Банки
Курсы валют
Карточки  
Кредиты
Продай свой кредит
Вклады
Экономические показатели
Сервисы
Платежи в интернете
Переводы с карты на карту
Налоговый калькулятор
Калькуляторы
Каталог компаний
Домашняя бухгалтерия
Праздничный
Паритетбанк
15%
Е-плюс
Евроторгинвестбанк
15%
Жгучий кредит
Идея Банк
15%

Все кредиты

Публичный счет


/ Павел Свердлов,

В очередной программе Сергея Чалого "Экономика на пальцах" мы говорили о бюджете страны на 2014 год и о недостатке денег, которые правительство хочет закрыть приватизацией, в то время как курс явно сменился на национализацию. Кстати, модернизация, вместо того чтобы окупаться, становится инструментом национализации.



Как обычно, помогал Сергею Чалому анализировать темы журналист "Европейского радио для Беларуси" Павел Свердлов.

Внимание! У вас отключен JavaScript, ваш браузер не поддерживает HTML5, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player.

Скачать аудио (56.63 МБ)

Внимание! У вас отключен JavaScript, ваш браузер не поддерживает HTML5, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player.

Открыть/cкачать видео (430.15 МБ)

Михаил Мясникович начинает говорить о том, что концерну "Беллесбумпром", а также маркетинговым службам предприятий концерна необходимо активизировать работу по поиску новых рынков сбыта. Сейчас стоит задача не только завершить проект и начать производство, но и выгодно все это реализовать, поэтому необходимо активно работать над оптимизацией рынка продаж. Кроме того, Мясникович потребовал дать информацию об эффективности предприятий и концернов, включая их способность самостоятельно вернуть кредиты, которые были взяты под модернизацию.

Александр Якобсон, посещая "Борисовдрев", отметил, что "нет серьезных проблем, которые мешали бы завершению модернизации в срок до 1 июля 2014 года". Сдвинули с 7 ноября до 1 июля: еще полгода. Председатель КГК отметил, что "с болью, неприятностями, но предприятия будут введены". Отрицательная рентабельность "Борисовдрева" имеет убытки. Бизнес-план модернизации предприятия начинался в 2007 году, после этого корректировался. Стоимость проекта за это время изменилась с 40 млн евро до 109 млн евро, а срок окупаемости – с 14 до 18 лет. Что такое прогноз на 18 лет вперед? Это означает, что надо иметь как минимум на 18 лет прогноз рынка, сбыта и цены. Окончательной стоимости проекта еще нет. Еще тогда была запланирована модернизация фанерного производства. Обсуждалась даже целесообразность производства фанеры, поскольку использование этого материала сокращается. Александр Якобсон призвал прекратить рассуждения, нужна фанера или нет. Проект утвержден указом, сделаны расчеты, и указ нужно выполнять.

За 18 лет все может измениться в этом мире: мебель перестанут делать из дерева, появятся термиты и съедят весь лес.

Проект должен был быть завершен, процесс еще не начат, а уже идут разговоры о том, что, может, фанера и не так уж нужна. Якобсон подчеркнул, что все проблемы происходят от некачественного бизнес-планирования: "Написали красиво бизнес-планы, защищали их, но результаты сегодня далеки от планируемых". А ведь это была трехуровневая защита бизнес-планов. На каком-то этапе можно было понять, какие параметры должны получиться.

На "Мостовдреве" после завершения инвестиционного проекта годовая выработка продукции на предприятии увеличится в 4 раза. Учитывая наличие конкурирующих предприятий в Беларуси, России и Европе, появившихся в последнее время, у "Мостовдрева" существуют высокие сбытовые риски. Рядом с самим предприятием возводится австрийское деревообрабатывающее предприятие, строительство которого не учитывалось в бизнес-плане. В итоге недостаточное маркетинговое исследование, расчеты в бизнес-плане выполнены на основе неконкурентных цен. Для эффективной работы "Мостовдрева" необходимо будет экспортировать 50% продукции. В то же время перевозки древесных плит на расстояние свыше 500 км считаются нерентабельными. Всего в Беларуси после проведения модернизации деревообрабатывающей отрасли общий объем выпуска продукции в два раза превысил нужды внутреннего рынка.

