Эксклюзив


/ Фото: Дмитрий Брушко, Александр Васюкович,

Серж Навродский и его жена Галина Ященко жили и в Польше, и в Дании, и в США. Поездив по миру, они вернулись в Беларусь и сделали то, что заставило бы горько усмехнуться местных разочарованных предпринимателей. Они открыли бизнес и стали производить "шляхетное" мыло под поэтичными названиями "Віленскае барока", "Панна Нясвіжа", "Валошкі"… Почему белорусы, пожившие в рыночной экономике, начали свое дело в социально ориентированной и как они сделали из обычного мыла культурный артефакт? FINANCE.TUT.BY узнал ответы.

мыло KARALI, Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY
 

"Чырвоныя парэчкі" из масла и щелочи

Производство "шляхетного" мыла расположено в одном из тех зданий, которые раньше занимала администрация завода или комбината, а теперь делят предприниматели. Прямо, налево, через коридор – и ты в крошечной комнатке, большую часть которой занимает стол. Галина Ященко, создатель Karali и главный мыловар, совсем недавно родила ребенка. Вместо нее производственный процесс демонстрирует стажер Элла Матвиенко. Она называет себя немножко алхимиком:

- Мыло готовится по формулам, но это ручная работа, поэтому вероятность сюрприза есть всегда.

мыло KARALI, Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY
 
На столе среди бутылок, мисок и стаканов кувшин с горячей погашенной щелочью. Жидкость должна остыть хотя бы до 60 градусов, тогда ее можно будет смешивать с маслами и заливать в формы. Этот метод мыловарения называется холодным.
 
- Мы используем только натуральные масла. Щелочь – единственная химическая составляющая мыла, но без нее ничего не получится. Для окрашивания берутся минеральные красители, корица или уголь. Еще есть отдушка, без нее никак, - кратко объясняет дела Элла, заливая в кастрюлю оливковое масло.

мыло KARALI, Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

Следом туда же отправляется касторовое, пальмовое и кокосовое. Главный рабочий инструмент – розовый венчик для взбивания, с помощью которого Элла ритмично перемешивает масляную субстанцию. Та после добавления щелочи становится матовой и вязкой, а после красителя приобретает густой цвет томатной пасты.

мыло KARALI, Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY
 
- Отдушку нужно добавлять в последнюю очередь, она окончательно заваривает мыло. Сейчас мы смешиваем ароматы черной смородины и клубники, чтобы получить насыщенный ягодный запах, - быстро говорит Элла, не переставая мешать. На полках у нее за спиной упаковки мыла. Сейчас в Karali успевают делать от 300 до 1000 кусков в неделю.
 
мыло KARALI, Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY
 
Масса, разлитая по формам, по цвету и консистенции напоминает джем. Уже через сутки она застынет, посветлеет и превратится в мыло, каким мы его знаем. Месяц оно полежит на полке (не меньше, иначе щелочь может оставить ожоги на коже), а потом будет упаковано в коробочки с надписью "Чырвоныя парэчкі" и уедет в магазины.
 

"Всегда хотели сделать что-то свое, связанное с Беларусью"

- Смородина … - задумчиво произносит Серж Навродский, отложив в сторону "Парэчкi". - Я представляю себе красные ягоды на тонкой веточке, которые клюют птицы.

Фото: Александр Васюкович, TUT.BY
 
Создавая Karali, Серж и его жена Галина хотели, чтобы их мыло было не просто средством гигиены, но артефактом культуры и истории. В названии каждого из шести сортов раскрыто особенное, типично белорусское явление: "Чырвоныя Парэчкі", "Панна Нясвіжа", "Цуд на Каляды", "Віленскае барока", "Папараць", "Валошкі". Свой сорт надо подбирать не под тип кожи, а под индивидуальность. 

- Я уехал за границу, еще не закончив учебу, и на протяжении 13 лет бывал здесь только наездами. Но мы с женой всегда хотели сделать в Беларуси что-то свое, что было бы связано со страной, просто выбирали форму. Выбор пал на мыло, потому что оно дает широчайший простор для выбора запаха, формы, названия, упаковки.

мыло KARALI, Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY
 
Его жена начала мыловаренные эксперименты еще 5 лет назад. Супруги до сих пор хранят промасленные до прозрачности листки бумаги с первыми формулами. На их разработку ушло около года. За это время Галина сделала более 800 кусков мыла. Сертифицировать его оказалось труднее, чем сварить.

