КУРСЫ ВАЛЮТ
Для физических лиц
Для бизнеса
Банки
Карточки  
Кредиты
Продай свой кредит
Вклады
Экономические показатели
Сервисы
Платежи в интернете
Переводы с карты на карту
Налоговый калькулятор
Калькуляторы
Каталог компаний
Домашняя бухгалтерия

Личный счет


Василий Матвеев,

Любовь прошла — остались дети и назначенные судом обязательства. С такого сюжета начинают новую жизнь после развода тысячи семей. Хорошо, если бывший супруг — человек. Но чаще встречаются совсем другие истории: ни алиментов, ни подарков ребенку, ни звонка в день рождения. Одни смиряются. Другие начинают боевые действия и пытаются прижать бывшего супруга буквой закона. Тут-то и всплывает горькая истина: возбудить уголовное дело и взыскать сумму задолженности по алиментам — это две разные вещи. Увы, на понимание этого уходят годы.
 

Долг по формуле

Могилевчанка Валентина Макарова — из второй категории. Она боец. Три последних года женщина активно пишет во все инстанции с просьбой помочь. Бывший муж платил в год по чайной ложке, долг рос как на дрожжах, а тут сыну исполнилось 18 лет. Правоохранители, несмотря на 31-миллионную задолженность папаши, утверждают: они здесь помочь уже ничем не могут, готовьте иск в суд.
 
— Я вышла замуж за Леонида Гапанцова в 1994 году. Через год у нас родился Ванюша. А уже через три года мы развелись: терпеть пьяные дебоши и рукоприкладство со стороны супруга я больше не могла. С 1997-го Гапанцов обязан ежемесячно перечислять на воспитание ребенка 25 процентов своей зарплаты. Таково решение суда. Но исполнялось оно только на бумаге, — сетует Валентина Андреевна. — Начиная с самого первого, не было ни одного года, чтобы он платил полностью. Поначалу было немножко лучше, потом — все хуже и хуже. На одной работе мой бывший долго не задерживался. Водитель райагропромтехники, водитель "скорой", разнорабочий на ферме, стройке, сотрудник частной фирмы — зачастую причиной его увольнений становились спиртное и буйный нрав. В 2001-м его окончательно выселили из общежития, и из Могилева он вынужден был перебраться к своей матери в деревню Лисичник Быховского района.
 
С 2009 года задолженность по выплате алиментов начала расти и в пересчете достигла 600 долларов. Суд Ленинского района Могилева направляет исполнительный лист в ООО "Негевал", где на тот момент работал Леонид Гапанцов. Однако последний уволился из фирмы и задолженность погасил частично. В итоге исполнительный лист вернулся туда, откуда пришел, и пролежал без движения до июня 2011 года.
 
— Вскоре появилась информация, что Гапанцов работает на благоустройстве Кобрина перед "Дожинками". Он даже указал адрес своего проживания: ул. Первомайская, 41-3. Но после проверки районного суда выяснилось, что его там не было и нет. В итоге суд Кобрина объявил моего бывшего мужа в розыск, а исполнительный лист опять вернулся в Могилев. Пройдет несколько месяцев, и документы снова зачем-то отправят в Кобрин по тому же адресу. С какой целью это было сделано, ответить затрудняюсь: все знали, что он живет у матери в Быховском районе. В том исполнительном листе на 1 декабря 2011 года сумма задолженности составляла более 8 миллионов рублей, а время просрочки очередного платежа — 4 месяца и 11 дней, — показывает документы Валентина Макарова. — К чему я все это? Сейчас объясню. В Уголовном кодексе есть 174-я статья, предполагающая уголовную ответственность за уклонение от уплаты алиментов более 3 месяцев. Так вот, моего бывшего супруга кто-то очень хорошо проинструктировал: мол, плати сколько можешь раз в 3-4 месяца, и ничего с тобой не сделают. Я не верила, но в июле 2012-го Быховский РОВД отказал мне в возбуждении уголовного дела, хотя за первое полугодие Гапанцов заплатил только в марте и апреле. К тому моменту он был должен сыну уже 13 миллионов 654 тысячи рублей.
 

