста.

Я снова в ступоре. Что говорить дальше? Спросить о внуках? А вдруг обидится. Показать ей иллюстрированную библию, разделочные доски или китайские керамические ножи? Но они в сумки у Ильи, а у меня в пакете только раскраски для малышей. Что делать?! Шеф тем временем мастерски нарушает молчание комплиментом в адрес женщины, и спустя пару минут она становится обладателем толстого справочника для сына-старшеклассника.
 

С "чемоданчиком эмоций"


Пока идем к очередному магазину, спрашиваю у Ильи, зачем в его немноголюдный офис требуются еще и грузчики, торговые представители и секретарь. – – Ну, если честно, никто, кроме курьеров, нам не требуется, это такой рекламный ход, – огорошивает меня признанием шеф. - Допустим, приходит ко мне по объявлению грузчик. А я ему: вакансия уже занята, но можете попробовать себя курьером, зарплата будет выше. Почти все соглашаются.

После полудня книжки стали расходитсья лучше, но лично моего вклада в этот успех не было: я лишь стояла рядом с бурно жестикулирующим Ильей, улыбалась, кивала головой и иногда выдавливала из себя бесполезные междометия.

– Ты говори так: у меня для вас целый чемоданчик позитивного настроения, которым я хочу с вами поделиться. Радостно говори и улыбайся, чтобы тебе поверили. Поняла? – учит меня босс.

Я понимаю, что никогда в жизни у меня не повернется язык радостно произнести эти слова, но решаю попробовать новый прием в следующем магазине.

– Добрый день! Мы вам принесли чемоданчик позитивных эмоций,
– начинаю я, но запинаюсь на полуслове, понимая, что мой излишне бодрый голос не совсем подходит царящей в магазине атмосфере.

Вокруг меня – траурные венки, гробы, могильные коврики и прочие ритуальные товары. Продавщица пенсионного возраста скорбно и безмолвно глядит на меня, пока я подавленно осматриваюсь. Ну почему я, неудачница, заранее не взглянула на вывеску магазина? Илья остался у входа и разговаривает по телефону, выручить меня некому. Траурным, под стать обстановке, голосом описываю женщине товар и ухожу, понятно, ни с чем.


Невпечатляющие итоги


В голове крутится только одна мысль: скорее бы этот день закончился! К 16 часам ноги гудят немилосердно, руки, оттянутые тяжелой торбой, тоже. Я голодна, зла, растеряна и абсолютно пришиблена множеством незнакомых людей, которые встрече со мной не рады. Илья же наоборот оживлен и весел. Правда, выручкой не очень доволен – "всего 500 тысяч, я обычно миллион к полудню делаю". Курьер, объясняет мне Сергей, получает 30% от проданного товара. Норма продаж для одного человека – 800 тысяч в день. Это, в среднем, 15 проданных книг. Укладываясь в этот норматив, за месяц можно заработать те самые 6 миллионов. Абсолютно нереально – таков мой личный вердикт.

После шести часов скитаний за нами наконец приезжают Алик с Саней. Кстати, последний, несмотря на двухдневный опыт работы, наторговал книг на полмиллиона – неплохой приработок на каникулах. Правда, рассказал он, не обошлось без казусов. В одном из магазинов продавщицы, которые несколько дней назад купили силиконовые разделочные доски у Ильи, высказали Саше свое отношение к качеству товара – женщины обнаружили, что "невероятно прочные, гибкие и почти пуленепробиваемые" доски легко режутся ножом и ломаются, стоит их согнуть. Плюс во время демонстрации товара у подарочного варианта Библии оторвался переплет, пришлось приклеивать его прямо на глазах покупателей.
 
Новенький убежал из Слонима еще в полдень. После приезда в Барановичи я последовала его примеру – как только машина подъехала к центру, тут же распрощалась и дала стрекача от опытных коробейников. Вполне возможно, что работа эта и интересная, и прибыльная, и развивает умение общаться с людьми. Но мне она, каюсь, оказалась не по зубам.

 
Илья Коштиан:

20 лет, работал курьером в фирме по продаже посуды летом 2012 года

– Утром у нас проходила “зарядка”, чтобы взбодриться перед тяжелым рабочим днем. Возможно, со стороны это все выглядело массовым помешательством, но для меня это было чем-то новым и забавным… Мы прыгали, кричали какие-то лозунги, играли в переодевание в разных животных. После этих процедур брали сумки с товаром и уходили его продавать.
С компанией парней мы передвигались по городу на машине. В каких организациях только не побывали! Помню, в больнице умудрились с сумками добраться чуть ли не до реанимации, "впаривали" товар даже работникам в морге.

Вообще, как я убедился, человеку можно продать все что угодно, даже если это ему совсем без надобности. У каждого продавца свои фишки, которые помогают ему "делать кассу". Одна девчонка, к примеру, плакала перед покупателями, и у нее брали кастрюли из жалости. Другая, когда продавала, говорила, что, мол, "Танька из третьего отделения, между прочим, такую же сковородку купила". Знакомый парень перед тем, как достать товар, отпускал комплименты женщинам, да так умело, что те таяли и слушали его раскрыв рот.

Главное - постоянно говорить, красиво описывать товар, и упоминать, что "товар совсем как в той рекламе, помните, по телевизору часто показывают?" А самая "хлебная" категория покупателей – бабули и женщины предпенсионного возраста, которые постоянно чем-то запасаются для детей, внуков, сестер.

Не знаю, остался бы я в этой фирме дальше, но парни, на машине которых мы ездили по городу, уволились. С ними ушел и я – передвигаться пешком по городу с десятикилограммовым тюком посуды даже для меня, молодого, было слишком напряженно.
0058043