109 дней за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. «Белорусы готовы работать с рассвета до заката». Айтишницы — о работе и гендерных вопросах
  2. Я живу в Абрамово. Как неперспективная пущанская деревня на пару жителей стала «модной» — и передумала умирать
  3. Россия анонсировала в марте совместные с Беларусью учения. В том числе — под Осиповичами
  4. «Хлеба купить не могу». Работники колхоза говорят, что они еще не получили зарплату за декабрь
  5. «Ушло вдвое больше дров». Дорого ли выращивать тюльпаны и как к 8 марта изменились цены на цветы
  6. Первый энергоблок БелАЭС включен в сеть
  7. Синоптики объявили желтый уровень опасности на 9 марта
  8. Автозадачка с подвохом. Разберетесь ли вы в правилах остановки и стоянки на автомагистралях?
  9. Как заботиться о сердце после ковида и сколько фруктов нужно в день? Все про здоровье за неделю
  10. На овсянке и честном слове. История Марины, которая пришла в зал в 33 — и попала в мировой топ пауэрлифтинга
  11. У бюджетников заметно упали зарплаты. Их обещают поднять за счет оптимизации численности работников
  12. «Очень сожалею, что я тренируюсь не на «Аисте». Посмотрели, на каких велосипедах ездит семья Лукашенко
  13. Минское «Динамо» проводит четвертый матч против СКА в Кубке Гагарина. Онлайн
  14. «Я привыкла быть, как все. Но теперь это не так!» Как мы превратили читательницу в роковую красотку
  15. У Марии Колесниковой истек срок содержания под стражей
  16. Акции в честь 8 Марта и заседание МОК по Беларуси. Онлайн дня
  17. «Если вернуться, я бы ее не отговаривал от «Весны». Разговор с мужем волонтера Рабковой. Ей грозит 12 лет тюрьмы
  18. BYPOL выпустил отчет о применении оружия силовиками. Изучили его и рассказываем основное
  19. «Прошло минут 30, и началось маски-шоу». Задержанные на студенческом мероприятии о том, как это было
  20. «Молодежь берет упаковками». Покупатели и продавцы — о букетах с тюльпанами к 8 Марта
  21. «Соседи, наверное, с ума от нас сходят». У минчан с разницей в четыре года родились две двойни
  22. Студентка из Франции снимала Минск в 1978-м. Показываем фото спустя 40 лет
  23. «Танцуем, а мое лицо прямо напротив ее груди». История семьи, где жена выше мужа (намного!)
  24. Где поесть утром? Фудблогеры советуют самые красивые завтраки в городе
  25. «Один роковой прыжок — и я парализован». История парня, который нырнул в воду и сломал позвоночник
  26. Еще 68,9 млн долларов. Минфин в феврале продолжил наращивать внутренний валютный долг
  27. Изучаем весенний автоконфискат. Ищем посвежее, получше и сравниваем с ценами на рынке
  28. Минздрав опубликовал статистику по коронавирусу за прошлые сутки
  29. Стачка — за разрыв договора, профсоюзы — против. Что сейчас происходит вокруг «Беларуськалия» и Yara
  30. «Можно понять масштаб бедствия». Гендиректор «Белавиа» — про новые и старые направления и цены на билеты
реклама


Оплатить, но не въехать. Более 20 минских дольщиков оказались в казусной, на первый взгляд, ситуации. Несколько лет они исправно выплачивали взносы за свои будущие квартиры, а когда долгострой оказался практически готов к сдаче (а времени городские власти отвели до конца декабря), выяснилось, что счет дольщиков в банке заморожен. Они оплатили свои квартиры, но их, скорее всего, не получат.

Внимание! У вас отключен JavaScript, ваш браузер не поддерживает HTML5, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player.

Открыть/cкачать видео (16.62 МБ)


Хотя почти пять лет в составе жилищно-строительного кооператива "Защитник" терпеливо ждали свой дом в Ждановичах. Но их беда – это даже не перенос сроков. Просто когда в сентябре они пришли в банк выплатить финальный взнос, им сказали, что счет заморожен.

Александра Гапеенко, участник долевого строительства: "ЖСК с трестом заключили договор долевого строительства. И 30 человек из этого ЖСК строят сейчас здесь квартиры. Строили, оплачивали, все было спокойно, пока не поменялся председатель, который пошел самовольно и закрыл счет".

Здесь нужно понимать: дольщики не заключали договор напрямую с застройщиком – трестом. Их юридически оформленные интересы представляет председатель ЖСК "Защитник". Но поверить в то, что он самовольно исключил из четырехсотенного кооператива 22 человека и 8 юрлиц, они не могли, пока не увидели эту бумагу. Протокол заседания кооператива начала сентября, на нем якобы и приняли решение исключить этих дольщиков из ЖСК. Причем проголосовали за это будущие жильцы другого дома – в Новинках. То есть долгостроя у кооператива два, но с разными застройщиками.

Иван Ванюшин, участник долевого строительства: "По мнению ЖСК, люди с Выгодского имеют право решать, будут ли жить здесь наши семьи, жены, будем ли мы сами здесь жить. Как они, не вызывая нас, решали нашу судьбу?"

Едва ли не с боем они заполучили и другой документ. По нему поступление их кровных на счет застройщика-треста прекратилось еще в августе. Хотя люди уверенно заявляют: платили и позже. Где пропал, по их подсчетам, 1 миллиард рублей и вернут ли им деньги, заплаченные раньше? – неизвестные этого строительного ребуса.

Иван Ванюшин, участник долевого строительства: "Были заключены договоры несколько лет назад, стоимость была одна, фиксированная, сейчас намного выгоднее вернуть нам наши 3 миллиарда рублей, перепродать эти квартиры по хорошим ценам".

С тем, что уже трудно назвать даже "наболевшим", они идут к новому председателю уже как будто и не своего, а чужого кооператива. И не в первый раз. А он – в отказ. Со слов председателя выходит, что все эти люди – "мертвые души". Мол, когда ему передавали дела, ни о каких дольщиках в Ждановичах не предупреждали, а тут еще вышел новый указ, по которому долевое строительство в кооперативе нелегитимно.

Виктор Семенович, председатель жилищно-строительного кооператива "Защитник": "Долевое строительство подразумевает коммерческую деятельность. ЖСК этим заниматься не имеет права. Исходя из этого, я сегодня заниматься долевым строительством не буду".

Александр Зеленков, юрист: "Нельзя заниматься ЖСК с 2013 года. Договоры между вами и строительным трестом, который осуществляет строительство дома в Ждановичах, заключены в 2009 году".

О том, что обязательства, взятые ранее, пусть и от лица предыдущего председателя кооператива, должны быть выполнены, говорит юрист. Но диалога не выходит и в этот раз. Последняя дверь, в которую стучатся, трест – заказчик дома. И там сухой язык бумаг рассеивает все сомнения: председатель кооператива инициировал расторжение всех отношений с трестом. Так застройщик и получил 30 свободных квартир. В тресте считают, что дальнейшие комментарии бессмысленны. А дом сдавать надо. Непереносимый срок – до конца декабря. А потому накануне квартиры выставили на продажу. Разобраться, так на каком этапе и у какого председателя потерялись дольщики, конечно, непросто.

Сейчас в "Защитнике" идет аудиторская проверка, результатов которой с нетерпением ждут в отделе по борьбе с экономическими преступлениями и дольщики, чтобы отправиться в суд. Только время не ждет. Пока суд да дело, въехать сюда могут люди, просто купившие квартиры по объявлению.
-23%
-5%
-10%
-10%
-25%
-20%
-50%
-20%