КУРСЫ ВАЛЮТ
Для физических лиц
Для бизнеса
Банки
Карточки  
Кредиты
Продай свой кредит
Вклады
Экономические показатели
Сервисы
Платежи в интернете
Переводы с карты на карту
Налоговый калькулятор
Калькуляторы
Каталог компаний
Домашняя бухгалтерия

Публичный счет


Александр Бенько,

С начала следующего года белорусам для получения в будущем минимальной пенсии придется работать в родной стране в два раза дольше — 10 лет. Впрочем, не исключено, что такие нормы вскоре могут быть дополнены. Ведь сегодня в формате новых интеграционных объединений очень часто звучит мысль о создании "единого пенсионного пространства", которое будет стимулировать мигрантов искать работу на легальных условиях. Для этого Беларуси и другим странам региона предстоит унифицировать свои пенсионные законодательства.

Мигрант с кошельком, но без трудовой книжки

На постсоветском пространстве рынок труда сформировался весьма специфический. Реципиентами рабочей силы выступают всего два государства — Россия и Казахстан. Зато остальные страны СНГ обильно и с удовольствием поставляют туда своих специалистов. Рабочая эмиграция из отдельных держав региона достигла таких объемов, что число уехавших на заработки уже превышает число тех, кто остался работать на родине. В Беларуси все не так плохо, хотя число мигрантов из нашей страны на российском рынке растет год от года. К примеру, в 2012-м, как подсчитали в Управлении Федеральной миграционной службы РФ, в их списки попали 370 тысяч белорусов. Еще пять лет назад цифра была почти втрое меньшей. Для сравнения: УФМС насчитало на российском рынке 2,7 миллиона мигрантов из Узбекистана, 1,2 миллиона — из Таджикистана, около 0,6 миллиона — из Казахстана.
 
Казахстан белорусам менее интересен: по итогам минувшего года официально устроились на работу в казахстанские компании менее сотни белорусов, и специалисты считают, что в ближайшие годы вряд ли стоит ожидать многократного увеличения числа наших трудовых мигрантов в этой стране.

"Трудовая миграция в Россию имеет как положительные, так и отрицательные экономические последствия. Мигранты заполняют многие непрестижные ниши на рынке труда с тяжелыми условиями работы, куда не всегда соглашаются идти местные жители. К примеру, у нас 40 % мигрантов концентрируется в строительстве, а 29 % — в обслуживающих отраслях, а вот в промышленности занято только 13 % приезжих работников", — рассказывает руководитель Центра социальной демографии и экономической социологии Института социально-политических исследований РАН Сергей Рязанцев.

По словам специалиста, чаще всего удел белорусских мигрантов — работа на стройке. Точных данных нет, но, по примерной оценке Рязанцева, вторая сфера, где сегодня занято немало наших соотечественников, — промышленные предприятия. Как правило, такое качество занятости означает серьезное преимущество в зарплатах на фоне менее квалифицированных мигрировавших кадров из других стран СНГ.

 

Пенсион по разным корзинам

Но зарплата — это деньги, заработанные сегодня. А между тем вопросы пенсионного обеспечения, которые могут возникнуть у нынешних трудовых мигрантов в будущем, весьма беспокоят экономистов. Тем более что доля лиц предпенсионного и пенсионного возраста, въезжающих в Россию, по данным официальной статистики УФМС, составляет почти треть от всех приезжих. Пока что в странах СНГ пенсии трудовых мигрантов — дело рук самих мигрантов, и решать этот вопрос им следует незамедлительно, чтобы не пополнить в обозримом будущем ряды неимущих граждан.

"В результате существующей на сегодняшний день несогласованности в законодательных системах и пенсионной политике стран постсоветского блока те граждане, которые работают, особенно в случае их неформальной занятости, в другой стране, чтобы обеспечить свои семьи и родственников на родине, будучи в трудоспособном возрасте, оказываются ущемлены в правах после выхода на пенсию", — признает Татьяна Карабчук, заместитель руководителя лаборатории сравнительных социальных исследований НИУ Высшая школа экономики. При этом она отмечает, что трудности в "зачете" трудового стажа и отсутствие механизма мобильности пенсий имеют более глубокие корни — они не стимулируют мигрантов работать в формальном секторе.
 
Специалисты отмечают, что, когда говорят об иностранных гражданах, работающих в России или в Казахстане, не имеются в виду гастарбайтеры. Разница между ними и другими трудовыми мигрантами огромна. Еще в 1992 году в Москве было подписано соглашение, которое называлось "О гарантиях прав граждан государств — участников СНГ в области пенсионного обеспечения". Государства Содружества договорились о том, что при назначении пенсии гражданам, прибывшим в Россию из стран — участниц этого соглашения, учитывается трудовой стаж, приобретенный на территории бывшего СССР за время до 13 марта 1992 года, а также после этой даты на территории государств — участников данного соглашения. Такова официальная формулировка. Понятно, что граждане, прибывающие в Россию из СНГ, для получения пенсии должны представить в пенсионный фонд соответствующие документы. Второй механизм действует в отношении России и Беларуси. Он прописан в "Договоре в области социального обеспечения" от 24 января 2006 года. Согласно этому документу пенсия назначается на территории той страны, где человек выполнял какую-либо работу. При переезде выплата пенсии продолжается. Кроме того, возможна пропорциональная выплата пенсии двумя странами.
 

