Личный счет


Виктория Юдицкая-Моисеенко,

Все чаще в судах рассматриваются иски, связанные с возмещением вреда, причиненного в результате нарушения прав и свобод граждан при ведении уголовного процесса. Например, обвиняемого заключили под стражу или он находился под подпиской о невыезде, либо был отправлен отбывать наказание в места не столь отдаленные. А спустя какое-то время выяснилось, что человек вовсе не совершал ничего противозаконного.

— В рамках гражданского судопроизводства преду­смотрено возмещение морального вреда в таких случаях, — рассказывает начальник отдела по надзору за соответствием закону судебных постановлений по гражданским делам прокуратуры города Минска Виталия Грицель. — Ответчиком по таким делам выступает Министерство финансов, ведь выплаты производятся из казны Рес­публики Беларусь. В подобных разбирательствах, как правило, участвует прокурор, который высказывает свое мнение по существу спора.
 
Размер выплат зависит от того, какая мера пресечения была назначена человеку, был ли он осужден, какой срок наказания отбыл. Кроме того, суд учитывает в каждом конкретном случае характеристику личности истца: имел ли ранее проблемы с законом (ведь для некоторых тюрьма как дом родной и, соответственно, моральные страдания будут куда меньше, чем у "первохода"), трудился ли он на воле, есть ли у него семья, дети. Истцы на заседаниях могут приводить разные аргументы, описывая свои моральные страдания: ухудшилось самочувствие, пропал аппетит, косо смотрят соседи, уволили с работы и так далее.
 
Прокуратура наделена полномочиями по опротестовыванию незаконных и не­обоснованных судебных постановлений. С начала года прокурором города в порядке надзора опротестовано 4 подобных решения. Так, за убийство отца 28-летнего Андрея Потапова* осудили на 11 лет лишения свободы. В колонии он времени зря не терял — писал надзорные жалобы во всевозможные инстанции. Через 6 лет Верховный Суд приговор отменил, мотивируя это тем, что обвинение строилось на показаниях Потапова.
 
Ссылаясь на то, что в результате незаконного осуж­дения ему причинены нравственные страдания, Андрей просил выплатить в качестве возмещения морального вреда 850 миллионов рублей. При этом суд, учитывая личность истца, уменьшил эту сумму до 110 миллионов. Однако и этих денег тот не увидел.

— Дело в том, что до того момента, как его отец был убит, Потапов вел асоциальный образ жизни: развелся, нигде не работал, злоупотреблял спиртным, — продолжает Виталия Владимировна. — К тому же пришел в милицию сам, где написал явку с повинной. Он участвовал в следственных дейст­виях, подробно рассказывал об обстоятельствах конфликта, как наносил родителю удары ножом. Спустя некоторое время в ходе предварительного следствия Потапов отказался от своих показаний, сославшись на то, что давал их якобы под принуждением сотрудников милиции. Однако этот факт доказан не был…
Так как Андрей добровольно оговорил себя, прокурор города Минска опротестовал решение суда о выплате 110 миллионов. Ведь по закону в подобных случаях у истца нет права на взыс­кание морального вреда.
 
А 58-летний Аркадий Смоляк в местах лишения свободы коротал дни неоднократно — четыре раза попадался на кражах. Последний раз его осудили на 5 лет, но гражданин не согласился с таким вердиктом служителя Фемиды и стал писать надзорные жалобы. В итоге наказание ему снизили до 3,6 года. При этом Смоляк "пересидел" 7 месяцев. Свои права он также стал отстаивать в суде, требуя компенсации морального вреда в размере 105 миллионов рублей. Однако получил лишь 700 тысяч. Но на слушание дела не явился — в очередной раз погорел на краже и снова отправился за высокий забор.
 
Помимо морального вреда за нарушения прав и свобод гражданина при ведении уголовного процесса Уголовно-процессуальный кодекс Республики Беларусь предусматривает возмещение имущественного вреда.
Нужные услуги в нужный момент
-20%
-30%
-35%
-60%
-30%
-50%
-50%
-10%
0058345