Состава преступления нет. Денег — тоже

В январе 2013 года Леонида Гапанцова сняли с поезда в российском городе Липецке и письменно предупредили об уголовной ответственности. Сотрудникам Ленинского РОВД Могилева теперь уже известен и адрес проживания уклониста: дом матери в деревне Лисичник. Исполнительный лист в итоге пересылают в районный суд Быхова. На 1 марта этого года срок задолженности составлял 7 месяцев, а общая сумма превышала 31 миллион рублей. Казалось бы, все козыри в руках у милиции…
 
— Тем не менее он опять спокойно уехал в Россию на заработки и не платил. Пятого апреля этого года, устав от пустых обещаний судебных исполнителей и бессилия милиции, я обратилась в прокуратуру Быховского района с просьбой привлечь моего бывшего мужа к уголовной ответственности. 19 апреля его опять объявляют в розыск. И 23 мая находят — у мамы. Гапанцов уверяет инспекторов, что никогда не уклонялся от уплаты алиментов, а платил по мере возможности. Вот и сейчас, вернувшись с заработков, он намерен заплатить. Но не сразу, а когда работодатель переведет деньги, — рассказывает Валентина Андреевна. — 28 мая Быховский РОВД второй раз отказывает мне в возбуждении уголовного дела. Основания — "отсутствие состава преступления" и совершеннолетие Вани, которому 14 апреля исполнилось 18 лет. Теперь возвращать не погашенную Гапанцовым задолженность в размере 31 миллион рублей — моя личная забота и желание. Это решение возмутило меня до глубины души, я вынуждена была обратиться в УВД Могилевского облисполкома и прокуратуру. Суть официальных ответов сводилась к необходимости искового заявления в суд. Неофициальных — в бесперспективности этой затеи: даже по решению суда никто не сможет теперь заставить платить моего бывшего мужа. Если, конечно, он сам того не захочет.
 
Женщина в отчаянии. Ведь схема "Раз в три месяца", опробованная Леонидом Гапанцовым, сработала-таки и оказалась сильнее Уголовного кодекса, участковых и судебных исполнителей. Он не раз указывал адреса, по которым никогда не проживал, он задолжал сыну более 3000 долларов, он неоднократно объявлялся в розыск… И ничего не случилось. Он, злостный неплательщик, оказался королем положения.

— В июне сестра Гапанцова передала мне 1 миллион 325 тысяч рублей. Это первый платеж в нынешнем году. И последний, как понимаю, по сути. Но я решила твердо: пойду до конца, это уже дело принципа. Если 174-я статья УК не работает, значит, нужно ее видоизменять и дополнять. О своем намерении я написала в социальных сетях: не поверите, с ходу откликнулось около 30 "коллег по несчастью", — грустно улыбается Валентина Макарова.
 

"Мягкость" законодательства нужно устранять

Пока Валентина Андреевна готовится к решающей битве, мы наведываемся в УВД Могилевского облисполкома. Знают ли здесь о происходящих событиях, видят ли проблему?

— Проблема есть, никто не отрицает. Мы получаем десятки, сотни заявлений с просьбой повлиять на бывших мужей-должников и заставить их платить. Если последние работают в Беларуси, никаких проблем нет: выйдем на руководство предприятия, узнаем сумму зарплаты, затем туда направят исполнительный лист… Куда сложнее найти управу на таких, как Гапанцов: официально нигде не работает, имущества не имеет, живет в доме матери, "шабашит" в России. Что получается? Конфисковать в пользу бывшей жены и ребенка у него нечего. Размер и периодичность заработка неизвестны. Платит раз в квартал — и хорошо, а посади его — что изменится к лучшему? Примерно так рассуждают наши коллеги из Следственного комитета, отказывая порой в возбуждении уголовного дела по 174-й статье, — говорит Александр Грабарев, старший инспектор по особым поручениям управления охраны правопорядка и профилактики УВД Могилевского облисполкома. — Есть тут и еще одно звено — судебные исполнители, которые могли бы работать гораздо оперативнее в данном вопросе. Набежала просрочка в 3 месяца — сразу же информацию в милицию, мы готовим пакет документов и подаем в СК. Возбуждается уголовное дело. Работай этот механизм как часы, многие неплательщики в корне изменили бы свою позицию: уйти на "химию", поверьте, никто не горит желанием. А так действует негласный принцип "Раз в три месяца": вроде платит человек, но семье от этого ни холодно ни жарко.
 
