Личный счет


Марина Зубович,

Новому способу сетевого мошенничества на доверии чуть больше года, а истории уже переполняют интернет. Тысячи россиянок, украинок и белорусок стали жертвами скамеров (в переводе с английского — "жуликов"). На многочисленных форумах дамы делятся впечатлениями о том, как легко заглотнули наживку, как поздно спохватились. Вот и 72–летняя минчанка Нинель Ивановна написала в "СБ": "Просто расскажите о моей беде людям, предостерегите, чтобы не попались в те же сети. Всего через 2 месяца после регистрации на Фейсбуке я лишилась не только всех сбережений, но и квартиры в самом центре. Сначала один мошенник, потом другой... И вот я на улице..." Неужто и в самом деле все так безнадежно?

 

"Афера 419"

 

 
Именно так в Америке называют приемы скамеров. С нее–то и начались все беды пенсионерки. Впрочем, предшествовала тому жизненная трагедия: у Нинель Ивановны накануне умер горячо любимый муж. Раньше ей, писательнице, переводчице, в прошлом доценту кафедры иностранных языков, и в голову не пришло бы впутаться во всякие там глобальные сети. А тут такая тоска... "Буду рада общению с порядочным одиноким человеком, можно англоязычным, ценящим литературу, творческой натурой..." — примерно так звучало ее приглашение на странице в Фейсбуке. Очень скоро на него отозвался респектабельный американский военный, который вот–вот должен уйти в отставку и — о, какое совпадение! — как раз собирался навсегда поселиться в Беларуси, чтобы посвятить себя благотворительности. Изящная словесность, аристократические черты на фото, а как талантлив! Вместе с Нинель Ивановной они даже начали писать роман. В черно–белую жизнь как будто снова возвращались краски.
 
"Моя удивительная Нинель, я могу Вам доверять?" — однажды поинтересовался Джозеф. Ну конечно!!! Доверялось получить посылку с его ценным имуществом через курьера дипломатической почтой. Но неожиданно посылка застревает в стране, где таможня требует 5 тысяч долларов за некий документ. Это были все личные сбережения Нинель Ивановны, но Джозеф, разумеется, обещал все вернуть по приезде. И пенсионерка заплатила. Но проблемы не заканчивались. Теперь груз шел якобы через английский офис компании DHL Express, где тоже ценили свои услуги: оформление бумаг потянуло в общей сложности на... 55 тысяч долларов!
 
А не послать бы тут прекрасного Джозефа вместе с его пожитками ко всем чертям? Но Нинель Ивановна — человек с высокими моральными принципами, человек слова. Помчалась в ломбард...
 

Из огня да в полымя

 
В одном из ломбардов тут же согласились помочь. А почему, собственно, нет? Ведь в залог денежного займа выставлялась квартира в историческом центре Минска, в доме, являющемся памятником архитектуры. Двухкомнатная, с кухней 9,5 квадратного метра.
 
Через несколько дней Нинель Ивановна и индивидуальный предприниматель О.Б. (имя изменено. — Авт.) уже скрепляли подписями документы в офисе частного нотариуса. Какие? Нинель Ивановна была уверена, что подписала договор займа под залог собственной недвижимости — классический для так называемой ломбардной ипотеки, когда свидетельство о собственности безоговорочно остается на руках у заемщика. Утверждает, что привыкла доверять людям и... не читала, что подписывала. Между тем в документах выгода заимодателя обозначалась как 0,216 процента в сутки. Срок возврата был назначен на 13 апреля. После этой даты каждый день просрочки стоил Нинель Ивановне пени в размере 1 процента от суммы. Пенсионерка запомнила только дату...
 

Советы "СБ"

 
Как распознать скамера?
 
Будьте особенно бдительны, если перед вами раскрывается такая картина:
* Он — американский военный, служащий в Афганистане, Сирии...
* Разведен или вдовец.
* Срок его службы подходит к концу через 1 — 2 месяца или он пишет, что в это же время планирует отпуск, чтобы встретиться с вами.
* Присылает фото в военной форме.
* Пишет, что купил украшения или что–то еще и хочет сделать вам подарок; нашел чемодан с долларами или бриллиантами во время военной операции и хочет переслать их из страны и т.д.
 
Увы, в нашей жизни приходится жестоко расплачиваться за привычку носить розовые очки. Ладно Джозеф! В тот день, 6 марта, пенсионерка подмахнула не что иное, как договор... купли–продажи собственной квартиры за 55 тысяч долларов! Сверху него лежал договор займа, где в пункте 2.3 значилось: "В случае неоплаты процента или процента от основной суммы займа в установленный срок заимодатель вправе считать эти действия нарушением условий договора и в одностороннем порядке прекратить договорные отношения". Что это значит? А то, что 13 апреля в 18 часов 01 минуту О.Б., не увидев на пороге ломбарда Нинель Ивановну, забывал об их договоре. Или как минимум о той части, в которой брал на себя обязательства вернуть права на квартиру в обмен на возврат суммы с процентами по займу. Так или иначе, О.Б. — уже полноправный собственник квартиры по улице Карла Маркса...
 