500 км от Мостов – это Литва, кусок Польши. До России не доедешь.

Общие затраты по этому проекту – 105 млн евро, из них 40 млн – удорожание в связи с затягиванием проекта. "Ивацевичидрев" не учитывали, что то же самое будет в Сморгони и Смоленской области. Теперь ничего не остается, кроме как демпинговать, то есть сбывать не по тем ценам, которые были заложены в бизнес-план. Убытки – 31 млрд руб., запасы на складах – 16 млрд, уволились в этом году 420 человек, вакантно 130 рабочих мест. Как можно было в бизнес-планах не учесть, что аналогичное производство строится на соседних предприятиях в этой же стране? Такое ощущение, что каждый бизнес-план писался с учетом, что каждое из предприятий займет собой весь доступный рынок. Но мы не останавливаемся: указ же есть, слишком много средств уже потрачено. Но получается, если не делать этого, больше и делать нечего.

В 2014 году Беларусь направит на модернизацию 132 трлн руб. (13,5 млрд долларов). Тратя какие-то деньги, ты рассчитываешь на результат. Исходя из своей склонности к риску, вероятностных исходов, ты решаешь, куда эти деньги тратить. Предположим, мы написали бизнес-план, по которому освоили лишь половину средств. Внезапно выясняется, что сам проект по итогу станет нерентабельным. Если бы решение принимал человек экономический, который действует рационально, он понял бы, что в тот момент, когда стало понятно, что он не вернет деньги, решение продолжать означает потерю еще больших денег. Вместо этого работает эффект омертвленных издержек, "народ нас не поймет, спросит за закопанные деньги". Увеличивать вклад денег туда, откуда они не вернутся, является гораздо более неправильным решением, чем просто остановиться. Но при этом чем больше потрачено, тем сложнее остановиться, это чемодан без ручки: нести тяжело, бросить жалко.

Я искал хоть один пример, где модернизация пошла на пользу. Нашел один из сахарных заводов, где введена в строй линия по упаковке. Это один из редких примеров, когда удалось резко нарастить объем переработки за счет инвестиций. Но это отрасль, которая уже была успешной, у которой не было проблем со сбытом и где модернизировали упаковку. В Беларуси сахар отечественного производства стоит дороже, чем в России. Учитывая как минимум транспортные расходы, белорусский сахар в России должен стоить дороже, чем в стране-производителе. Но такая практика, когда экспортные цены в пересчете на наши рубли оказываются дешевле, чем внутренние, для нас не нова. Если предприятие продает на внутреннем рынке дороже, чем на внешнем, это означает, что оно готово за большее количество рублей покупать меньшее количество валюты экспортом. Это логика завышенного обменного курса белорусского рубля.

Готовая бизнес-схема: на белорусские рубли покупаем в Беларуси российские рубли, едем в Россию, покупаем наш сахар, приезжаем сюда, продаем за белорусские рубли.

Данные по средней заработной плате по стране


Вышли данные, что в октябре зарплата была почти 5,5 млн руб. Если взять средний курс за октябрь (9148 руб.), получаем 598 долларов. Эти 598 долларов были обещаны Михаилом Мясниковичем как средняя зарплата по итогам 2013 года. С января по октябрь средняя зарплата 574 доллара. Чтобы получить за оставшиеся два месяца 598 долларов, нужен неслабый рост. Очевидно, что здесь ошибка. Вероятнее всего, речь идет о том, что это не средняя зарплата по итогам 2013 года, а на конец 2013 года. Темпы ослабления белорусского рубля меньше, чем инфляция. Это означает, что в реальном выражении зарплаты даже уменьшатся за это время. Но это же средняя температура по больнице: у кого-то зарплата растет быстрыми темпами, а у кого-то медленно снижается. У бюджетников уже сейчас в реальном выражении зарплаты уменьшаются.

