Личный счет


Елена Бегунова,

За прошедший год мне пришлось около десятка раз участвовать в судебных заседаниях, посвященных рассмотрению иска о компенсации морального вреда за погибшую в аварии шестнадцатилетнюю девочку. Трагическая история случилась в Витебске, за рулем автомобиля, в котором глубокой ночью катался несовершеннолетний ребенок, был пьяный водитель.

Оставим на потом эту печальную историю, к которой мы еще вернемся в будущих публикациях, после вступления решения суда в законную силу. Сегодня хотелось бы порассуждать на тему родительской любви и преданности. Печально, но все заседания по рассмотрению иска были похожи на состязание уже давно разведенных папы и мамы. Приз, как бы это кощунственно ни звучало, банальные деньги. На кон поставлена главная оценка родительской состоятельности: кому присудят большую сумму компенсации за потерянного ребенка?

С помощью рьяных адвокатов щепетильно и последовательно поднималось все "досье": кто и сколько раз, начиная с детства, возил малышку на шашлыки, чей счет за ее обучение в колледже был выше, кто одевал и давал деньги на карманные расходы, сколько раз и с кем ребенок побыл на море? В качестве доказательств приводили фото, свидетельские показания, воспоминания… В это постыдное соревнование вовлекли даже бывших подружек: кому покойная звонила чаще — папе или маме? О ком говорила хорошо, а на кого обижалась? Кто ходил в школу на родительские собрания? Не остались в стороне и бабушки-дедушки, которые по указке своих великовозрастных чад тоже пытались доказать важность одного родителя в воспитании подростка и никчемность другого.
 
Честно говоря, мне (думаю, как и всем участникам процесса) было неприятно и жутко. Жутко от того, что за долгие месяцы воюющие между собой стороны так и не удосужились задаться вопросом: а не их ли вина в том, что безнадзорная девчушка болталась ночами с пьяными дядями? Папа, как объявил вначале, был вынужден в то время заниматься устройством личной жизни. Мама много лет назад уехала в Россию и тоже обзавелась новой семьей, в которой, судя по всему, места для любимой дочки так и не нашлось. Девочка лет шесть "путешествовала" от бабушки к тете, где ей давали приют, и в итоге объявила о своем желании жить самостоятельно. Чем закончилась эта "самостоятельность" — уже известно.
 
Итак, папа оценил свои моральные страдания в 200 миллионов рублей, мама пошла чуть дальше и просила компенсировать нанесенный ей ущерб в сумме 300 миллионов, причем воевать в суде лично посчитала для себя слишком обременительным и передала все "полномочия" адвокату. Простите меня, но я не сомневаюсь, что главные герои этой печальной истории уже заранее придумали и те статьи затрат, которые закроют с помощью нежданно свалившихся денег. Причем им совершенно не важно было, с кого взыщут немаленькие суммы. С человека, действительно виновного и управлявшего машиной в тот страшный ночной час, или с того, кто из-за бумажных недоработок чисто формально стал участником этой печальной истории, находясь за десятки километров от места ЧП, не будучи знаком ни с девушкой, ни с пьяным водителем, узнавшим о трагедии по телефону. Не важно, с кого… Главное — побыстрее.
 
Не дай Бог кому-либо пережить подобное горе. Подружки характеризовали погибшую как очень веселую, искреннюю и жизнерадостную девушку. Сложись жизнь ее родителей по-иному, возможно, она до сих пор радовалась бы жизни, училась, любила. Увы… Молодая жизнь оборвалась на взлете, а родители теперь обивают пороги судов, не стесняясь вновь и вновь переворачивать страницы вовсе не красящей их истории. Они не посчитали нужным когда-то бороться за любовь своего ребенка, зато теперь пытаются доказать свои родительские чувства… в обмен на рубли. Соревнование оказалось безуспешным — победителей нет. По решению суда мама и папа получат одинаковые суммы возмещения ущерба.
 
Не думаю, что такие деньги принесут им счастье и помогут обезболить душевные раны. Хотя кто знает… Каждому свое.
Нужные услуги в нужный момент
-15%
-10%
-35%
-50%
-30%
-10%
-28%
-20%
-40%