Личный счет



 
Юрий Козиятко: Навести порядок в строительстве! Это я возвращаюсь к республиканскому совещанию, которое провел президент Лукашенко во вторник. Так вот, строительство было не единственной темой во Дворце Независимости. А звучало еще одно ключевое слово – "кадры". От них зависит и как построить, и как продать, и как сохранить страну. Заместитель премьер-министра Анатолий Тозик выступал на этом совещании и сегодня пришел к нам в студию (программы "Картина мира" на телеканале "Россия-Беларусь". - Ред.). У него, я надеюсь, свой комментарий к известной формуле "кадры решают все".



Юрий Козиятко:
Скажите, действительно ли кадры решают все или все-таки финансовый ресурс важнее?

Анатолий Тозик: Наверное, нельзя противопоставлять эти два фактора: и кадры, и финансовый ресурс. Так? Но я бы все-таки подтвердил этот известный тезис, что кадры решают все.

Юрий Козиятко: Ну, обратная зависимость тоже есть. Если есть деньги, то есть хорошие квалифицированные рабочие. А если нет, то это дешевая рабсила. Я не знаю, к госслужащим это относится или нет?

Анатолий Тозик: Хорошие деньги создают хорошие кадры. А хорошие кадры привлекают хорошие деньги. Опять взаимосвязано.

Юрий Козиятко:
То есть мы не разделяем… чиновников, бизнес, учителей, врачей?

Анатолий Тозик: Я думаю, что нет…

Юрий Козиятко:
Везде примерно одинаковая система?

Анатолий Тозик: Я полагаю, что такой принцип работает везде.

Юрий Козиятко: Анатолий Афанасьевич, можно историю расскажу простую из жизни, чтобы было понятно, как относятся к государственным чиновникам, и к вам в том числе. Вот, нас с сыном друзья пригласили в ресторан в выходной день, официант приносит меню. Сынишке 13 лет (грамотный уже), он начинает читать с левой стороны, с правой - ценник, а ценник в этом ресторане – "мама, не горюй!", как говорится. Вот, он читает слева, смотрит направо, а потом так тихонечко, шепотом спрашивает: "Папа, а кто в этот ресторан ходит: чиновники?" Вот, скажите, в белорусских реалиях устами младенца не глаголет истина? 

Анатолий Тозик:
Нет, сегодня заработная плата, средняя заработная плата государственных служащих в Республике Беларусь соотносится со средней заработной платой по стране как 1,14 к 1. Фактически заработная плата, средняя, чиновников, хотя это, без исключения, люди с высшим образованием, примерно равна средней заработной плате по стране. Поэтому, если обычный человек, наверное, в ресторан может сходить один раз за свою зарплату, то точно так же и чиновник.

Юрий Козиятко: Ну, правильно ли это? В Сингапуре (я был в Сингапуре, и вы, наверное, там бывали)… министр получает миллион долларов в год, а у нас министр получает, там... - хорошо, если две тысячи.

Анатолий Тозик:
Это две тысячи могут получать только люди, занимающие самые высокие должности. А чиновник, основной чиновник, такой самый…

Юрий Козиятко:
Я о министре сказал, министр все-таки ключевая фигура!

Анатолий Тозик:
Да, примерно, не больше. Но заработную плату чиновников будет правильно, справедливее соотносить не с заработной платой в других странах, а с заработной платой в своей стране.

Юрий Козиятко:
Она должна зависеть от эффективности? Вот, больше товаров на экспорт отправили, значит министр, не знаю, какой - промышленности, например - должен получить зарплату больше?! Или министр торговли, там. Больше продали – больше получил!

Анатолий Тозик:
Я свое мнение выскажу. Я считаю, что заработная плата чиновника не должна зависеть от объема экспорта. Заработная плата чиновника должна быть достойной. Если он хорошо исполняет свои функции, для этого есть моральные факторы поощрения: государственные награды, благодарности главы государства. Если плохо, он должен уйти.

Юрий Козиятко: Мы смотрели сюжет о республиканском совещании, где президент поднимал вопрос о кадрах, где обсуждалась эта тема. Анатолий Афанасьевич, я думаю, что все-таки не в зарплате, наверное, самая главная проблема? Вот, вы выступали и говорили о том, что кадры нужно растить, готовить, как-то воспитывать их.

Анатолий Тозик:
Знаете, Юрий Васильевич, как-то после вот этого совещания в средствах массовой информации началось обсуждение содержания, результатов. И то, что касается кадров, почему-то все свелось к необходимости повышения заработной платы. Но речь идет вообще о системе, о мерах повышения качества, эффективности работы государственной службы и государственных служащих. Сегодня у нас сложилась такая ситуация, что из корпуса руководителей уходит поколение людей, которые сформировались как руководители в советское время. И у нас действительно некая иная система ценностей.

