Банки
Курсы валют
Карточки  
Кредиты
Продай свой кредит
Вклады
Экономические показатели
Сервисы
Платежи в интернете
Переводы с карты на карту
Налоговый калькулятор
Калькуляторы
Каталог компаний
Домашняя бухгалтерия
Праздничный
Паритетбанк
15%
Е-плюс
Евроторгинвестбанк
15%
Жгучий кредит
Идея Банк
15%

Все кредиты

Публичный счет


/

Фото с сайта fantasiya.net
Фото с сайта fantasiya.net
В последнее время появилось множество объявлений такого рода: "Молодая компания готова дать взаймы за 15 минут. Без поручителей и справок о доходах". Деньги до зарплаты вы получите абсолютно без проблем. Но есть лишь один нюанс: платежи за кредит составят 2-3% в день и доходят до 1000% годовых! Почему же люди не идут в банк? Как деятельность микрофинансовых организаций собирается урегулировать Нацбанк и что о кредитовании такого рода думают сами МФО?
 
Вместе с экспертами мы открываем круглый стол, в котором принимают участие Дмитрий Набздоров, начальник управления регулирования небанковских операций Национального банка, Елена Коледа, председатель правления Республиканской ассоциации потребительских кооперативов финансовой взаимопомощи, Алексей Шевчук, директор ООО "Кредитум", и Вадим Иосуб, финансовый аналитик официального партнера "Альпари" в Минске.

Внимание! У вас отключен JavaScript, ваш браузер не поддерживает HTML5, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player.

Скачать аудио (26.18 МБ)
 
 
Внимание! У вас отключен JavaScript, ваш браузер не поддерживает HTML5, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player.

Открыть/cкачать видео (164.92 МБ)

 

"Маленькая ставка создает ложное ощущение, что заем недорогой"

- Первый вопрос представителю Нацбанка. Дмитрий, расскажите, пожалуйста, как сегодня регулируется деятельность микрофинансовых организаций (МФО)?
 
Дмитрий Набздоров: - Сейчас не существует специального законодательства, которое регулировало бы микрофинансовую деятельность в Беларуси. Такие компании, как правило, пользуются нормой Гражданского кодекса, где прописаны условия договора займа и проценты по нему. Любой субъект хозяйствования или гражданин сегодня имеет право дать заем и взять взаймы. Национальный банк же регулирует банковскую деятельность, надзирает, лицензирует деятельность банков и небанковских кредитно-финансовых организаций, которые осуществляют операции в соответствии с Банковским кодексом.
 
Ввиду отсутствия специального законодательства (а оно, к примеру, есть в России и Казахстане) активно появляются МФО. Они существуют двух типов: некоммерческие (например, потребительские кооперативы финансовой взаимопомощи, так называемые кредитные союзы) и коммерческие, которые работают на своих деньгах, не привлекают средства населения, а дают им займы под высокий процент на короткий срок.
 
Сейчас этот рынок развивается стихийно, поэтому Национальный банк предложил разработать проект указа президента, который установил бы границы и полномочия Национального банка в этом сегменте.
 
- Каким образом указ будет регулировать поведение МФО на рынке?
 
Дмитрий Набздоров: - Национальный банк не будет лицензировать данную деятельность, но собирается вести учет таких компаний, при этом определенные требования будут предъявлены к их учредителям и топ-менеджерам.
 
Мы планируем защитить права и заемщиков, и заимодавцев. Начнем с потребителей финансовых услуг. Не секрет, что ставки на этом рынке очень высокие: некоторые МФО выдают займы под 2-3% в день, а наши граждане зачастую читают договор невнимательно, и эта маленькая цифра создает для них ложное ощущение, что заем недорогой. Человек ставит свою подпись, не понимая, какие обязательства на себя берет. Поэтому Национальный банк предложил обязательно указывать в договоре полную годовую ставку по микрозайму - так потребитель будет понимать, под чем подписывается.
  
Еще одна норма – МФО не сможет в одностороннем порядке изменять процентную ставку по микрозайму. Если он выдан под 1% в день, то организация не сможет пересчитать его, к примеру, под 2%. Хотя сейчас такие прецеденты есть.
  
Следующий момент. Бывает, человек берет заем в пятницу, не вникая в условия договора, приходит домой, перечитывает и решает возвратить деньги. В мировой практике это называется "периодом охлаждения". Он возвращается в МФО, а ему говорят: за досрочное погашение – штраф. Такого не должно быть, и мы предлагаем закрепить это законодательно.
 

"Нацбанк не может оградить человека от необдуманных поступков"

- Сможет ли регулятор влиять на процентную ставку?

