КУРСЫ ВАЛЮТ
Для физических лиц
Для бизнеса
Банки
Карточки  
Кредиты
Продай свой кредит
Вклады
Экономические показатели
Сервисы
Платежи в интернете
Переводы с карты на карту
Налоговый калькулятор
Калькуляторы
Каталог компаний
Домашняя бухгалтерия

Личный счет


Виктория Юдицкая-Моисеенко,

Фото с сайта karelinform.ru
Фото с сайта karelinform.ru
В современном мире многие моральные ценности, правила, увы, претерпели серьезные, порой необратимые изменения к худшему. И даже сыновний долг, любовь к родителю начинают измерять рублем.

Супруга Сергея Гавриловича рано ушла из жизни, оставив ему двух сыновей и дочь. Он много работал, чтобы дети ни в чем не нуждались, получили хорошее образование. Даже выйдя на пенсию, трудился сторожем в детском саду, помогал чадам материально. Но однажды Сергея Гавриловича прямо на работе сразил инсульт, старика полностью парализовало. Как ни странно, никто из его детей в больнице так и не появился. Врачи забеспокоились: пенсионера пора выписывать, но кто же за ним будет ухаживать? На проживание в специализированном интернате пенсии старика не хватало. И тогда медики обратились за помощью в прокуратуру.
 
— Обязанность ухаживать за немощными родителями совершеннолетними трудоспособными детьми предусмотрена Конституцией и Кодексом о браке и семье, — рассказывает старший прокурор отдела по надзору за соответствием закону судебных постановлений по гражданским делам прокуратуры Минска Ольга Третьякова. — Но чаще всего старики не имеют возможности самостоятельно отстаивать свои права. Хорошо, когда интересы таких людей представляют родственники, которым не безразличны их судьбы. Работники прокуратуры также могут инициировать возбуждение гражданских дел и, выступая в судах в качестве процессуальных истцов, представлять доказательства тому, что тот или иной человек нуждается в содержании.
 
На судебном заседании прокурор предложил взыскивать с них по три базовых, и служитель Фемиды его поддержал. Сейчас Сергей Гаврилович доживает свой век в доме престарелых. Столь горячо любимые им дети туда даже носа не кажут, полагая, что ему достаточно тех 900 тысяч, которые они все вместе выплачивают ежемесячно на его содержание.
 
Если размер алиментов на содержание детей устанавливается в процентном отношении от дохода мам или пап, то выплаты на содержание родителей либо фиксированы, либо измеряются в базовых величинах. При их назначении судья учитывает материальное положение как истца, так и его чад. Однако при необходимости сумма может изменяться.


К сожалению, такие случаи не единичны. Родители стараются, вкладывают в ребенка душу, а вместо цветка жизни вырастает неблагодарный сорняк. Повзрослев, детишки напрочь забывают о своих старых и больных матерях и отцах, которые нуждаются в постоянном уходе. Разумеется, если пожилой человек не может самостоятельно себя обслуживать, а их чадо не горит желанием помогать родителям, можно прибегнуть к услугам социального работника или поместить его в так называемый дом престарелых. Естественно, это будет стоить немалых денег. На оплату проживания в интернате, покупку вещей первой необходимости, лекарства часто одних пенсий стариков не хватает. Поэтому к моральным обязательствам порой приходится понуждать через решение суда.

— Однако ребенок, чьи мать или отец были лишены родительских прав, освобождается от обязанности их содержания в преклонном возрасте. Не заставят платить алименты на стариков и в том случае, если будет доказано, что те в свое время уклонялись от воспитания своих детей, — поясняет Ольга Владимировна. — Именно поэтому нередко женщины всячески стараются лишить бывших мужей родительских прав, аргументируя это тем, что не хотят, дабы в будущем их ребенку пришлось ухаживать за нерадивым папашей, который и не вспоминал о своей кровинушке.
 
Приемные дети также обязаны содержать своих немощных усыновителей. Однако суд не станет обязывать выплачивать алименты мачехе или отчиму.


Недавно Ольга Третьякова отстаивала интересы парализованного дедушки в суде кассационной инстанции. Бывшая супруга, которая проживала с ним в одной квартире, не хотела за ним ухаживать. Его трое детей — две родные дочери и приемный сын — тоже отвернулись от старика. Навещала больного лишь сестра, мыла его, меняла памперсы, готовила еду. Единственным развлечением инвалида был телевизор, который он сам даже включить не мог.

— Со временем бывшая супруга стала всячески препятствовать этим встречам — выгоняла родственницу мужа из квартиры, а то и вовсе на порог не пускала, — рассказывает Ольга Владимировна. — Проживание в доме-интернате было им не по карману. И тогда сестра обратилась за помощью в суд.
Безусловно, служитель Фемиды поддержал гражданский иск, обязав детей содержать отца-инвалида. Поскольку одна из дочерей воспитывала ребенка и ожидала появления на свет второго, ей присудили ежемесячно выплачивать одну базовую величину — 100 тысяч руб­лей. Остальным же назначили по три базовых. Женщины согласились с таким решением суда, а вот приемный сын был крайне возмущен. Он нанял адвоката, который составил кассационную жалобу и пытался убедить судью, что его подзащитный не может выплачивать ежемесячно по 300 тысяч усыновителю, так как сам живет на съемной квартире и воспитывает двоих детей. Однако решение осталось без изменений. Стоит отметить, что "бедный" сын, работающий на хорошей должности, выложил за услуги адвоката более 5 миллионов руб­лей, то есть сумму, равную почти 1,5-годовому содержанию, назначенному судом в пользу приемного родителя.