Личный счет


Татьяна Гусева,

"Осенняя коллекция. Все по 40 тыс. Белые вещи — по 25 тысяч. Специальный гость – Туркменистан", — зазывала рекламная растяжка. Корреспондент "Салідарнасці" отправилась на шопинг в Слуцке.



"Говорят, на этой распродаже такой странный запах…" — делилась городскими сплетнями приятельница. Слух оказался "уткой", вероятно, придуманной конкурентами, торгующими белорусскими товарами. Туркменская ярмарка не пахла ничем, как и вещи, разложенные по принципу секонд-хенда в фойе бывшего ресторана, который носил название "Катарсис".
 
Ажиотажа на распродаже не было. Под хиты конца 90-х меж рядов бродили тетушки пенсионного возраста, роясь в развалах в поисках обновки. С песней "Ты скажи, ты скажи, че те надо, че те надо…" мы направились к ряду нижнего белья, где одинокая пенсионерка выбирала трусы.

— По 15 тысяч всего, — поделилась женщина. – Я вчера одни взяла на пробу — такие мягонькие оказались, тянутся, приятно телу. Сегодня вот вернулась докупить.

— А как же белорусские? — вступились мы за отечественного производителя.
 
Увы, "Милавица" посетительнице не по карману, а другое – не брендовое белье, сделанное в Беларуси, в три раза дороже трусов, сделанных в Туркменистане. Впрочем, на самом белье мы не нашли этикеток с указанием размера и производителя. Может быть, у туркмен так принято?


 
Покупательница отправилась к "кассе" — двум продавцам, сидевшим у входа, а мы пригляделись к перчаткам, которые лежали по соседству с бельем. Лейба гласила, что сделаны они на некоем ООО "Пи тардс". "Мягкий, как пена, легкий, как пух, теплый, как мех, кашемир – бриллиант среди шерстяных волокон", - сообщал производитель. Кашемир или нет, на глазок определить было сложно, но на ощупь перчатки казались шерстяными.

— "70 тысяч" было написано на ценнике. Обманули! – возмутилась я. – В рекламе было обещано все по 40 тысяч!

— А вот, смотри, джинсы по 180 за пару, — показала приятельница.
 
Дорого, решили мы, и отправились к столам с белыми вещами.
 
Ассортимент "все за 25 тысяч" был скуден: майки с длинным рукавом гулливерских размеров и юбки-шорты (два в одном). Белое было не совсем белым, видимо, по дороге из солнечного Туркменистана слегка испачкалось. Зато товар, вне всякого сомнения, был из хлопка.
 
— Вот везут нам всякое г..но! — не сдержалась пожилая покупательница.

— Ну что вы хотите за такие деньги? — удивилась ее знакомая. — Ширпотреб, конечно.

Обменявшись мнениями, дамы продолжили рыться в вещах.



— В этой майке можно спать как в ночнушке, — нашла применение бесформенным майкам, похожим на смирительные рубашки, одна из них.
 
— А как же муж найдет доступ к телу? — полюбопытствовали мы.

— Ой, девочки, в нашем возрасте лучше, чтоб не нашел! — выпалила тетушка. — Да ему не больно-то и надо.
 
Отсмеявшись, мы примерились к юбке-шортам.
 
— И куда такое носить? — рассуждали мы.
 
— На занятия теннисом, — предположила пенсионерка.
 
Эх, жаль, Азаренко не видела осеннюю коллекцию Туркменистана!


 
Прогулявшись по рядам, мы обнаружили немало интересного: майки-алкоголички для мужчин за 20 тысяч, три пары носков по такой же цене (этих денег хватит всего на одну пару производства РБ), трусы цвета хаки и множество разноцветных маек с цифрой 72 на груди.




 
Кстати, Википедия утверждает, что "7" — любимое число "лидера нации" Гурбангулы Бердымухамедова — второго президента Туркменистана.
 
Туркмены, видимо, представляют Беларусь страной с тропическим климатом. Мы так и не нашли на ярмарке одежды для осеннего гардероба, если не считать, конечно, перчаток и джинсов.


 
"Оказывается, кто-то живет хуже нас, — витала мысль после посещения ярмарки "Все по 40 тыс.". — Вряд ли эту убогую одежду жители Туркменистана шьют исключительно на экспорт. Приходится и самим носить".
 
На самом деле, у нас много общего с самой закрытой страной на постсоветском пространстве. На президентских выборах 2012 года Гурбангулы Бердымухамедов победил, набрав абсолютное большинство голосов избирателей — 96,70%! Лукашенко, в 2010-м набравший, по данным ЦИК, 79,65% голосов, мог бы ему позавидовать.
 
СМИ в стране только государственные, а учредителем почти всех центральных газет является президент. Туркменов так же принуждают подписываться на газеты и журналы по месту работы.
 
Как пишет российское издание "Собеседник", "в Туркменистане два вида оппозиционеров — одни в тюрьме, другие скрываются за границей. …Жители страны уверены, что их разговоры прослушиваются и за любое неверное слово "болтунов" вместе с их семьями могут репрессировать — от увольнения с работы до тюрьмы".
 
После окончания эпохи Туркменбаши главное, что осталось неприкосновенным — режим полной власти в стране одного человека.


 
Есть и отличия: средняя зарплата в Туркменистане около 200 долларов, но электричество, газ, воду люди получают бесплатно, а за коммуналку и проезд в общественном транспорте платят чисто символически. Еще в месяц каждому выдают полкило бесплатной соли и 150 литров бензина в месяц. А вот турпоездки по миру мало кому доступны, и любого путешественника могут высадить из самолета и вернуть домой...
 
В общем, жалко мне стало товарищей по несчастью. Я вернулась на ярмарку и купила два пушистых хлопковых полотенца по 10 тысяч за штуку и "кашемировые" перчатки, ну, те самые, что "мягкие, как пена, легкие, как пух".
Нужные услуги в нужный момент
-16%
-20%
-20%
-20%
-10%
-20%
-30%
-40%
-33%