Личный счет


Евгений Кононович,

Механизм расчета индекса "Биг Мака" достаточно простой. Считается, что если стоимость гамбургера в той или иной стране в пересчете на доллары ниже его цены в США (сегодня примерно 4,62 доллара), то валюта недооценена, если выше - переоценена.
 
Получается, что самой недооцененной валютой стала индийская рупия: в Индии в пересчете на доллары по официальному курсу цена гамбургера составляет 1,54 доллара. То есть рупия недооценена на 67 процентов. Кроме того, более чем на 50 процентов недооценены валюты ЮАР, Малайзии, Украины и Индонезии. Российский рубль недооценен к доллару почти в два раза. А вот норвежская крона в январе этого года стала самой переоцененной валютой: ее курс завышен на 67 процентов. Более чем наполовину завышен курс валют Венесуэлы и Швейцарии, на четверть - Швеции. Близки к справедливому курсу евро, израильский шекель, канадский, австралийский и новозеландский доллары. Беларусь на карте исследования The Economist не присутствует. Но, учитывая, что цена "Биг Мака" в Минске составляет около 2,7 доллара, белорусский рубль явно недооценен по отношению к доллару. По оценкам доктора экономических наук, профессора Валерия Байнева, справедливый курс рубля к доллару должен составлять чуть больше пяти тысяч рублей.

- Несмотря на свою упрощенность, индекс "Биг Мака" отражает реальные тенденции на мировом финансовом рынке, - комментирует эксперт. - Практически все развитые державы поддерживают официальные обменные курсы своих денежных единиц существенно выше паритета покупательной способности либо близким к его уровню. В то время как остальным развивающимся государствам или странам с переходной экономикой настойчиво рекомендуются и периодически навязываются девальвации. Тем самым развитые страны компенсируют для себя рост мировых цен, их жители могут купить за свою зарплату гораздо больше нашей продукции. В то же время для нас импорт, товары, которые мы покупаем за доллары, становятся дороже. В этом заключается суть экспорта инфляции.
 
На первый взгляд девальвированный рубль выгоден для наших экспортеров, продукция которых на мировом рынке становится дешевле. Но это все иллюзии, считает Валерий Байнев, и в долгосрочной перспективе государство все равно проигрывает. Условно говоря, если, например, нефть стоит сто долларов за баррель, а у нас обесценился рубль, то нашим предприятиям, чтобы купить этот баррель, надо потратить больше рублей. А где их взять? Повысить цены на продукцию. Чем выше себестоимость продукции, тем больше уровень цен. Так раскручивается инфляционная спираль.
 
По мнению экспертов, устранить дискриминацию в мировой торговле можно только в перспективе, причем исключительно в рамках крупных интеграционных группировок на основе программной дедолларизации экономики, как это сделано, например, в Евросоюзе. Но прогнозировать, сколько времени уйдет на этот процесс, аналитики не берутся.
Нужные услуги в нужный момент
-15%
-20%
-50%
-10%
-20%
-20%
-10%
-20%
-20%
-40%
-50%