Средняя зарплата в 2010 году была 408 долларов. Здесь как раз берется средняя по году зарплата. В 2013 году ожидаем 598 долларов. За это время долларовые цены на основные потребительские товары выросли значительно меньше: свинина и колбасные изделия – 8%, масло – 14%, молоко – 27% к уровню 2010 года. Услуги ЖКХ, такие как тепловодоснабжение и техобслуживание, и вовсе упали в долларовых ценах на 55-70% к уровню года. Некоторый рост по электроэнергии и газу – 16% и 5%. То есть реальная покупательная способность населения значительно выросла. Но - внимание! - премьер-министр, выступая в парламенте, рассказывая о росте покупательной способности и зарплат, говорит о долларовых ценах. Как будто мы получаем и платим в долларах.

ВВП достигнет по итогам текущего года около 70 млрд долларов, в долларах прирост составит 11%. В рублях наш экономический рост всего 1,1%, а в долларах ровно в 10 раз больше. Это говорит, что на самом деле белорусский рубль укреплялся, вместо того чтобы ослабевать сравнимыми темпами. Смысл предыдущей нашей уникальной белорусской экономической модели был в том, что мы создавали иллюзию богатства и благосостояния. При фиксированном курсе в пересчете в долларовом выражении получались богаче. А потом внезапно произошла корректировка курса, девальвация. Сейчас эта же самая риторика: мы начинаем мерить зарплаты в долларах. Именно потому, что темпы ослабевания белорусского рубля оказались недостаточны, мы получили больший рост ВВП в долларах. У нас даже цены нельзя указывать в долларах или у.е., а, оказывается, можно, раз в парламенте оперируют зарплатами в долларах. На самом высоком уровне происходит торпедирование правительством планов по дедолларизации.

О белорусском импортозамещении


Важная практика, которая появляется в условиях сильно управляемого обменного курса, это практика импортозамещения. Была информация о якобы существующих рекомендациях Минздрава аптекам всех форм собственности о том, чтобы в наличии были отечественные препараты. Потом отметили, что это не запрет на зарубежные препараты, но выразили озабоченность тем, что валюта вывозится из страны. Поставили цель, чтобы в 2015 году 50% лекарств в денежном выражении были отечественного производства, при том, что сейчас это треть. Но это по всем каналам реализации, включая больницы. Если брать только аптеки, то оборот отечественных лекарств составляет четверть. Появление логики импортозамещения – снова риторика завышенного обменного курса.

Мы постепенно теряем отрасли с высокой производящей товарной стоимостью и начинаем наращивать производство отверточных товаров. В два раза упала доля белорусских телевизоров на рынке, и, похоже, следом за этим будут "атлантовские" товары. Из-за границы везут одежду, обувь, телевизоры, продукты, алкоголь. Мы все создаем холдинги в легпроме, обувно-кожевенной отрасли. Они лидируют по темпам прироста складских запасов в этом году. Экспорт инвестиционных товаров сократился, почти на треть вырос потребительский импорт. По мнению руководителя правительства, качественных товаров и услуг, которые могли бы удовлетворять спрос белорусских граждан, в стране производится недостаточно.

Поэтому нужно больше новых производств. Логика есть, если бы забыли о том, что курс неравновесный. Когда отечественные товары начинают терять конкурентоспособность и проигрывать импорту, это может означать, что они производят ерунду, а может быть и следствием того, что привлекательность импорта увеличивается в результате завышения обменного курса рубля. Чем более неравновесной будет эта ситуация, тем менее привлекательным будет вложение денег в постройку новых производств, которые будут конкурировать с импортом.

Чем больше сдерживается курс рубля, тем счастливее белорусы. Ты хочешь лишить нашего гражданина удовольствия выгодно поменять доллары, съездить и купить себе туфли, одежду, шины... и счастливым вернуться из-за границы.
Наслаждайтесь, пока это еще существует. Из прошлых практик понятно, что все эти периоды так или иначе заканчиваются макрокорректировкой.