Дмитрий Набздоров: - Национальный банк предлагает наделить его полномочием устанавливать верхний предел ставки по микрозаймам. Такая практика существует во многих странах, и это наиболее спорный момент в регулировании микрофинансовой деятельности. Если определить планку на низком уровне - это означает банкротство МФО либо их уход в тень, на высоком уровне - это может расцениваться, как будто регулятор устанавливает на рынке большие ставки.
 
Но в случае злоупотреблений МФО Национальный банк сможет определить верхний предел. К примеру, в Казахстане при ставке рефинансирования около 6% максимальная ставка по всем финансовым инструментам (кредитам, кредитным карточкам, овердрафтам, микрозаймам) ограничено значением 56% годовых.
 
Еще одна норма, которую Национальный банк предлагает закрепить в проекте указа, - неустойка (штраф, пеня) за нарушение условий договора не может превышать саму сумму займа. К примеру, человеку предоставили 200 тысяч рублей, а из-за "драконовских" санкций он должен выплатить 2 миллиона. Такого не будет.
 
- К нам обращаются читатели и описывают вопиющие случаи. Например, пенсионер берет заем, пытается выплатить его в последний день, а телефоны МФО отключены. Платить, собственно, некому…
 
Дмитрий Набздоров: - Эта ситуация не новая, такие технологии применялись в Польше и России. Но мало кто знает, что в случае если не найден кредитор (он уклоняется от принятия исполнения обязательства), в соответствии со статьей 308 Гражданского кодекса деньги можно внести в депозит нотариуса - это будет считаться датой исполнения обязательств.
 
В Национальный банк поступают жалобы и другого рода. Например, человек взял заем на 1 миллион рублей на 12 месяцев, при этом расписался в договоре, где было четко прописано: его обязательства через год составят более 400 миллионов рублей. После этого он обращается в государственный орган с вопросом, насколько правомерна деятельность таких компаний. Какие здесь могут быть комментарии, если человек добровольно взял на себя финансовые обязательства перед компанией? Гражданский кодекс говорит, что физлица и юрлица свободны в заключении договоров. Конечно, в будущем механизмы указа будут защищать граждан от таких случаев, но пока он не принят, и никто не может оградить человека от своих собственных необдуманных поступков.
 

"Не нужно демонизировать микрофинансовые организации"

 
- Алексей, вопрос вам. Можно жаловаться на деятельность МФО, но тем не менее законы рынка гласят: есть спрос – есть предложение. Кто приходит к вам за деньгами и почему?
 
Алексей Шевчук: - Во всем мире клиенты микрофинансовых организаций – малообеспеченные люди и те, у кого подпорчена кредитная история. Банки используют компьютерную систему, которая даже на первоначальном анализе заявки клиента может его отсеять. Но если у него были просрочки по уважительным причинам (болезнь или смена работы), мы такие заявки рассматриваем. Чаще всего у нашего клиента среднее специальное или среднее образование, также приходят студенты, которым нужно доплатить за учебу, причем чаще всего это учащиеся ссузов.
 
Во всем мире к распространению микрофинансовых услуг относятся лояльно: за последние 20 лет их появилось более 5 тысяч, при этом у них насчитывается 80 миллиардов долларов активов. Конечно, в нашей среде есть не совсем профессиональное поведение, но хочется сделать акцент на том, что нам важен грамотный финансовый клиент. Гораздо приятнее и менее проблематично иметь дело с человеком, который понимает сумму уплаты.
 
- Насколько распространена ситуация, когда человек не в состоянии адекватно оценить полную процентную ставку, просрочивает платеж, приходит и выясняется, что у него набежало 100-200 миллионов?
 
Алексей Шевчук: - У МФО есть важный элемент в работе – у нас более рискованный рынок, займы выдаются фактически не обеспеченными. Каким-то образом нужно дисциплинировать людей, чтобы они вернули деньги, поэтому вводятся большие штрафы. Когда человек совершает просрочку на 1-2 дня и получает штраф едва ли не в два раза больше, чем обычный ежемесячный платеж, в следующий раз он задумается. Потом, как правило, если у клиента возникают какие-то обстоятельства, он звонит и предупреждает, что задержит выплату. Мы к этому относимся лояльно: если вы не можете оплатить заем в срок, придите и напишите заявление, мы переоформим график.
 
- Без начисления штрафов?
 
Алексей Шевчук: - Да. У нас был случай, когда человек долго лежал в больнице с инфарктом. Он принес больничный, подтвердив уважительную причину, и мы списали штрафы и увеличили срок займа. Поэтому не следует демонизировать микрофинансовые организации, хотя, признаю, среди моих коллег есть, по сути, хапуги. Но те, кто пришли с инвестициями и долго занимаются этим бизнесом, желают выстраивать нормальные отношения с клиентами.
 

