КУРСЫ ВАЛЮТ
Для физических лиц
Для бизнеса
Банки
Карточки  
Кредиты
Продай свой кредит
Вклады
Экономические показатели
Сервисы
Платежи в интернете
Переводы с карты на карту
Налоговый калькулятор
Калькуляторы
Каталог компаний
Домашняя бухгалтерия
реклама

Праздничный
Паритетбанк
15%
Проще простого под 15%
МТБанк
15%
Е-плюс
Евроторгинвестбанк
17%

Все кредиты

Капитальный
Банк Москва-Минск
19%
Цептер Соната
Цептер Банк
19%
Цептер Этюд
Цептер Банк
17%

Все вклады

Личный счет

опубликовано: 
обновлено: 
/ Павел Свердлов,

На этой неделе произошла маленькая революция - в кои-то веки предприятиям ! Ранее это считалось чуть ли не экономическим преступлением. Чего только ни сделаешь, чтобы не проводить девальвацию. Но это не меры.

Впрочем, на этой неделе обсуждали еще менее понятную тему - развитие . Вернее, то, что под ним понимает правительство. Вместо того чтобы заниматься развитием благоприятного климата, на совещании решали, как ввезти в страну дешевую китайскую одежду и обувь, чтобы наши "челноки" не ездили за ними на Черкизовский рынок.

Этим и другим темам посвящена очередная программа Сергея Чалого "Экономика на пальцах". Как всегда, помогать ему будет журналист Павел Свердлов.

Внимание! У вас отключен JavaScript, ваш браузер не поддерживает HTML5, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player.

Скачать аудио (63.45 МБ)

Внимание! У вас отключен JavaScript, ваш браузер не поддерживает HTML5, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player.

Открыть/cкачать видео (402.20 МБ)

Внезапно наступило прозрение, как у нас все нехорошо. На заседании Совета министров Мясникович назвал цифру 83%, когда сказал, что по результатам января по соотношению складов и среднемесячного производства страна сработала несколько лучше, чем ожидалось в прогнозных балансах. На 1 февраля планировали 83% складских запасов, такое серьезное ухудшение ситуации. А оказалось 78%. Против 70% конца года это резкий рост, но, тем не менее, даже здесь удалось найти позитив. Смотря с чем сравнивать. Ситуация осложняется тем, что нет серьезных перспектив сбыта.

По опросам Нацбанка руководства предприятий средний период обеспеченности предприятий заказами – 2,4 месяца работы. Это очень низкое значение. Притом, что у нас сокращается экономика, продолжается падение промышленного производства. Перспективы сбыта сужаются, и статистика складских запасов растет.

Разрешение продажи отечественных товаров ниже себестоимости

Может, единственным положительным решением в этой ситуации является разрешение продажи отечественных товаров ниже себестоимости. Не так давно даже со скидками было непросто торговать. Государство считало, что раз предприятие продает товар дешевле, ты уменьшаешь свою прибыль. А уменьшая свою прибыль, ты уменьшаешь налоговые поступления государству и наносишь ущерб стране. Еще не так давно в магазинах невозможно было увидеть какие-то акции. Они появились тогда, когда с Минторга сняли функцию утверждения цены и регулирования ее предельных параметров.

Генеральный директор МТЗ в интервью пытался развенчать информацию о том, что столько тракторов скопилось на складах: "А даже если и скопилось, что из этого вытекает? Потому что трактора, которые имеются на складах завода, - это наш золотой запас, который, я верю, мы вскоре конвертируем в валюту". Решение продавать даже ниже себестоимости, похоже, во многих случаях едва ли не единственный способ превратить золотой запас, который находился на складах, в валюту.

По тексту постановления понимаешь, с каким огромным трудом эта идея продвигалась. "Реализовывать товары по сниженным с учетом конъюнктуры рынка ценам, уровень которых складывается ниже себестоимости, разрешается государственным организациям и хозяйственным обществам с долей государства в уставном фонде". То есть продавать только в том случае, если рыночные цены оказались ниже себестоимости, "… при условии сохранения положительного уровня рентабельности продаж в целом по организации-производителю с начала отчетного периода года". Отдельные товары можешь продавать ниже себестоимости, но если в целом предприятие остается прибыльным и это компенсирует твои убытки на других сегментах.

Понятно, что в самом тяжелом положении оказались предприятия, производящие монопродукты. Те же самые "Ковры Бреста". Сложно представить, как они могут реализовывать хоть что-то, кроме ковров. "При наличии убытков – по согласованию с республиканским органом государственного управления", - оказывается, и тут есть лазейка. Чтобы получить согласование, нужно представить экономическое обоснование целесообразности такой продажи. В него должна быть включена информация о финансовом положении организации, рентабельность продаж с начала года, оценка предлагаемых к реализации товаров собственного производства, мероприятия по снижению затрат на их производство, а также информация о конъюнктуре рынка и сравнительный анализ цен на аналогичные товары. Это полноценная первая глава бизнес-плана.

После того как вся эта информация собрана, органы в течение 5 дней должны принять решение. Я не думаю, что им хватит времени проанализировать и почитать столько документов. Но и это еще не все. При положительном ответе согласовывается перечень товаров. В случае отказа дается письменное обоснование нецелесообразности реализации по цене ниже себестоимости. При необходимости совместно вырабатывается предложение по обеспечению устойчивого развития организации-производителя.