О курсе




Я вычитал мнение, что с конца октября поменялась тактика Нацбанка, что он приостановил плавное ослабление белорусского рубля. Чтобы подтвердить этот тезис, строится график корзины валют. Видно, что начиная с июля включается режим ослабления белорусского рубля в номинальном выражении. Даже кажется, что с середины сентября начинается ускорение ослабления. Последний период можно считать бестрендовым. Но мы знаем, что Нацбанк таргетирует доллар, несмотря на то, что почему-то продолжает считать корзину валют.



В следующем графике все наглядно. Я специально построил линию тренда. Были периоды удаления от этого тренда, приближения к нему. Но с маленькими поправками мы видим твердую руку Нацбанка, который под линейку рисует курс. На трейдерском жаргоне такие вещи называли английской работой. У трейдера есть столь большая власть над рынком, что он может нарисовать любую цену.

Таким людям, как правило, скучно, и они занимаются ювелирной работой: просто от нечего делать рукотворно корректируют цену. В действительности у нас флуктуация поступлений на рынок очень большая, и столь маленькая волатильность этого графика напрямую говорит о том, что это ювелирная английская работа Нацбанка.

Проект бюджета на следующий год


Расходы на зарплату в бюджетном секторе позволяют сохранить ее размер в реальном выражении. При этом рост заработной платы будет обеспечиваться за счет оптимизации структуры и численности бюджетных организаций. В 2014 году платить будем больше и больше. Давным-давно президент наказывал не повышать разово стоимость услуг ЖКХ более чем на 5 долларов. С января повышение было на 5 долларов, а дальше – "индексация в темпах роста в соответствии с ростом реальных доходов населения". Хитро.

Но зарплата у бюджетников не будет расти, а рост коммунальных платежей для всех.

А есть пенсионеры, неполные семьи, для которых этот удар сильнее. Чтобы обслуживать внешний долг, планируется продолжать практику выпуска облигаций на внутреннем рынке и вернуться к евробондам. Учтен и новый транспортный налог, который должен принести 1 триллион в год. Темпы жилищного строительства отстают от прошлого года, и, похоже, до конца года выдадут на триллион меньше запланированного льготных кредитов. Это все нагрузка на население, а на бюджетников – непропорционально больше. Это не девальвация, это сохранение нынешнего положения.

Но этот план бюджета еще не утвержден. Сперва будет совещание у президента, там должно быть обсуждение. Мы же знаем, что либералы и сторонники рыночной экономики засели в Нацбанке и правительстве, а защитники трудового народа - в Администрации президента. А президент говорил: "Если под марку проблем и сложностей, которые сегодня складываются в стране, вы хотите решить давние проблемы (а в правительстве всегда чесались руки в два-три раза увеличить нагрузку населению), то эта стратегия ошибочна. Никому не позволено душить население". Есть несколько вариантов: либо президент разрешит то, что было запрещено в октябре, либо вспомнит о своих словах о населении и предложит правительству считать другие планы. Интересно, поменяется ли риторика президента. То, что подготовлено, это в чистом виде то, против чего он выступал в октябре.



Избежать девальвационного сценария можно, если найти деньги. На следующий год запланировано нарастить золотовалютные резервы до 8,5 млрд долларов. За счет приватизации планируется выплачивать внешний долг. 8,5 млрд – это желательная цифра, не привязанная к возможностям. Деньги откуда-то надо брать, и Михаил Мясникович пытается предложить аргумент, который на самом верху могут рассмотреть: "Если это акционерное общество, то ценные бумаги должны работать, а не лежать в сейфе, образно говоря, в Госкомимущества". Грубо говоря, это означает продать то, что лежит в сейфе. Мясникович пояснил, что "можно продавать определенный пакет акций, получать живые деньги и проводить модернизацию. После того как ОАО начинает эффективно работать, если есть желание увеличить долю основного собственника, можно снова купить акции на вторичном рынке".

