Личный счет


Руслан Горбачев,

27-летний житель Барановичей Дмитрий Велич полгода помогал возводить стадион для "Формулы-1" на территории Олимпийского парка в Сочи. Об особенностях работы белоруса на российской стройке он рассказал "Салідарнасці".



Дмитрий трудился на возведении трибун для трассы "Формулы-1" на территории Олимпийского парка. Первые гонки должны стартовать там в этом году.
 
– Решил поехать за долгим рублем, потому как собирал деньги на кругосветное путешествие. Через знакомого вышел на субподрядчика из Гомельской области, который набирал бригаду. Знакомый с ним работал и рассказал, что вообще в России очень много так называемого кидалова (когда месяцами работаешь, а деньги тебе не выплачивают), но эта контора достаточно надежная, и с ним полностью рассчитались.
 
Поездка на стройку меня привлекала еще тем, что рядом с местом, где мы должны были жить, находилось море и одна из моих любимых стран – Абхазия, где я потом во время перерыва побывал.
 
– Когда тебя брали на работу, спрашивали ли о каких-то навыках?

– Нет. Набирали людей разных профессий, без опыта работы на стройке. Проезд, проживание и питание оплачивались конторой. Точнее, некоторая сумма на это удерживалась из наших зарплат.
 
Я отправился на стройку стадиона для "Формулы-1" в феврале 2013 года. Из Беларуси нас возили маршрутками. Ехали две ночи и полтора дня. Поселили нас недалеко от Адлера в домиках на берегу моря, которые летом сдаются отдыхающим. Условия были достаточно комфортные. В комнатах жили от 2 до 5 человек.
 
Понравился субтропический климат – такой зимы, как в Беларуси, там нет. В феврале было 5-7 градусов, шли дожди. Наверное, Олимпиаду и решили проводить в Сочи, чтобы стройка могла идти круглый год.
 

– Чем тебе пришлось заниматься?

– У нас было три подвида работ: монтажники, плотники, арматурщики. Я был арматурщиком, помогал вязать металлоконструкции. Вообще, там можно было переходить из звена в звено. За месяц реально научиться азам профессии.
Поскольку мы с другом имеем высшее образование, нас поставили работать на машину по обжиму арматуры. Если, к примеру, требовалась балка длиной 14 метров, то мы к 10-метровой дотачивали 4-метровую часть.
 
– Как проходил рабочий день?

– Трудились по 12 часов. Просыпались в 7.00, завтракали, и нас на автобусе отвозили на объект. Обед длился с 13.00 до 14.00. Кормили хорошо – первое, второе, третье. Давали рыбу и курицу, не было только свинины – из-за присутствия мусульман. Уезжали с работы в 19 часов. С собой нам давали еду в пакетах.
 
– Сколько ты зарабатывал?

– Если работал 25 дней в месяц, то выходило 1350-1400 долларов США. По Трудовому кодексу нас не оформляли.
 
– Какие люди работали рядом с тобой?

– На объекте трудились несколько бригад. Наша бригада из 70 человек на 90% состояла из белорусов.
 
У нас работали учителя, водители, десантники, бывшие заключенные, майор милиции, тренер футбольного клуба, художник, журналист и т.д. Возраст – от 18 до 60. Белорусы зарекомендовали себя очень хорошо и работали с опережением сроков.
Общались с другими – русскими, киргизами, абхазами, чеченцами, дагенстанцами и т.д.
 
Было много интересных людей, хотя хватало и неадекватных. Но если ты нормально поставишь себя в коллективе, цепляться к тебе не будут.
 
Как-то вечером в наш домик, когда мы с другом ужинали, зашел чеченец, искавший своих старых знакомых. Я носил бороду, и он меня назвал попом. Друг, у которого на теле есть татуировки, за меня заступился, возникла конфликтная ситуация – чеченец решил, что он бывший зэк. Но все закончилось хорошо, чеченец оказался хорошим человеком.
 
– Как обстояло дело с выходными?

– Официально можно было брать один выходной раз в 10 дней. Но некоторые работали совсем без выходных, а некоторые отдыхали чаще. Можно было "болеть", но такие выходные, конечно, не оплачивались.
 
– Были ли какие-то особые требования к работавшим белорусам?

– Существовал жесткий сухой закон. За его нарушение взимали серьезный штраф. Хотели поддерживать репутацию белорусов как европейцев. Наша бригада до этого хорошо зарекомендовала себя на других объектах.
 
Но кое-кто втихую все равно злоупотреблял – жили же возле города. Некоторые подпольные вечеринки заканчивались дикими драками. Моему знакомому о голову разбили тарелку и оторвали кусок уха. Кое-кого после такого отправляли домой, давая деньги лишь на билет на поезд.
 
Вечером могли прийти и проверить – бухаешь или нет. Не в открытую, конечно. Функционировала система шестерок, которая сливала информацию руководству.
 
Некоторые так отдыхали вне работы, что находили себе спутниц жизни. Один из наших молодых сошелся с предпринимательницей, которой было за 40 лет. Жил вместе с ней полгода, ездил на ее автомобиле, решал денежные вопросы. Пока не нанес кому-то ножевое ранение и не отправился в тюрьму. Другой вслед за женщиной уехал к ней домой на Кавказ.
И, конечно, многие трудяги ездили в Сочи к проституткам. Особенным шиком в бригаде считалась встреча с негритянкой.
Было достаточно много случаев травматизма. Но, думаю, такое происходит на любой стройке. Падали с лесов, пробивали ноги, ломали руки, кого-то било током. Простой по причине травмы не оплачивался.
 
По правилам безопасности мы должны были ходить в каске и с монтажным поясом. Но поскольку это было неудобно, особенно когда пришла жара, требование игнорировали.
 
Несколько экстремальных случаев произошло и со мной. Однажды сидел на площадке и из-за шума машины не услышал, как люди кричали, что на меня кран опускает сверху груду металла. Спасся в последний момент с помощью друга.
В другой раз из-за чьей-то ошибки при возведении леса подо мной рухнули вниз. К счастью, я успел схватиться за арматуру. До земли было метров 30-40.
 
Но смертельных случаев за время моей работы на объекте не было.
 
Однако не думайте, что мы работали абы как. Строительство объекта контролировала техкомиссия из Германии. Все были заинтересованы в зарплатах, поэтому работали добросовестно.
 
– Система оплаты вас устраивала?

– Все было выстроено очень хитро. Первая вахта для новичков составляла два месяца. Только в конце второго месяца выдавали зарплату за первый. Затем на две недели люди уезжали домой, возвращались, работали месяц и вновь получали деньги только за предыдущий. Наверное, кабальная система оплаты была выстроена так и для того, чтобы избежать большой текучки. Чтобы не потерять деньги за последний месяц работы, люди вынуждены были приезжать вновь и вновь.
 
Когда я в феврале начал работать на объекте, атмосфера там была достаточно веселая. Иногда даже выносили колонки и слушали музыку. Но когда строительство объекта завершалось, появилось много недовольных. Проблемы с выплатами начались уже в мае. Наш бригадир был не виноват, просто средства стали поступать на счет с опозданием. Вероятно, деньги оседали в карманах московского руководства.
 
– С тобой рассчитались полностью?

– Остались должны за две недели. Мне повезло, поскольку меня перевели на работу в Москву как раз, когда на стройке начались финансовые проблемы. Тех, кто остался дорабатывать на стадионе "Формулы-1", кинули на деньги за 2-3 месяца.


 
Нужные услуги в нужный момент
-50%
-12%
-40%
-50%
-20%
-27%
0058043