Личный счет


/

К инициативе властей искоренить социальный паразитизм и ввести налог на тунеядство сами формально не работающие относятся негативно. Пока точно неизвестно, сколько составит налог и кому придется его платить. По приблизительным оценкам, тунеядство обойдется в 2,6 млн рублей в год, а вносить эту сумму в бюджет будут граждане в возрасте от 18 до 55 (женщины) или 60 лет (мужчины), которые более шести месяцев в календарном году "не принимали участие в финансировании государственных расходов путем уплаты налогов, сборов и иных платежей". Мы поговорили с теми, кого инициаторы налога, скорее всего, забыли спросить, - возможными кандидатами на оплату, и еще раз убедились в неоднозначности ситуации.
Иллюстрация с сайта caricatura.ru
Иллюстрация с сайта caricatura.ru

"Я считаю себя безработным, но не тунеядцем"

Юрию 34 года. Он родился в Минске, после школы пошел работать в деревообрабатывающую отрасль. Однако в 2004 году вынужденно уволился с работы, переехал в деревню, чтобы присматривать за родителями-инвалидами. За последние девять лет несколько раз мужчина выполнял заказы по строительству, но нигде официально не работал.
- Сейчас живем за счет родительской пенсии и хозяйства: у меня козы, кролики, утки, большой огород. В деревне на этом можно прожить. Я человек непьющий, особо некуда здесь деньги тратить.

Я не могу бросить родителей, они оба – инвалиды, как малые дети. Боюсь их даже оставить на какое-то время одних: печь могут не так протопить или еще что-нибудь. Чтобы оформить опекунство, нужно, чтобы у них была первая группа инвалидности и полная неподвижность, но у нас вторая и первая группы.

Налог на тунеядство - это крайне несправедливая мера. Какой может быть налог с безработного? Кто такой – безработный? Кто ездит в Россию на заработки? Но это не от хорошей жизни. Асоциальные элементы - у них уже измененное сознание, и они не способны нормально работать.

Я считаю себя безработным, но не тунеядцем. Тунеядец - это человек, который не работает принципиально, а я всю жизнь работал. У меня, по большому счету, отпуска не было: два-три дня на реке с удочкой.

Если введут налог, не знаю, как буду платить. Возможно, придется открывать ИП. Хотя не представляю, что в деревне можно делать.
 

"Пока у нас "касса" не контролируется народом, я не хочу участвовать в оплате налога на тунеядство"

Лере Хотиной 25 лет. Она окончила лингвистический университет, знает английский, немецкий и польский языки. После университета отрабатывала распределение в гостиничном бизнесе: из менеджера-консультанта доросла до заместителя руководителя отдела по реализации спортивно-оздоровительных услуг. После распределения девушка проработала в компании еще почти год, а затем ушла… по мировоззренческим причинам.



- На работе меня преследовала мысль, что я делаю то, что противоречит жизненным принципам и мировоззрению. Например, я хотела бы, чтобы взаимоотношения между людьми не основывались на подчинении и эксплуатации, чтобы люди делали что-то не в приказном порядке, а потому что им это нравится, чтобы их инициатива поощрялась, а не было так, что кто-то за тебя что-то решает, а ты потом это делаешь. Я не работала на всех работах мира, но уверена, что любая работа иерархична и связана с тем, что людей подавляют. Есть работы, где более свободная обстановка. Как будто ты можешь больше предлагать, проявлять большую инициативу. Но в конечном итоге от тебя мало что зависит, решают "дяденьки и тетеньки", в какое русло пойдет твоя деятельность. Также меня беспокоило отношение к людям как к какому-то заменимому материалу. Человек вкладывает в работу душу, проводит там большую часть жизни и потом слышит, что в принципе эта работа и не так нужна. Потому что, если что, работодатель может найти других людей, которые сделают это в сто раз лучше.

Я зарабатывала в несколько раз больше, чем нужно для жизни - около 700 долларов на момент увольнения в начале лета этого года. Для комфортной жизни мне достаточно 250-300 долларов.

После того как уволилась, устроила себе большие каникулы. Путешествовала по Турции, Армении, Грузии, Черногории. Отдохнула и вспомнила студенческое время, когда уходила в отпуск только на две недели или десять дней, когда я должна ходить с включенным телефоном, потому что мне могут позвонить и попросить решить вопрос или вернуться на работу.

