Личный счет


Валерия Гаврушева,

Фото с сайта ng.by
Фото с сайта ng.by
С какими проблемами сталкиваются белорусские фермеры и как добиться финансового благополучия, работая в этой сфере?
 
Сельское хозяйство традиционно относится к тем отраслям, которые всегда сохраняют актуальность, ведь именно за счет него население обеспечивается продуктами питания. Тем не менее работать на земле сложно и рискованно: на доход влияет огромное количество факторов, предусмотреть которые практически невозможно.
 
Анатолий Жарко из Дрогичинского района занимается фермерским хозяйством почти четверть века. В конце сентября ему исполнится 58 лет, но о том, чтобы оставить любимое дело, он даже не думает.

“Когда я начал заниматься фермерским хозяйством в 1989 году, такого понятия еще не было, называлось это арендой. Я взял 34 гектара земли и стал арендатором. Технику и все остальное пришлось приобретать на свои деньги”, — рассказывает фермер.

Сейчас у Анатолия Владимировича 250 гектаров земли, из которых 92 гектара находится в пожизненно-наследственном владении, 149 — в аренде.

“Кукуруза занимает 60 гектаров, клубника — 26 гектаров, — делится Анатолий Жарко. — В позапрошлом году начал заниматься малиной, в прошлом — плодовым садом и голубикой. К слову, о саде: мое хозяйство включили в Государственную программу “Плодоводство”. Всего запланировано посадить 70 гектаров сада”.

Кроме того, в хозяйстве выращиваются зерновые. Есть также часть земли, которая пока дохода не приносит: она досталась фермеру толком не обработанной и теперь необходимо это исправлять.
 
Самым прибыльным направлением Анатолий Владимирович называет ягодное — одна только клубника дает выручку до 40 млн с гектара, малина и того больше, но о ней судить пока рано — для фермера это новое поле деятельности. Кроме того, большая часть ягод идет на экспорт в Россию.
 
Меньше всего отдачи приносят зерновые. “Причина проста: хлеб, как известно, должен быть доступен каждому, поэтому высокие цены на зерно ставить нельзя, — объясняет хозяин. — Так что просто продавать его невыгодно. Я выращивал зерно на корм свиньям — у меня было около ста голов. Но из-за эпидемии африканской чумы пришлось их распродать. Не скажу, что понес из-за этого убытки, здесь можно судить только об упущенной прибыли. Что касается зерна, часть его пришлось продать, остальное оставили на складе”.
 
Еще одной особенностью работы фермера является сезонность. Основной доход поступает в летние месяцы, хотя на зарплате работников это не сказывается: каждый месяц они получают примерно одинаковую сумму, у главы хозяйства выходит порядка шести миллионов рублей.
 
“Лишние” деньги Анатолий Владимирович старается вложить в дело, причем это касается не только фермы, но и домашнего хозяйства. Например, у фермера есть своя пилорама — работа на ней ведется в основном зимой, когда нет сельскохозяйственных забот. Это дает и дополнительный доход, и обеспечивает занятость работников. Когда появляются свободные средства в семье, Анатолий Владимирович на них строит гараж, мастерскую, недавно приобрел комбайн. “Мне кажется, это выгоднее, чем класть деньги в мешок”, — говорит он.
 
“В таком поведении есть рациональное зерно, но не нужно думать, что любое приобретаемое имущество — это всегда активы, — прокомментировала финансовый консультант Анна Мойсеенко. — По мнению известного финансиста Роберта Кийосаки, активы — это то имущество, которое приносит деньги. Если же приобретенная вещь требует постоянных дополнительных вложений — это уже пассивы. Например, автомобиль, который используется в личных целях: деньги постоянно уходят на ремонт, бензин, техобслуживание и прочее. Но если бы мы использовали его для оказания услуг в качестве перевозчика и доходы, полученные от этого, перекрывали бы расходы, машина была бы активом. Кроме того, есть понятие “псевдоактивы” — пассивы, которые люди принимают за активы. Чтобы избежать ошибки, нужно постоянно сопоставлять доходы и расходы на содержание имущества, тогда можно будет определить, чем оно является. Стоит также отметить, что в случае когда фермер приобретает, например, гараж, который необходим для его деятельности, это будет все же актив, так как он косвенно способствует получению прибыли. В целом грань очень сложно провести, ведь пассивы могут становиться активами и наоборот”.
 
Главная цель Анатолия Владимировича на ближайшее время — строительство хранилища для фруктов. “Если будет 70 гектаров сада, хранилище нужно делать примерно на две тысячи тонн. Стоить это будет порядка миллиона долларов, где взять эти деньги — не знаю. По госпрограмме вряд ли удастся получить, в государстве сейчас и так денег нет”. Кредиты фермер предпочитает не брать — сейчас ставки очень высоки — и все необходимое приобретает за свои деньги.
 
“Госпрограммы, направленные на развитие частной инициативы, — это, безусловно, очень хорошая вещь, — отметила Анна Мойсеенко. — Но участникам таких программ важно четко понимать: если им что-то необходимо, нужно не стесняться спрашивать, что можно сделать для этого со стороны госпрограммы. Например, нашему герою лучше уточнить вопрос с фруктохранилищем. Касательно кредитов нужно отметить, что они могут быть хорошими и плохими. Если одолженные у банка деньги способствуют получению в дальнейшем дохода, это хороший кредит. Нашему герою стоит обратить внимание на специальные кредиты на развитие своего дела: по ним ставка, как правило, ниже, чем по обычным потребительским. Кроме того, банк может пойти навстречу клиенту и допустить снижение процентов, пролонгацию и прочее. Но перед тем как брать кредит, нужно подсчитать все свои риски и предусмотреть возможность того, что в какой-то период доход будет невелик и гасить кредит будет трудно. Это касается не только организаций, но и физических лиц”.
 
Работа на земле при умело поставленном деле может быть прибыльной, но, в отличие от промышленного производства, она более рискованна и требует принятия быстрых и грамотных решений, от которых зависит не только сегодняшний день фермера, но и его будущее. “Нужно постоянно учиться и скрупулезно все просчитывать”, — уверен Анатолий Жарко.
 
Нужные услуги в нужный момент
0058415