108 дней за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. «Кошмар любого организатора». Большой фестиваль современного искусства отменили за сутки до начала
  2. Оловянное войско. Как учитель из Гродно преподает школьникам историю с солдатиками и солидами
  3. «Можно понять масштаб бедствия». Гендиректор «Белавиа» — про новые и старые направления и цены на билеты
  4. Помните, сколько стоили машины на авторынке в Малиновке 20 лет назад? Сравнили с современными аналогами
  5. Минское «Динамо» в третий раз проиграло питерскому СКА в Кубке Гагарина
  6. «Танцуем, а мое лицо прямо напротив ее груди». История семьи, где жена выше мужа (намного!)
  7. Госконтроль заинтересовался банками: не навязывают ли допуслуги, хватает ли банкоматов, нет ли очередей
  8. Изучаем весенний автоконфискат. Ищем посвежее, получше и сравниваем с ценами на рынке
  9. Как заботиться о сердце после ковида и сколько фруктов нужно в день? Все про здоровье за неделю
  10. BYPOL выпустил отчет о применении оружия силовиками. Изучили его и рассказываем основное
  11. «Прошло минут 30, и началось маски-шоу». Задержанные на студенческом мероприятии о том, как это было
  12. На 1000 мужчин приходится 1163 женщины. Что о белорусках рассказали в Белстате
  13. Минздрав сообщил свежую статистику по коронавирусу в стране
  14. Минздрав опубликовал свежую статистику по коронавирусу: снова 9 умерших
  15. Стильно и минималистично. В ЦУМе появились необычные витрины из декоративных панелей
  16. Я живу в Абрамово. Как неперспективная пущанская деревня на пару жителей стала «модной» — и передумала умирать
  17. Насколько хорошо вы понимаете логику приговоров. Попробуйте себя в роли судьи. Игра
  18. «Если вернуться, я бы ее не отговаривал от «Весны». Разговор с мужем волонтера Рабковой. Ей грозит 12 лет тюрьмы
  19. «Хлеба купить не могу». Работники колхоза говорят, что они еще не получили зарплату за декабрь
  20. «Очень сожалею, что я тренируюсь не на «Аисте». Посмотрели, на каких велосипедах ездит семья Лукашенко
  21. Россия анонсировала в марте совместные с Беларусью учения. В том числе — под Осиповичами
  22. Что критики пишут о фильме про белорусский протест, показанном на кинофестивале в Берлине?
  23. На воскресенье объявлен оранжевый уровень опасности
  24. Стачка — за разрыв договора, профсоюзы — против. Что сейчас происходит вокруг «Беларуськалия» и Yara
  25. Где поесть утром? Фудблогеры советуют самые красивые завтраки в городе
  26. Еще 68,9 млн долларов. Минфин в феврале продолжил наращивать внутренний валютный долг
  27. Кто стоит за BYPOL — инициативой, которая публикует громкие расследования и телефонные сливы
  28. «Ушло вдвое больше дров». Дорого ли выращивать тюльпаны и как к 8 марта изменились цены на цветы
  29. «Молодежь берет упаковками». Покупатели и продавцы — о букетах с тюльпанами к 8 Марта
  30. Суды над студентами и «Я — политзаключенная». Что происходило в Беларуси и за ее пределами 7 марта
реклама


Военный пенсионер из Березы недоумевает: вроде власти говорят, что ратуют за народ, а на деле получается, что против него. Например, он не понимает, как можно было додуматься до того, чтобы переводить неприватизированное жилье, в котором люди живут 30-40 лет, в статус коммерческого.



Майор в отставке Николай Комышанченко из города Береза Брестской области свою квартиру приватизировал. Однако этого не успела сделать его дочь, с которой он в середине 90-х поделил общую семейную жилплощадь:

"Теперь приватизация двухкомнатной квартиры в старом панельном доме в Березе обойдется ей в 150 млн рублей. И сделать это надо до 2016 года, иначе квартира перейдет в разряд коммерческого жилья, придется платить за съем жилья. Получается, что государство хочет чуть ли не коммунизм построить за счет людей, которые прожили в квартирах десятки лет, не успели или не смогли приватизировать".