"Часто клиента вообще не интересует сумма переплаты"


- Алексей, мы уже говорили о том, что МФО появляются, как грибы после дождя. Вы чувствуете конкуренцию?
 
Алексей Шевчук: - Насыщенность рынка такими услугами в Беларуси пока слабая, но конкуренция есть, и это хорошо: мы развиваемся, каждое рабочее утро я думаю, что могу предложить рынку. Растут затраты на рекламу, плюс мало кто из заемщиков знает о подоходном налоге. Например, человек, условно, берет 500 тысяч на 10 дней под 2% в день, а это 100 тысяч в виде начисленных процентов, то есть он должен вернуть 600 тысяч - из этой суммы мы, как налоговый агент, перечисляем в бюджет авансом 60 тысяч подоходного налога. 
 
- Но планируется, что указ, подготовленный Нацбанком, предоставит вам льготу.
 
Дмитрий Набздоров: - Да, в целях создания равных условий для участников финансового рынка проектом предусмотрена такая льгота. Подоходный налог делает ставки выше, но мы должны понимать, что даже при его отмене ставки на микрофинансовом рынке всегда будут выше, чем у самых дорогих потребительских кредитов в банках, и на это есть причины. Если банк, к примеру, выдает один кредит на сумму 5 миллионов рублей, а МФО – на 200 тысяч рублей, то чтобы получить 5 миллионов, им нужно оформить 25 таких договоров. А это затраты на рабочее время сотрудников, бумагу и так далее. Плюс добавьте риски - заемщик получает деньги на лояльных условиях, быстро и без поручителей.
 
Алексей Шевчук: - Зачастую нашего клиента вообще не интересует сумма переплаты, потому что всегда есть возможность погасить досрочно. В нашей компании действует мораторий на два месяца, но потом человек может полностью выплатить заем. Возьмем для сравнения ситуацию: клиент оформляет банковский кредит под 120% годовых и покупает холодильник, при этом за три года выплачивает стоимость еще двух. В таком случае, почему его должна пугать ежемесячная сумма выплат по займу в МФО? Это не мои слова, а слова наших клиентов.
 
Кстати, наши менеджеры всегда объясняют сумму переплаты - и это можно проверить: в компании ведется видеозапись, о которой клиенты заранее осведомлены. 
 
- Алексей, по поводу указа, который сейчас лежит на подписании у главы государства. У вас есть какие-то замечания?
 
Алексей Шевчук: - Мы участвовали в обсуждении проекта указа, поэтому для меня новое только то, что зреет лимитирование верхней ставки - этот нюанс несколько смущает.
 
- Но ведь не секрет, что принципы работы некоторых МФО граничат с мошенничеством.
 
Алексей Шевчук: - Рассмотрим деятельность Ассоциации потребительских кооперативов, которая существует в Беларуси. Если кредитный союз входит в эту организацию, люди доверяют им свои вклады, будучи уверенными, что они вернутся с процентами. Если же член ассоциации не соблюдает каких-то нормативов, его исключают. По этому подобию МФО в Беларуси тоже планируют создать свою ассоциацию, и членство в ней будет чем-то вроде знака качества. 
 

"Высокие штрафы за просрочку действуют для устрашения"

 
- Елена Ивановна, вы возглавляете Ассоциацию потребительских кооперативов финансовой взаимопомощи. Чем кредитный союз отличается от МФО?
 
Елена Коледа: - Главное отличие в том, что она объединяет некоммерческие организации. Наша ассоциация была создана в 2008 году, и мы сразу приняли приемлемые для рынка нормативы, которые регламентируют, сколько денег можно взять у одного заемщика и сколько можно выдать другому.
 
Но я хотела бы вернуться к разговору о процентных ставках. Проблема в том, что люди не разбираются, что такое фактическая переплата. Когда человек приходит в банк, кооператив или в другую кредитную организацию, ему озвучивают процентную ставку, например, в 100% годовых, он умножает сумму на два и думает, что если взял миллион, то через год должен вернуть два миллиона. Но на самом деле это не так. Если договор подписан под годовую процентную ставку и возврат этого займа идет ежемесячно равными долями на протяжении года, то фактически переплата составит не 100%, а 50%. То есть клиент должен будет вернуть 1,5 миллиона рублей. Поэтому самый важный на сегодня момент – это финансовая грамотность населения, люди должны уметь считать.
 