Сказать, что уголовные дела в отношении алиментщиков не возбуждаются вовсе, неправильно. За прошлый год под действие 174-й статьи на Могилевщине попали 250 уклонистов, за 7 месяцев этого — столько же. Но это лишь верхушка айсберга. На самом деле эту цифру можно умножить на 10.
 
— В случае Валентины Макаровой иск нужно подавать обязательно. Поскольку сын студент, суд может продлить срок взыскания задолженности. Ну а в целом, эту мягкость в законодательстве и сложившейся судебной практике нужно устранять. Чувство неотвратимости наказания у потенциальных должников можно сформировать только жестким уголовным преследованием. Не платишь более трех месяцев — получи общественные либо исправработы, либо год лишения свободы. И никаких смягчающих обстоятельств, — считает Александр Грабарев. — Может, это и не тяжкое преступление. Зато оно напрямую ущемляет права и законные интересы других лиц.
 

До 18 и старше…

В Могилевском областном управлении Следственного комитета не до конца согласны с такой постановкой вопроса. Уголовное дело можно возбудить только при наличии состава преступления.
 
— Как доказать, что в действиях неплательщика присутствовал прямой умысел? А может, его уволили с работы, может, он заболел… Так вот, наличие умысла для начала надо доказать. Если сделать это не удается, то сама по себе сумма задолженности еще ни о чем не говорит, — объясняют "Р" в областном управлении СК. — На самом деле проблема существует не столько в возбуждении уголовного дела, сколько во взыскании задолженности. Ведь большинство алиментщиков — безработные алкоголики, у которых за душой ни копейки. Ну, возбудили вы уголовное дело и отправили экс-супруга на исправработы или в худшем случае на "химию". Разве сможет он там получить заработок, который позволит жить ему самому да еще выплачивать немалый долг? Едва ли. Здесь мы упираемся в экономический тупик: уголовное дело есть — денег нет.

В МВД Беларуси считают, что данную проблему давно пора выносить на уровень Совета Министров и выступать с законодательной инициативой. Ведь очевидно, что корректировка 174-й статьи УК уже назрела.

— Жизненных ситуаций много, и потому не существует универсального рецепта, как доказать умысел в действиях неплательщиков алиментов. По сути, эти люди балансируют на грани "условных мошенников": вроде и деньги отдать готовы, а вроде денег нет. Потом ребенку исполняется 18, и милиция этим вопросом интересоваться перестает. Так получается на практике… Но выход есть, — уверен Сергей Красуцкий, заместитель начальника Управления профилактики МВД. — Та же 174-я статья, как вы знаете, определяет меру ответственности обязанных лиц, уклоняющихся от воспитания своих детей. Так вот сейчас подготовлен законопроект, по которому уголовная ответственность этих граждан будет наступать и после совершеннолетия их детей. В том случае, конечно, если они не успели погасить свой долг перед государством. Вопрос: почему бы не применить такие же санкции к алиментщикам? Эта мера у очень многих отбила бы желание прятаться в России и платить своим детям по унизительной формуле "Раз в три месяца".
 
-------------------------------------------
Цифра

В прошлом году в Беларуси возбуждено 2155 уголовных дел за уклонение от уплаты алиментов, в нынешнем — уже 2394.