Цены на ранее не приватизированные квадратные метры определены постановлением Совета министров № 421 от 28 мая 2013 года. Для приватизации жилья государственного жилфонда будет применяться его оценочная стоимость с учетом потребительских качеств и износа. Цена недвижимости определяется на первое число месяца, в котором гражданин подал заявление о приватизации, путем умножения реальной ее стоимости на соответствующие коэффициенты.

А в середине декабря Александр Лукашенко подписал указ № 563 "О некоторых вопросах правового регулирования жилищных отношений", который предполагает формирование фонда жилых помещений коммерческого использования (арендное жилье) путем перевода государственного жилья в арендное.

Согласно документу, жилые помещения государственного жилищного фонда, не приватизированные гражданами, после 1 июля 2016 года будут переведены в коммерческое жилье, а процесс их приватизации будет прекращен.

Это означает, что жильцам таких квартир придется платить арендную плату за жилье, которая будет существенно превышать размеры нынешней квартплаты. На общих основаниях плата за пользование коммерческим жильем будет определяться, исходя из размера базовой ставки платы за пользование таким жильем, устанавливаемой Советом министров, с применением коэффициентов, определяемых облисполкомами и Минским горисполкомом в зависимости от степени благоустройства и места нахождения жилых помещений.

В Министерстве ЖКХ подчеркивают, что люди знали о планируемых изменениях и вполне могли приватизировать жилье за небольшую сумму в прошлые годы, а теперь могут сделать это в рассрочку. Кроме того, цена государственных квартир остается ниже рыночной. В столице — от 40 до 300 миллионов рублей.

По данным на май прошлого года, в Беларуси насчитывалось 392 тысячи неприватизированных квартир, или 14% от общего количества. После решения о переводе неприватизированного жилья в государственный арендный фонд количество желающих приватизировать жилье возросло в столице почти в два раза. За прошлый год районные администрации Минска приняли свыше 38 тысяч заявлений на приватизацию. Для сравнения, в 2012 году — около 20 тысяч.

И все же многим непонятно, почему в течение многих лет государство позволяло населению приватизировать квартиры по доступным ценам, а теперь надо снимать последнюю рубашку.

"Я знаю многие семьи, которые не в состоянии платить столько, сколько необходимо за приватизацию. Моей соседке приватизация будет стоить 250 миллионов рублей. Еще одна знакомая женщина досматривает парализованную мать и растит двоих детей. У них нет денег даже на первый взнос. И как им быть?" — задается вопросом Николай Комышанченко.

Он написал много писем на этот счет в различные инстанции, в Администрацию президента в том числе. По принятой в Беларуси практике его обращения возвращаются в местные органы власти — в облисполком, оттуда - в райисполком и далее в ЖЭС.

Бывший военный хочет, чтобы президент услышал его: "Александр Григорьевич, я всегда голосовал за вас. Вы говорите, что выступаете за народ, но приватизация за такие деньги — это издевательство над народом. Не приватизировали квартиры в большинстве своем бедные люди. И они не смогут платить аренду за свою квартиру, в которой прожили несколько десятков лет. Почему бы до 2016 года в Беларуси не дать людям право бесплатно приватизировать жилье? Неужели государство планирует разбогатеть на своих бедных гражданах? Пенсионеры — это ваш электорат, но они первыми страдают от политики властей. Это действительно так, но об этом никто не думает".

Николай Комышанченко говорит, что если в вопросе приватизации жилья ничего не изменится, то больше голосовать за Лукашенко он не будет: "Какой смысл, если о простых людях президент не заботится?".
-70%
-20%
-35%
-40%
-25%
-10%
-50%
-30%
-10%