Что касается высоких штрафов за просрочку - они действуют для устрашения. Когда мы передаем документы в суд за неуплату, там клиенту говорят: "Сходите в кооператив и договоритесь". Мы со своей стороны всегда в одностороннем порядке отказываемся от штрафных санкций и готовы пойти навстречу, изменить график платежей, условия договора, который для нас не является жесткой догмой. 
 
- К вам может прийти за займом любой человек или только член кредитного союза?

Елена Коледа: - Любой, ведь кредитный союз – это объединение граждан или юридических лиц, которые объединились с целью оказания друг другу финансовых услуг. У одних людей есть свободные деньги, и если они хотят их приумножить, то могут разместить их в банке либо принести в кредитный союз, который предлагает, как правило, более высокие проценты. Но особенностью является то, что кредитный союз зарегистрирован в форме потребительского кооператива, поэтому прежде чем воспользоваться его услугой, человек должен написать заявление и уплатить паевой взнос, как аналог уставного взноса любой организации.
 
- То есть фактически стать членом кооператива.
 
Елена Коледа: - После этой процедуры можно разместить свои сбережения или получить заем в кооперативе. Членство у нас открытое: если человеку нужно воспользоваться услугой кредитного союза, он приходит и пишет заявление. Если ему больше неинтересна эта организация, то из нее можно выйти и забрать свой пай.
 
- Алексей упомянул о создании ассоциации МФО, которая, по сути, будет знаком качества. Как у вас происходит отбор членов ассоциации?
 
Елена Коледа: - Безусловно, наша ассоциация готова принять все организации, которые подадут заявку, но тем не менее есть определенные требования. Например, разработана ежеквартальная отчетность, которую мы анализируем. Если по отчету видно, что в кооперативе наблюдается убыточность, он тратит больше, чем зарабатывает, мы встречаемся с руководством, подсказываем, анализируем проценты просрочек и судебную задолженность.
 
В ассоциации состоят люди с опытом работы в кооперативах более 9 лет, и кредитные союзы всегда могут воспользоваться их помощью. Ведь нужно учитывать, что в кооперативах нет профессиональных финансистов, эти люди зачастую не имеют ни экономического, ни юридического образования. Просто собирается группа людей, которая решила помогать друг другу на взаимовыгодных условиях.
 
За все время нашей работы был всего один случай, когда мы исключили кооператив из ассоциации по той причине, что деньги, которые принимались в этот кредитный союз, использовались на выдачу займов только его администрации.
 

Любители просрочек по займам - главные бухгалтеры и воспитатели детсадов

 
- Какая у вас сейчас средняя процентная ставка для физлиц?
 
Елена Коледа: - От 6% до 10% в месяц либо 110% годовых. Но у некоторых кооперативов есть и социальные программы: например, заем под 1% в месяц для пенсионеров. Кстати, когда мы только начинали работать, кооперативы не выдавали деньги под честное слово, нужны были определенные гарантии, но мы следуем современным тенденциям и выдаем займы без залога и поручителей, но с определенным пакетом документов. 
 
- При это какой у вас процент невозврата?
 
Елена Коледа: - В районе 7%. 
 
- Алексей, а у вас?
 
Алексей Шевчук: - В среднем около 11-12%. Но например, в продукте "До зарплаты" невозвратность очень высокая. Если специалисты не понимают, как правильно управлять портфелем, просроченная задолженность по нему может достигать 50-70%. МФО в разы меньше, чем банки, потому каждый неплатеж для нас очень болезненный. С неплательщиками работают юристы, деньги взыскиваются через суды. 
 
- Алексей, есть ли категории граждан, которым вы не дадите заем?
 
Алексей Шевчук: - К сожалению, стали появляться целые профессии. Смешно, но очень часто просрочки допускают главные бухгалтера и финансисты, воспитатели детских садов тоже почему-то не дисциплинированы.
 
К нам, кстати, часто приходят предприниматели - берут заем для текущих расходов мелкого бизнеса. Очень хорошие клиенты - пенсионеры, они умеют считать и видят всю переплату. Между тем у банков ограничения по возрасту клиента – до 55-60 лет, а у нас его нет, поэтому пенсионеры идут за деньгами к нам, и в этом плане МФО выполняют определенную социальную миссию, они не зря поддерживаются ООН. 
 
Дмитрий Набздоров: - Зачастую все МФО гребут под одну гребенку, но у них есть разные продукты. Чем микрозайм на год под ставку 120% годовых особо отличается от банковского потребительского кредита под 100%? Особенно для человека, у которого испорчена кредитная история. В банке ему откажут, а в микрофинансовой организации, скорее всего, нет. Если предприниматель придет в банк и скажет: "У меня гениальная идея", то банки в любом случае попросят бизнес-план и залог, а в МФО дадут деньги. Поэтому когда говорят о социальной миссии МФО, речь в данном случае идет о займах не под 2-3% в день, а о тех, которые выдают по ставке немногим дороже, чем потребительские кредиты в банках. Но здесь речь о разных потребителях финансовых услуг - это люди, которые не интересны банкам. И тогда, чтобы не оставить человека вне финансового рынка, ему на помощь приходят МФО. 
 
