109 дней за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. Минское «Динамо» обыграло СКА в четвертом матче Кубка Гагарина
  2. «Если вернуться, я бы ее не отговаривал от «Весны». Разговор с мужем волонтера Рабковой. Ей грозит 12 лет тюрьмы
  3. Минздрав опубликовал статистику по коронавирусу за прошлые сутки
  4. У Марии Колесниковой истек срок содержания под стражей
  5. У бюджетников заметно упали зарплаты. Их обещают поднять за счет оптимизации численности работников
  6. «Соседи, наверное, с ума от нас сходят». У минчан с разницей в четыре года родились две двойни
  7. «Я привыкла быть, как все. Но теперь это не так!» Как мы превратили читательницу в роковую красотку
  8. «Белорусы готовы работать с рассвета до заката». Айтишницы — о работе и гендерных вопросах
  9. На овсянке и честном слове. История Марины, которая пришла в зал в 33 — и попала в мировой топ пауэрлифтинга
  10. BYPOL выпустил отчет о применении оружия силовиками. Изучили его и рассказываем основное
  11. Синоптики объявили желтый уровень опасности на 9 марта
  12. Как заботиться о сердце после ковида и сколько фруктов нужно в день? Все про здоровье за неделю
  13. Еще 68,9 млн долларов. Минфин в феврале продолжил наращивать внутренний валютный долг
  14. Изучаем весенний автоконфискат. Ищем посвежее, получше и сравниваем с ценами на рынке
  15. «Молодежь берет упаковками». Покупатели и продавцы — о букетах с тюльпанами к 8 Марта
  16. Студентка из Франции снимала Минск в 1978-м. Показываем фото спустя 40 лет
  17. «Один роковой прыжок — и я парализован». История парня, который нырнул в воду и сломал позвоночник
  18. Автозадачка с подвохом. Разберетесь ли вы в правилах остановки и стоянки на автомагистралях?
  19. Я живу в Абрамово. Как неперспективная пущанская деревня на пару жителей стала «модной» — и передумала умирать
  20. Первый энергоблок БелАЭС включен в сеть
  21. «Танцуем, а мое лицо прямо напротив ее груди». История семьи, где жена выше мужа (намного!)
  22. «Прошло минут 30, и началось маски-шоу». Задержанные на студенческом мероприятии о том, как это было
  23. «Хлеба купить не могу». Работники колхоза говорят, что они еще не получили зарплату за декабрь
  24. МОК не признал Виктора Лукашенко президентом НОК Беларуси
  25. «Ушло вдвое больше дров». Дорого ли выращивать тюльпаны и как к 8 марта изменились цены на цветы
  26. Акции в честь 8 Марта и непризнание Виктора Лукашенко президентом НОК. Онлайн прошедшего дня
  27. Где поесть утром? Фудблогеры советуют самые красивые завтраки в городе
  28. Госсекретарь США назвал Лукашенко последним диктатором Европы
  29. Россия анонсировала в марте совместные с Беларусью учения. В том числе — под Осиповичами
  30. «Можно понять масштаб бедствия». Гендиректор «Белавиа» — про новые и старые направления и цены на билеты
реклама


Аэлита Сюльжина,

Жилье у нас можно построить, если вступить в ЖСПК, заключить долевой договор или купить облигации. Причем нынче 70 процентов коммерческих застройщиков предлагают гражданам именно последний, "бумажный" вариант сотрудничества как самый простой и надежный. Облигации потому и называются ценными бумагами, что их финансово обеспечивают залог, страховка или гарантия банка. Однако, отмечает Александр Богдан, главный специалист управления контроля банковской деятельности Комитета госконтроля, только подразделением, в котором он служит, за последние 3 года 9 застройщиков привлечены к административной ответственности.

Настораживающий факт. Жилищные облигации номинальной стоимостью более 180 миллиардов рублей оказались обеспечены всего лишь... обещанием банка выдать гарантию. Когда–нибудь, в будущем, если эмитент выполнит ряд условий, в том числе касающихся внесения залога. Почему вместо ценных выпустили пустые бумаги? Ведь процесс эмиссии контролирует Минфин. Дело здесь в ловкости застройщика: умело воспользовался лазейкой в законах и тем, что у нас более 4.000 эмитентов. Дотошно следить за всеми малочисленный департамент по ценным бумагам не успевает. Впрочем, работники Комитета госконтроля уже предприняли все возможное, чтобы такое вопиющее нарушение больше не повторилось. Прореху залатали внесением необходимых изменений в законодательство.

Но, похоже, назрели новые. Один коммерсант в Минске сумел выпустить облигации при отсутствии надлежаще оформленных документов на земельный участок, обремененный сносом старых одноэтажных домов. Отселение их жильцов, как водится, затянулось. И этажи, которые должны быть сданы "под ключ" еще в прошлом октябре, только недавно начали подниматься над землей. Каким–то образом застройщику удалось уговорить инвесторов подождать и... выпустить новые ценные бумаги. Очевидно, лояльность будущих жильцов обеспечила весьма выгодное место расположения стройки — в тихом малоэтажном центре Минска. Однако если проблема со сносом послевоенных жилищ затянется, то как бы не получилась у нас на рынке очередная строительная пирамида. "Предлагаем уточнить необходимый для эмиссии пакет документов. В частности, проект с экспертизой и госакт на землю должны быть обязательно и должным образом оформлены", — подчеркивает Александр Богдан.

По его мнению, следует также законодательно закрепить минимальную цену одной облигации — не ниже стоимости квадратного метра, а также исключить продажу несуществующих ценных бумаг и предоставление недостоверных данных о финансово–хозяйственной деятельности. Увы, несмотря на учет и контроль, все это имеет место быть. Например, отчет о финансовом состоянии застройщик обязан представлять в Минфин раз в год. Однако достоверность бухгалтерских сводок никто не проверяет. Это позволяет недобросовестным компаниям завышать прибыль и занижать реальные обязательства перед кредиторами. Далее. Чем выше номинальная цена облигации, тем больше надо платить страховщикам (страховой полис — нынче самый распространенный способ обеспечения жилищных ценных бумаг). А вот если ее занизить, а гражданину продать подороже, то появляется шанс сэкономить. Вот и экономят на разные лады. Могут, к примеру, выпустить облигаций меньше, продать больше, подкорректировав площадь будущих квартир, например. Допустим, облигаций 50, а вам предлагают заплатить за 52 квадратных метра. Вот и получилось: два метра обеспечены воздухом и благими обещаниями девелопера.

Не очень сведущие в хитросплетениях законов граждане принимают все за чистую монету, возлагая на себя реальные риски. Ведь если эмитент облигаций не выполнит обещания и не построит дом в указанные сроки, то наступает страховой случай. Страховая компания обязана будет вернуть гражданину заплаченную за облигации сумму, увеличенную на индекс строительно–монтажных работ. Такая предусмотрена форма защиты инвестиций от инфляции. Но, заметьте, проиндексируют только те рубли, которые значатся в номинале облигаций. Если у вас номинал один, а заплатили вы гораздо больше, денег, случись что, уже никто не вернет.
-50%
-20%
-20%
-12%
-70%
-40%
-10%
-10%
-16%