Ты — мне, я — тебе

Недавно проведенное масштабное исследование привело социологов из НИУ ВШЭ к неутешительному выводу: снятие регистрационных барьеров и упрощение разрешительных процедур в трудовой миграции между странами ЕврАзЭС не будут действовать без социальных гарантий. Поэтому специалисты указали на необходимость создания механизмов трансграничного перевода пенсионных прав, а также на необходимость унификации пенсионных законодательств стран региона. Ведь даже по своей структуре пенсионные системы наших стран серьезно различаются. Так, в России, Казахстане, Таджикистане, Кыргызстане и Армении действуют трехуровневые модели с обязательным накопительным компонентом. А в Беларуси до сих пор работает одноуровневая солидарная схема, где пенсионные выплаты финансируются из налоговых отчислений работающих граждан. Дифференцированным оказался и возраст выхода на пенсию. Если в России и в Беларуси он составляет 55 лет для женщин и 60 лет для мужчин, то в Таджикистане, Казахстане и Кыргызстане — 58 лет и 63 года соответственно, а в Армении — 63 года для всех граждан.
 
Специалисты разработали ряд сценариев по совершенствованию пенсионного законодательства в странах СНГ и ЕврАзЭС. Первый полностью заимствует опыт Евросоюза, и в частности — создание системы расчета пенсионных выплат. В Европе пенсия начисляется и платится той страной, где проживает человек, обратившийся за ней, однако при этом система учитывает трудовой стаж человека во всех государствах, где он работал. Расчет ведется по правилам и законам страны, начисляющей и осуществляющей пенсионные выплаты, вместе с тем соблюдается справедливость выплат в зависимости от размера пенсионных отчислений, которые делаются работником, и уровня его зарплаты.
 
Однако этот сценарий сложно воплотить в жизнь. Ведь для того чтобы вести справедливый и безошибочный учет количества отработанных лет и назначать пенсию в соответствии с зарплатой и отчислениями в пенсионный фонд, необходимо обеспечить беспрепятственный обмен информацией между пенсионными фондами. Не мешало бы создать и крупный надведомственный орган по учету и контролю информации о трудовых перемещения и пенсионных отчислениях работников. Возникнет и другая проблема: пенсионный фонд страны-реципиента вынужден будет нести дополнительные расходы на оплату пенсий мигрантам пенсионного возраста, которые переехали жить в другую страну, но уже не собираются там работать. Получается, что для страны-реципиента они будут лишь дополнительным бременем. Представьте, каково придется российскому бюджету, который должен будет кормить большое количество пенсионеров, работавших на территории страны лишь считанные годы и в пенсионный фонд отчислений почти не делавших?
 
Второй вариант также предполагает создание единой системы учета и контроля трудовой миграции между странами ЕврАзЭС и количества отработанных мигрантами лет в разных странах, а также создание эффективной свободной коммуникационной системы для быстрого обмена информацией. Но при этом специалисты указывают и на необходимость создания системы взаимозачетов между пенсионными фондами разных стран. Начислять пенсию и делать выплаты будет пенсионный фонд страны, в которой проживает и обращается за назначением пенсии гражданин, однако пенсионный фонд получает компенсацию от пенсионного фонда страны, в которой он работал ранее. Понятно, что воплотить в жизнь этот план еще сложнее. Он требует более тщательной проработки всех механизмов учета, он более трудоемкий и потребует более длительной адаптации. Тем не менее, как считают эксперты, он позволит устранить возможные негативные последствия для стран-реципиентов от большого потока мигрантов пенсионного возраста.

 
-----------------------------------------

Информация к размышлению

За последние десять лет во всех странах СНГ (за исключением Туркменистана) наблюдался рост уровня рождаемости, при этом в наибольшей степени за этот период рождаемость выросла в Кыргызстане, Казахстане и Азербайджане. Беларусь показала средние по общим меркам значения.
 
Уровень смертности, напротив, понизился во всех странах СНГ за исключением Молдовы и Туркменистана. В России и Казахстане (основных странах-реципиентах рабочей силы) понижение уровня смертности наиболее существенное. Это означает, что там более выражены процессы старения населения, когда прирост молодых групп населения сокращается, а количество пожилых в стране увеличивается.
 
Последствия старения населения широко обсуждаются и во всех развитых странах, так как сокращение рабочей силы, которое сопряжено с этими процессами, будет вызывать давление на пенсионные системы. В этой ситуации пенсионные фонды будут вынуждены искать выходы из ситуации недостатка отчислений работников для выплат пенсионерам.