Алексей Шевчук: - У нас большой выбор продуктов с разными процентными ставками, начиная от 60% годовых.
 
Вадим Иосуб: - Для меня стало открытием, что финансовая грамотность важна не только для тех, кто получает микрозаймы, но и для тех, кто их дает. Тем более, если у МФО есть желание конкурировать с банками за клиентов и им интересны не только люди с испорченной кредитной историей. Что касается меня, я никогда не пользовался такой услугой и не уверен, что буду. Если бы мне вдруг срочно понадобились деньги, наверное, я бы воспользовался такой возможностью, как овердрафт по зарплатной карточке. Ведь сегодня идет большая работа по расширению безналичных платежей в масштабах страны, все больше людей получают зарплату на карточку. Алексей, скажите, пожалуйста, а вы ощущаете горячее дыхание банков рядом?
 
Алексей Шевчук: - Приведу пример США - в этой стране количество карточек, эмитированных небанковскими организациями, равно количеству банковских карточек. Но при этом они имеют всего лишь 2% в общем объеме активов в денежном выражении. В большинстве стран мира активы МФО и кредитных союзов по сравнению с банковскими занимают 2-5%. В любом случае нам бы, конечно, хотелось тоже работать с пластиковыми карточками - это было бы удобно для наших клиентов. Например, для повторной выдачи деньги можно было бы получать буквально по звонку.
 

"Если начать читать договор – это посчитают неадекватным поведением"

 
- Вадим, вопрос вам как аналитику. Мы услышали, что микрозаймы берут даже бухгалтера. Почему люди обращаются к МФО? Может, это боязнь банков?
 
Вадим Иосуб: - Во многом все упирается в проблему низкой финансовой грамотности населения. Есть люди, которые не знают слова "овердрафт", не понимают, что такое годовой процент, но при этом могут работать экономистами, бухгалтерами, хотя, по сути, плохо представляют картину существующего финансового рынка. Человек должен знать, какая есть альтернатива, если нужны деньги: можно обратиться в банк, кооператив или микрофинансовую организацию, при этом, при любом варианте, есть свои плюсы и минусы. Но на деле очень часто люди берут заем импульсивно: видят объявление в метро, записывают телефон и звонят. Проблема финансовой грамотности гораздо шире, чем проблема микрокредитования. Да, существует государственная программа на пять лет, но на практике повышать финансовую грамотность очень тяжело.
 
- Видимо, это не быстрый процесс.

Вадим Иосуб: - Как это происходит на практике. Например, человек хочет положить деньги на депозит. Операционистка банка за окошком распечатывает документ на трех листах и просит расписаться - люди, как правило, берут и расписываются. Если вдруг человек решит почитать документ, те, кто стоит за ним в очереди, сочтут это неадекватным поведением. Мы привыкли к тому, что узнаем лишь общие параметры: срок вклада и процентную ставку, и этим ограничиваемся. Но задача в том, чтобы во всем, что касается личных финансов, люди вникали глубже: начать с того, чтобы хотя бы внимательно читать то, под чем мы подписываемся. И если что-то непонятно, не стесняться задать вопрос. У нас же главный бухгалтер никогда не скажет: "Я не понимаю, объясните мне", а предпочтет с умным видом прочитать и, даже если ничего не понятно, все равно расписаться. Это вопрос менталитета, очень широкий и сложный. Такое положение вещей нужно ломать, и в таком случае будет гораздо меньше обиженных заемщиков, банков и микрофинансовых организаций, которые выдали деньги, а назад не получили.
 
- Вадим, как вы считаете, если Нацбанк регламентирует деятельность МФО, в частности, установит верхнюю планку ставки, не отобьет ли это у микрофинансовых организаций желание работать?
 
Вадим Иосуб: - Как сказал Дмитрий, речь идет о возможности установить верхнюю планку, а не о том, что она будет установлена. Это принципиальный момент. Мне кажется, в условиях взаимной низкой юридической культуры в отношениях участников этого рынка регулирование гораздо полезнее, чем когда эти отношения складываются стихийно и доходит до курьезов, когда заем в 1 миллион превращается в 400 миллионов. Каким именно будет регулирование – тут можно надеяться на разумность регулятора.