108 дней за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. Стачка — за разрыв договора, профсоюзы — против. Что сейчас происходит вокруг «Беларуськалия» и Yara
  2. Акции в честь 8 Марта и заседание МОК по Беларуси. Онлайн дня
  3. Я живу в Абрамово. Как неперспективная пущанская деревня на пару жителей стала «модной» — и передумала умирать
  4. «Молодежь берет упаковками». Покупатели и продавцы — о букетах с тюльпанами к 8 Марта
  5. Первый энергоблок БелАЭС включен в сеть
  6. Россия анонсировала в марте совместные с Беларусью учения. В том числе — под Осиповичами
  7. «Ушло вдвое больше дров». Дорого ли выращивать тюльпаны и как к 8 марта изменились цены на цветы
  8. «Прошло минут 30, и началось маски-шоу». Задержанные на студенческом мероприятии о том, как это было
  9. Синоптики объявили желтый уровень опасности на 9 марта
  10. Оловянное войско. Как учитель из Гродно преподает школьникам историю с солдатиками и солидами
  11. Студентка из Франции снимала Минск в 1978-м. Показываем фото спустя 40 лет
  12. Автозадачка с подвохом. Разберетесь ли вы в правилах остановки и стоянки на автомагистралях?
  13. «Танцуем, а мое лицо прямо напротив ее груди». История семьи, где жена выше мужа (намного!)
  14. «Один роковой прыжок — и я парализован». История парня, который нырнул в воду и сломал позвоночник
  15. Где поесть утром? Фудблогеры советуют самые красивые завтраки в городе
  16. Изучаем весенний автоконфискат. Ищем посвежее, получше и сравниваем с ценами на рынке
  17. «Очень сожалею, что я тренируюсь не на «Аисте». Посмотрели, на каких велосипедах ездит семья Лукашенко
  18. «Можно понять масштаб бедствия». Гендиректор «Белавиа» — про новые и старые направления и цены на билеты
  19. На овсянке и честном слове. История Марины, которая пришла в зал в 33 — и попала в мировой топ пауэрлифтинга
  20. Еще 68,9 млн долларов. Минфин в феврале продолжил наращивать внутренний валютный долг
  21. У Марии Колесниковой истек срок содержания под стражей
  22. Минздрав опубликовал статистику по коронавирусу за прошлые сутки
  23. На 1000 мужчин приходится 1163 женщины. Что о белорусках рассказали в Белстате
  24. «Белорусы готовы работать с рассвета до заката». Айтишницы — о работе и гендерных вопросах
  25. «Хлеба купить не могу». Работники колхоза говорят, что они еще не получили зарплату за декабрь
  26. «Если вернуться, я бы ее не отговаривал от «Весны». Разговор с мужем волонтера Рабковой. Ей грозит 12 лет тюрьмы
  27. Как заботиться о сердце после ковида и сколько фруктов нужно в день? Все про здоровье за неделю
  28. BYPOL выпустил отчет о применении оружия силовиками. Изучили его и рассказываем основное
  29. «Я привыкла быть, как все. Но теперь это не так!» Как мы превратили читательницу в роковую красотку
  30. У бюджетников заметно упали зарплаты. Их обещают поднять за счет оптимизации численности работников
реклама


Тамара Савич,

"Квартиры на первом и последнем этаже будут дешевле", — Еврорадио в администрации Заводского района Минска объясняют, как вычисляется сумма на приватизацию квартиры.
 
В Минске приватизировать "хрущевку" стоит от 35 миллионов до миллиарда рублей. Как неожиданно выясняет Еврорадио, приватизация в районах стоит... так же, как и в столице! То есть этаж имеет значение, а город это или деревня — нет.
 
В Светлогорске говорят, что приватизация старых домов стоит около 20 миллионов, домов поновее — более 300 миллионов рублей. Так же, как в столице:
 
"В зависимости от года постройки. У нас есть дома 2006 года постройки — они дорогие, более 300 миллионов, а старой планировки — от 20 миллионов. Где 25, где 35 миллионов".

Еврорадио рассказывают о приватизации квартиры в доме 1964 года постройки в агрогородке Хутор. Приватизация обошлась хозяевам примерно в 49 миллионов!
 
В Наровлянском районе говорят, что указанный срок окончания приватизации на толпу желающих не влияет. Суммы за приватизацию здесь начинаются от 15 миллионов.
 
"Есть дома 1960-х годов, они в пределах 50 миллионов. В основном приватизация миллионов под 100 потянет. Есть новые дома — они под 200 миллионов", — говорят Еврорадио в райисполкоме Наровли. Это при том, что средняя заработная плата в Наровле за сентябрь — 4,2 миллиона рублей.
 
Даже статус загрязненной радиацией зоны не влияет на общенациональную забаву белорусов — приватизацию.
 
Семье из агрогородка под Барановичами за "домик" от президента насчитали 152 миллиона.
 
"Приходила сотрудница из БТИ, оценивала наш дом. Очень дорого оценила. А у нас сырость — мы вывести не можем, в полу доски гуляют, плинтусы поотставали — они на клей их, может, какой-то поставили, мы потом сами прибивали. Зимой с чердака мы снег ведрами таскали. Не знаем, как будем платить, но одно, что успокаивает, — крыша над головой есть", — жительница Барановичей не знает, как будет платить за дом, ведь ее зарплата — 1,7 миллиона, у мужа не намного больше. А еще есть двое детей.
 
А вот районный центр Россоны. Численность населения — около 6 тысяч, находится на границе Беларуси. В Россонском райисполкоме мне объясняют, почему нет разницы между стоимостью приватизации квартиры, к примеру, в Заводском районе столицы (237 миллионов) и Россонах (200 миллионов), расположенных в 200 километрах от Минска:
 
"Такого понятия, как "приватизация жилья в Минске", или Витебске, или Полоцке, или Россонах, нет. Мы работаем по единому закону".

В Россонах приводят статистику: самая дешевая приватизация на сегодняшний день — 15 миллионов рублей квартиры в доме 1959 года, а самая дорогая — в доме 1996 года на улице Машерова — 200 миллионов.
 
Фишка в понижающих коэффициентах. Если городская квартира находится на первом этаже или не имеет балкона — это снижает стоимость приватизации. В сельской местности таких условий просто нет! Зато есть интересный вопрос разработчикам такого закона: если приватизировать в Минске квартиру, можно ее продать, оставить в наследство потомкам — а в Россонах что?
-20%
-20%
-10%
-20%
-10%
-50%
-10%
-10%
-60%
-10%