Сейчас я ищу удаленную работу, понимая, что она может быть неофициальной, и официально меня будут считать безработной. Чтобы прожить, мне нужно зарабатывать 3 млн рублей. Я могу поработать по выходным оператором колл-центра или курьером, заработать эту сумму и все остальное время радоваться жизни. Моя мама причитает по этому поводу. Почему-то родные полагают, что я больше никогда не буду работать, начинают думать, как я пенсию буду получать. Но я не рассматриваю такой вариант заработка до конца жизни.

Налог на тунеядство - желание государства в очередной раз включиться в трудовые отношения. Возможно, если эти 280 долларов умножить на 400 тысяч безработных, о которых власти заявляют, это принесет миллиарды в казну. Но я не понимаю, на каком основании люди должны платить эти деньги? Да, можно сказать, что я плачу за бесплатное образование, которое получила в университете. Но, извините, я думала, что за обучение уже заплатила, отработав два года по распределению. К тому же я думаю, что мои родители уже заплатили за мое обучение из своих налогов. Теперь получается, что мне всю оставшуюся жизнь нужно платить за свое обучение?

Если думать о справедливости и мыслить категориями социального государства, то, возможно, несправедливо, что люди не делают отчислений в общую кассу на то, чтобы в стране развивались какие-то вещи. Но до тех пор, пока у нас эта "касса" не контролируется народом, я не хочу участвовать в оплате налога на тунеядство.

Я не отношу себя к тунеядцам. Тунеядец – это тот, кто зарабатывает деньги чужим трудом. Весь государственный аппарат считаю тунеядцами, потому что они живут на наши деньги, а я пока не вижу никакого выхлопа от этого.
 

"Можно еще ввести налог на принятие невменяемых законов"

Нашей собеседнице 30 лет. Закончив университет, она ушла в декрет. С тех пор так никогда и не работала официально. У нее нет трудовой книжки. Сегодня девушка работает как фрилансер: делает коммерческие фотосъемки, пишет тексты, разрабатывает пиар-стратегии. Зарабатывая в месяц около 500-600 долларов. "Мне этого достаточно, - говорит она, потому что основной доход в семью приносит муж".

- Я не работаю в офисе, потому что люблю хорошо высыпаться. Мне не нравится офисная атмосфера, где неуютно и многолюдно, иерархия и субординация в отношениях, сплетни и закулисные игры. И еще мне нравится не терять время на поездки из дома на работу и обратно. Я люблю свободный график работы. Когда я сама решаю, что, когда и как делать. Даже если решу целый день не работать. Главное, чтобы результат был. Я считаю, что человек может эффективно работать два-четыре часа в день, остальное время – это растягивание резины, а я стараюсь жить максимально эффективно.
 
Безработная? Но работа у меня есть. Просто я фрилансер и пока с налогами не разобралась. Сейчас время изменилось, и многие работают как фрилансеры. Поэтому налоговая должна найти здравый подход к тому, как взаимодействовать с ними. Ведь фрилансеры то зарабатывают, то не зарабатывают. Их можно спугнуть высокой ставкой и сложными процедурами. Я не против платить налоги. Просто они должны быть справедливыми по отношению к доходу и простыми в оплате. В дальнейшем я буду стараться жить в таком же стиле, но с налогами, конечно, надо разобраться.

Для меня тунеядцы те, кто бесконечно сидит на государственном пособии и постоянно отказывается от предложений по работе. Те, кто использует общие деньги налогоплательщиков в личных целях. Когда узнаешь о таком, и налоги платить не хочется. И вообще, надо бы ответить на вопрос: почему люди не работают? Почему не платят вовремя налоги? И тогда уже искать эффективные решения.

Налог на тунеядство – это что-то невероятное. Откуда вообще взялась такая идея? Если хотите, чтобы люди работали, найдите позитивную стимуляцию: дайте хорошие зарплаты, хорошие социальные гарантии. Все хотят работать и зарабатывать. Мало кто хочет работать и не зарабатывать. И вообще сложно говорить на эту тему, не имея информации об уровне безработицы и наличия вакантных мест и уровне зарплаты.

Интересно, а что с женщинами, которые хотят быть дома и воспитывают детей? Странно, если они будут платить налог на тунеядство. Можно еще ввести налог на принятие невменяемых законов, а граждане будут путем онлайн-голосования определять его вменяемость-невменяемость. Если устроить онлайн-голосование по этому закону, думаю, можно получить очень интересные результаты.
 
Нужные услуги в нужный момент
-11%
-30%
-50%
-30%
-15%
-10%
-20%
0058415