Если акции лежат в сейфе, разве они не работают и государство не забирает дивиденды?

Можно продавать определенный пакет акций и получать живые деньги. На полученные деньги проводить модернизацию (а не оплачивать внешнее финансирование текущего счета). Возможно два сценария. Модернизация может закончиться так же, как она проходит сейчас в деревообрабатывающей промышленности, и тогда предприятие не начинает эффективно работать.

Предположим, что звезды сошлись, и ОАО начинает эффективно работать, модернизация удалась. Можно снова купить акции. Если есть вторичный рынок, это означает, что акции имеют свободное хождение на бирже. Но стоимость акций сильно зависит от того, насколько успешно работает предприятие. Чтобы купить акции, надо будет потратить больше, чем получили от их продажи.

Рынок упал, со сбытом есть проблемы у "Беларуськалия", на БелАЗе, и продавать акции сейчас недорого. В действительности тренд не на то, чтобы продавать или не продавать, а скорее национализировать, увеличивать долю госсобственности.

Если собственность распылена таким образом, что кто-то имеет 25-30%, а все остальные по 1% и их сложно собрать вместе, миноритарный пакет может по факту становиться контрольным на общем собрании акционеров. Значат ли слова президента о защите интереса людей, что государство должно влиять на предприятия от имени миноритарного акционера? По этой логике мы фактически обвиняем весь мир в том, что там не защищены права миноритарных акционеров. У нас порой мажоритарные акционеры беззащитны.

Еще одна тревожная тенденция, которая говорит о том, что государство стало интересоваться бывшими предприятиями, которые сейчас приватизированы, что хождение некоторых акций предприятий заблокировано Департаментом по ценным бумагам. Похоже, что таких предприятий не единицы. Особенно интересно, что в Департаменте по ценным бумагам говорят, что не сами это придумали, а исполняют установку, идущую сверху. А установка следующая: "передать под управление государства ряд предприятий, созданных в результате льготной приватизации. Каждый случай поручено рассмотреть в отдельности. Если частные акционеры не справляются с возложенными функциями, необходимо принять соответствующие меры", - сказал высокопоставленный источник.

Кто на них какие функции возложил?

Мне тоже интересно: кто и какие функции возложил на частных акционеров? На основании каких критериев, если не понятно, кто возложил и какие функции, как оценить, справляются они с ними или нет? Если сторонники приватизации говорят, что эти деньги теоретически можно пустить на модернизацию и от этого предприятие станет лучше работать, то сторонники реприватизации (национализации) модернизацию уже весьма успешно используют для своих собственных интересов.

Обрати внимание, как эта модернизация трансформируется. Раньше она была придумана как способ создания новой экономики. Она нужна была, потому что выяснилось, что старая не тянет, нужны новые высокопроизводительные рабочие места, которые в целом повысят производительность труда, приблизят ее к среднеевропейской. Потом модернизация превратилась в единственный способ в сложившейся на рынке ситуации хоть как-то кредитоваться.

В итоге модернизация охватила 4800 предприятий, почти все крупные предприятия. Уже не очень понятно, будет ли от этой модернизации результат. Зато масса побочных плюшек: предприятие само не может рассчитаться с кредитами, просит помощь государства. Это и есть господдержка, а чтобы не возвращать государству эти деньги, их вкладывали в акции, выпуская дополнительные пакеты акций. 7 тыс. акционеров "Мостовдрева" владеют 0,04% акций. С 2008 года было допэмиссий на 180 млн евро. В итоге доля государства – 99,96% акций. Кто же все эти годы нарушал права миноритариев?

В итоге миноритарии покупали акции за одни деньги, а сейчас количество акций не изменилось, зато цена сократилась до 40 рублей. Чтобы продать эту акцию, человек потратит в сто раз больше.

По непонятной причине принимается решение о том, чтобы как-то вернуть приватизированные предприятия, и неудачная модернизация становится удобным инструментом для этой не очень понятной цели.