Взяла сумочку и ушла

 
Нинель Ивановна исправно отослала всю сумму и принялась ждать вестей от друга Джозефа. И он до сих пор ей пишет и обещает все вернуть. Правда, теперь появились какие–то сложности с уходом в отставку.
 
Тем временем О.Б. не досаждал пенсионерке звонками, даже в день возврата долга. А зачем? По договору пеня — тоже ничего себе сумма: 4 миллиона 750 тысяч рублей в день. В общем, к тому времени, когда он все–таки решил призвать заемщицу к ответу, "натикало" уже 59 тысяч долларов. Но это был не главный повод для стресса. "И давайте–ка побыстрее выселяйтесь, Нинель Ивановна! Теперь я буду тут жить!" — О.Б. помахал перед ее носом договором о купле–продаже. Наконец–то Нинель Ивановне захотелось его прочесть... Сроку ей дали три дня. Бросилась искать деньги. На выручку пришли друзья. Однако государственный нотариус, к которому обратились за заверением факта возврата займа, изучила документы и наотрез отказалась оформлять процедуру. Ничего не оставалось, как освобождать квартиру. Тем более что новый ее владелец уже затребовал это через суд.
 
Нинель Ивановна попросилась жить к сыну, квартира которого расположена этажом выше. Из окна наблюдала, как вышвыривают на свалку ее мебель:
 
— А куда мне все это было забирать? Взяла сумочку, отдала ключи и ушла...
 
Обратилась в милицию. От заместителя начальника Ленинского РОВД Минска О.Гергеса пришел ответ: "В действиях О.Б. признаков уголовно наказуемых деяний, предусмотренных законодательством, не установлено..." Дважды обжаловала решение в прокуратуре. Безуспешно: ну не видно изъянов в этом деле! Подала в суд. В итоге на любые действия по квартире временно наложен арест, а заседание назначено на сентябрь...
 
Однако, похоже, изъяны есть. Во–первых, при оформлении довольно традиционной сделки — кредита под залог недвижимости — использовался какой–то странный набор документов. Во–вторых, в действиях директора ломбарда просматриваются "рейдерские мотивы". Впрочем, сам О.Б. это категорически отрицал, когда я все же настояла на аудиенции:
 
— Да я скорее жертва... Ушлая старушка! Сначала продала мне квартиру за 55 тысяч. Да, недорого. Но почему не купить, когда человек хочет продать?! Я предварительно проверил: на учете у психиатра не состоит, дееспособная. А ведь после продажи квартиры она еще выудила из моего ломбарда точно такую же сумму в виде займа под проценты. Ну я, разумеется, по доброте душевной дал, поскольку квартира досталась дешево. Хотя теперь вижу, что денежки мои накрылись. Вместе с процентами. Думаете, не переживаю?
 
Но разве, если Нинель Ивановна намеревалась квартиру продать, а не заложить, она пришла бы в ломбард, а не в агентство недвижимости? Кстати, в одном из них корреспондент "СБ" поинтересовалась реальной рыночной стоимостью спорного жилья: минимум 180 тысяч долларов! Точку в этой истории поставит суд. Тем временем новый владелец квартиры сокрушается, что пока все не утрясется, не может толком продолжить ремонт. А Нинель Ивановна вынуждена жить в квартире сына. Еще более одинокая: говорит, никому теперь не нужна без наследства...
 
Комментарий
 
Начальник управления профилактики главного управления охраны правопорядка и профилактики МВД Олег Каразей:
 
— Описанные противоправные действия, когда отправитель посылки, играя на добрых чувствах и доверии женщины, выуживает из нее довольно крупные денежные суммы, совершены на территории другого государства. Впрочем, и там пострадавшие белоруски могут рассчитывать на правовую защиту. Но при этом мы имеем дело с таким преступлением, где все очень трудно доказуемо. Это примеры мошенничества на доверии, где жертва сама и только сама принимает решение расстаться с деньгами и делает это, как видим, неоднократно и совершенно добровольно.
 
 

Комментарий
 
Член Минской городской коллегии адвокатов, заведующий юридической консультацией № 2 Ленинского района Александр Назаров:
 
— Договоры, которые были подписаны Нинель Ивановной, противоречат друг другу. В частности, если из договора купли–продажи следует, что за квартиру был расчет произведен до его подписания, то из договора займа — что денежные средства Нинель Ивановна получит на руки только после подписания нотариально удостоверенного договора купли–продажи данной квартиры. Содержание договора займа опровергает факт расчета за квартиру. Это может стать основанием для суда признать сделку купли–продажи недействительной или мнимой. В результате Нинель Ивановна должна будет деньги по займу, но вернет себе право собственности на квартиру. Кроме того, она вправе поставить вопрос о признании условий договора займа заключенными на кабальных условиях. И в данном случае суд вправе освободить ее от уплаты процентов за пользование денежными средствами.

 

 

 

Нужные услуги в нужный момент
-30%
-40%
-40%
-20%
-10%
-10%
-20%
-10%
-18%
-50%
-20%
-10%