- Это суперсложная процедура, - качает головой Серж Навродский. - Чтобы получить соответствующие сертификаты, понадобилась стопка документов и год ожидания.

Фото: Александр Васюкович, TUT.BY

Серж и Галина не скрывают, что продают не столько товар, сколько образ, историю. В маркетинге этот прием так и называется – сторителлинг, от английского "рассказывать истории". Создатели Karali продвигают белорусскую культуру через мыло, и это неплохо работает.
 
- У нас есть четыре сегмента покупателей. Во-первых, социально активная молодежь, которая чем-то интересуется, будь то спорт, флористика или танцы- загибает пальцы Серж. - Во-вторых, люди, говорящие на белорусском языке. Все знают, что у нас "белорусскоязычное гетто", это тесная тусовка, и там наше мыло идет на ура. В-третьих, обеспеченные люди, которым не жалко 50 тысяч, чтобы попробовать что-то новое. Ну и, в-четвертых, туристы.

Фото: Александр Васюкович, TUT.BY
 
Соседи доверяют качеству белорусских товаров, если на коробке нет ни слова на русском (Karali - белорусскоязычный бренд, а надписи на упаковках мыла дублируются только на английском), им вдвойне интересно. А когда товар стоит всего 50 тысяч рублей, они возьмут его и себе, и друзьям, уверяет собеседник.

Для россиян 50 тысяч, может, и мелочь, а вот белорусский покупатель к такой цене не готов, объясняли Сержу и Галине в крупных минских универмагах. С ГУМом предприниматели так и "не сошлись характерами", а вот в ЦУМе или Торговом доме "На Немиге" "Панну Нясвіжа" или "Валошкі" можно найти за те же 50 тысяч.
 
- В сравнении с некоторыми товарами в Европе это супердешево, - убеждает Серж. - У нас небольшая маржа, потому что себестоимость мыла очень близка к розничной цене. В будущем мы хотим получать прибыль на объеме. На пике, когда впереди праздники, производство может доходить до 3 тысяч штук в месяц. Но это случается нечасто, обычно мы выпускаем в районе тысячи штук.
 
Возможно, нарастить объемы удастся за счет интереса со стороны иностранцев. Серж и Галина не думали, что у их мыла есть экспортный потенциал, и оказались неправы. Одна из российских торговых сетей уже готова подписать контракт, идут переговоры и с Казахстаном.
 
- В Беларуси на мыле не разбогатеешь. Мы на рынке 2,5 года и вышли на самоокупаемость, но вернуть вложения полностью пока не удалось, - Серж переходит на сдержанный тон бизнесменов, которые не любят называть журналистам цифры.

Фото: Александр Васюкович, TUT.BY
 
В Karali они с женой вложили несколько десятков тысяч долларов. Из разговора ясно, что выбор, где открывать бизнес, не стоял перед ними ни секунды: идея была про Беларусь и для Беларуси.
 
- Все хотят, чтобы к ним пришли и сказали: "Вот бизнес на миллион, работай!". Вы говорите, что предприниматели хотят уезжать, считают, что зарабатывать здесь невозможно, - Серж с женой смотрят на вещи иначе. Они экономисты и не привыкли делать безосновательные утверждения: - Сейчас в нашей стране открывается окно возможностей, все, что здесь происходит – это изменения, которыми нужно пользоваться. Они нелегкие, но когда было по-другому? Возможно, на Диком Западе в период "золотой лихорадки" или в России в 90-х.

Беларусь в 2014-м - это не Калифорния в 1849-м, но Серж и Галина и не планируют в одночасье разбогатеть на золоте. Вместо этого они собираются выпустить еще шесть сортов мыла, среди которых "Пахне чабор" и "Зорка Венера", и раскачать новое направление бизнеса - продажу фарфора. 

- Нет, не пугают, - Серж срывает с языка вопрос о возможных трудностях. – Мы столкнулись с ними с первого дня. Конечно, запал может остыть, но мы никогда не пожалеем, что затеяли это.

Фото: Александр Васюкович, TUT.BY
Нужные услуги в нужный момент
-20%
-20%
-20%
-30%
-34%
-30%
-37%
-11%
-45%
-10%
-30%