Заработная плата не играет первостепенной роли. Но когда мы говорили о денежном довольствии, мы имели в виду, что, формируя вот эту смену государственных служащих, нам надо и этот фактор иметь в виду. Во всем мире государственные служащие никогда не являются богатыми людьми на общем фоне. Но им обеспечивается жизнь в контексте уровня соответствующей страны. Если молодой человек приходит в государственную службу, он должен понимать, быть уверенным: если он будет служить честно, добросовестно своей стране, то он достигнет определенного статуса и, скажем, в 60-65 лет уйдет на пенсию, которая тоже позволит ему достойно существовать.

Дальше. В условиях нашей страны мы должны помочь молодежи, талантливой молодежи, которая приходит на госслужбу, как-то решить жилищную проблему, на каком-то этапе. Так? Дальше. Мы должны активно, даже, может, агрессивно работать на внешних рынках. Для этого нужны не только люди, хорошо знающие экономику, рынок, но и знающие язык.

Если говорить о денежном довольствии государственных служащих, опять всех категорий, то надо иметь сегодня в виду заработную плату учителей, нужно одновременно видеть состояние заработной платы и медицинского персонала. Было бы нормально, если бы мы добились следующего: заработная плата государственных служащих – примерно 1 к 1,5 заработной платы по стране, заработная плата учителей – не меньше 1 к 1. Я беру общепринятые в мире пропорции.

Юрий Козиятко:
Хотя, по-моему, Бисмарк сказал, что учитель делает историю. А мы все-таки учителя ставим ниже госслужащего. 1 к 1, а там – 1,5.

Анатолий Тозик: Ну, в мире так.

Юрий Козиятко: А врачи во всем мире?  Вот, я из ЮАР вернулся. Врачи – самые высокооплачиваемые люди в стране. Адвокаты, врачи!

Анатолий Тозик: Да. Общепринятая норма, что врач получает, его коэффициент средней заработной платы, врачей, – 2 к 1. Я полагаю, что если бы мы в ближайшие годы сумели добиться хотя бы 1,5 к 1, это тоже было бы нормально. Мы бы стабилизировали там наши медицинские кадры.

Юрий Козиятко: Для этого страховую медицину все-таки нужно вводить, наверное?

Анатолий Тозик:
Ну…

Юрий Козиятко: Не из бюджета оплачивать зарплату врачам...

Анатолий Тозик:
Есть и плюсы, и минусы. У нас сложилось вот это бюджетное финансирование медицины. 4% от ВВП. Мы этот критерий выдерживаем. Все, что здравоохранение сэкономит за счет рациональности использования этих ресурсов, за счет оптимизации количества коек, которых у нас намного выше, чем, скажем, в соседних странах и в СНГ, и в Европейском союзе, оптимизирует численность врачей, их профиль, то там можно повысить, значительно повысить заработную плату! То же в сфере образования. У нас в 90-м году было 1 млн 510-520 тысяч учеников. И у нас было 123 тысячи учителей. Сегодня у нас учеников 900 тысяч! Учителей практически осталось то же, та же численность. Вопрос есть? Есть.

Юрий Козиятко:
Так учителей не хватает, насколько?.. Раньше хватало. А выпускаем, по-моему, больше учителей, чем в советские времена!

Анатолий Тозик: В советское время ежегодно выпускалось 5 тысяч учителей. И их было достаточно. Сегодня в Республике Беларусь ежегодно выпускается 10 тысяч учителей! Вспомните численность учеников. И их не хватает. Поэтому сегодня надо, и то, над чем мы сегодня работаем, вот эти ресурсы, а в образование, поскольку там значительно больше людей, образование финансируется из расчета не менее 6% от ВВП, так? Надо, по большому счету, навести порядок с теми ресурсами, которые туда направляются. У нас сегодня, несмотря на наши усилия, еще более 300 классов с одним учеником. Эти ученики нам обходятся по 60-70 млн рублей в год. Хотя в обычной полномасштабной школе ученик обходится в 8-9 млн. Вот где наши ресурсы.

Юрий Козиятко:
От зарплаты мы так уже к экономии бюджетных средств, наверное, переходим. Вообще, у нас, может быть, в двух словах, вот, как вы считаете, не слишком ли большую "медвежью услугу" оказывает психология иждивенчества? Ведь то, что мы говорим, что у нас социально ориентированное государство… Да, мы привыкли, это хорошо. Но, может быть, уже как-то (весь мир же изменился!), может быть, нужно избавляться от того, что за коммунальные услуги за нас платит, там, предприятие или государство, ученика одного содержит государство, и этот класс существует. Вот, готовы ли люди, как вы думаете? Ведь рано или поздно придется к этому прийти все равно!

Анатолий Тозик:
И надо, мы должны, мы, государственные служащие, руководители государственных органов, должны объяснять людям: бесплатного все равно ничего не бывает. Так? Ну, возьмем среднюю двухкомнатную квартиру, где проживает семья из трех человек: двое взрослых и ребенок. Обеспечение этой квартиры жилищно-коммунальными услугами составляет примерно 1,5 млн рублей.

Юрий Козиятко: То есть платить надо 1,5? Если по-честному? Ну, если полностью платить?

Анатолий Тозик:
За нее платят! Только живущие в ней платят 270-300 тысяч, но миллион 200 все равно платит частично государство, частично – реальная экономика, промышленность.

Юрий Козиятко: Так, может, надо отдать этот миллион 200 - зарплата увеличится, и пусть человек думает: свет ему включить в туалете или, там, ходить за ребенком, как у нас часто бывает, выключать? Краник закрутить или пусть течет эта вода? Тогда более рационально будут расходоваться средства.

Анатолий Тозик: Я думаю, что мы просто мало об этом говорим людям. Сегодня за население бюджет и промышленность доплачивают 20 трлн рублей в год. 20 трлн рублей! Но мы же все равно платим за это. Да? Поэтому, вот, как вы говорите, если бы мы поэтапно, да, аккуратно эти деньги отдали в заработную плату, в пенсии, да, то и человек бы сам платил, это были бы его деньги. И я убежден, потому что, ну, я…

Юрий Козиятко: На своем примере!

Анатолий Тозик: Да, думаю, как бы я это делал, да, как бы делали мои родные, дети, там, близкие, друзья. Мы бы, наверное, очень тщательно подумали: утеплил ли я окна, да, а надо ли мне эти четыре лампочки, а что еще можно сделать? А, может, лампочки заменить на энергосберегающие? А что можно еще, чтобы сэкономить? И фактически и человек бы сэкономил, и стране было бы легче, и промышленности мы могли бы чуть-чуть снизить налоги. В результате этого стала бы конкурентоспособнее наша продукция. А она была бы конкурентоспособнее – мы бы больше получали выручки, скажем, с внешних рынков, валюты, больше бы платили налогов в бюджет. Больше бы поступало налогов в бюджет – больше могли бы выделить на содержание в бюджетной сфере. Все ведь взаимосвязано.

Юрий Козиятко:
Анатолий Афанасьевич, мы же говорили о кадрах, вы как госуправленец, квалифицированный кадр, грамотно рассуждаете…

Анатолий Тозик:
Спасибо! (Улыбается. - Прим. ред.)

Юрий Козиятко:
Правильно говорите, да, а как-то вот медленно все происходит, вот, на взгляд, может быть, обывателя. И президент же критиковал правительство недавно и сказал, что первый квартал следующего года решит все: правительство уйдет в отставку, если ничего не изменится.

Анатолий Тозик:
Ну, я как…

Юрий Козиятко:
Я в отношении вас говорю. Что вы сделаете, чтобы не уйти в отставку? (Улыбается. - Прим. ред.)

Анатолий Тозик:
Во-первых, это будет справедливо, поэтому мы должны сегодня сделать то, что мы можем. Если не сможем, это должны сделать, это должны делать другие.

Юрий Козиятко:
Ну, это же не значит, что вы вот так вот сделали! (Показывает жест "капитуляция". - Прим. ред.)

Анатолий Тозик: Да, конечно.

Юрий Козиятко: Правительство работает. Думаете, как исправить ситуацию? Просто Новый год приближается, и люди уже традиционно ожидают: что ж после Нового года? Опять, там, рубль упадет, инфляционные процессы какие-то произойдут, резкие скачки, там, и так далее.

Анатолий Тозик:
Я сегодня могу сказать, что 3 января ничем не будет отличаться от 31 декабря.

Юрий Козиятко: В худшую сторону... (Улыбается. - Прим. ред.)

Анатолий Тозик:
Конечно.

Юрий Козиятко:
В лучшую – может быть!.. (Улыбается. - Прим. ред.)

Анатолий Тозик: В лучшую – может быть.
 
Нужные услуги в нужный момент
-20%
-10%
-20%
-10%
-10%
-20%
-50%
-25%