Процедура настолько сложная, что ее пройдут только те, у кого эта проблема столь хроническая, что время и средства, которые нужно потратить на пробивание этого решения, будут несопоставимо малыми по сравнению с потерями за время накопления проблем. В любом случае это то, о чем мы говорили: не бывает проблемы со сбытом, бывает проблема с ценой.

Сама по себе мысль либерализовать цены здравая. Проблема избыточного производства сама по себе негативна не только потому, что за продукцию нет денег. Происходит еще и омертвление затрат на ее производство. Это лишний труд, коммунальные услуги, промежуточный сырьевой импорт. В ситуации, когда ты тратишь ресурсы на оплату входных материалов труда и не получаешь денег от продаж, финансовое положение оказывается плачевным. Это одна из причин неэластичности спроса наших крупных промышленных предприятий по процентной ставке. Просто для осуществления финансовой деятельности они вынуждены кредитоваться независимо от ставок. Не говоря уже о том, что определенные виды продукции не могут лежать на складах. МТЗ и МАЗ заново пропускают по конвейеру, собирая их заново, потому что они теряют свои потребительские свойства.

Чтобы это было прощальным постановлением, речь должна идти не о распродаже произведенной продукции, а о распродаже того, с помощью чего производится эта продукция. Предприятия теряют свою конкурентоспособность. Беларусь обозначила цену продажи госдоли "Гродно Азот" и Мозырского НПЗ. Но суть такова: ты покупаешь у нас долю в предприятии, и мало того что ты обеспечиваешь его сырьем, но и должен построить еще одно предприятие.

Китайско-белорусский индустриальный парк

То, что случилось 14 февраля с Китайско-белорусским индустриальным парком, подтверждение всех тезисов, о которых мы говорили. Много говорили, что все скоро начнется. Китайцы заявили, что нет препятствий для начала строительства. Идея этого парка была в том, чтобы хоть каким-то образом заставить китайцев оставить в Беларуси деньги. Пока прямых иностранных инвестиций практически нет, кредитные ресурсы в основном связанные. А с китайским парком была интересная история: даже там, где были прямые иностранные инвестиции, китайцы делают их через совместные предприятия, в которых у них миноритарная доля. Иными словами, они не сильно рискуют, а львиная доля риска лежит на белорусской стороне, поскольку она имеет более крупную долю в этом проекте.

А 60% администрации по развитию Китайско-белорусского индустриального парка все-таки у китайцев. Нашей задачей было, чтобы китайцы закопали эти деньги там, завезли станки, построили здания. Не очень интересовало, что будет, главное, что вложенные деньги уже не увезешь назад. Наша сторона говорила, что парк будет давать нам до 50 млрд долларов экспорта. На совещании президент устроил разнос: если вы так планировали создавать этот парк, зачем его вообще надо было создавать. 8 месяцев разработки согласования генерального плана.

Голос форума

Дмитрий_Фёдоров 22 февраля 2014 в 02.58 из Беларуси

1. Маркетологи на государственных предприятиях не задерживаются не только из-за зарплат, а также из-за того, что маркетинг и государственное ценообразование - вещи почти несовместимые. Ценообразование на государственных предприятиях, как оказалось, происходит по методу учета всех издержек плюс прибыль. При этом скидки не приветствуются. Также не учитывается популярность товаров, объемы продаваемых партий одному покупателю. Или желание выбрать стратегию на получение максимальной прибыли, а не цель поставить максимальное количество, чтобы выполнить план по производству. 2. Слушая передачу, обратил внимание, что поставки спецтехники западные компании осуществляют по-другому. Они создают дилерскую сеть. Если дилер осуществляет предоплату, то только после этого происходит поставка по прошествии 1-2 месяцев. Может, тракторному и МАЗу поступать точно так же? Это исключит затоваривание складов. 3. Если даже авторам передачи понятно, что китайцев с технопарком пытались обмануть, то китайцы давно об этом догадались. Вообще, эта идея с технопарком была провальна изначально, если она исходила от уважаемого Тозика. Чиновник был послом в Китае и, похоже, не понял, что китайцам нужна прибыль, а не разговоры о дружбе. Продукция, которая производится в Беларуси, почти вся продается на одном-единственном рынке - Россия. Для продажи своих товаров в Россию Китай не испытывает абсолютно никаких ограничений. 4. Черкизовский рынок не случайно возник в Москве. Черкизовский рынок работал на рынок 140-160 миллионов населения. Наши областные оптовые рынки смогут охватить 1,5-2,5 миллиона жителей. То есть, если белорусский оптовый рынок может заказать 1 контейнер, то Черкизовский - от 70 до 90 контейнеров такой же продукции. Разумеется, благодаря более объемной партии Черкизовский рынок заплатит гораздо меньше за единицу товара, а покупателям сможет предложить товары по относительно низким ценам. К сожалению, сам факт гражданской войны в Украине скажется негативно на инвестиционной привлекательности стран Таможенного союза. Помимо белорусской и российской специфики, инвесторы обходят стороной места, где есть напряженность, военные противостояния, высокая инфляция и вмешательство государства. Причем конфликт в Украине может неизвестно сколько длиться, а в России начинают бояться получить Югославию у себя под носом.
Анатолий Тозик курировал этот проект. "За полтора года до подписания соответствующего указа многое удалось сделать: создана и работает администрация, совместная компания по развитию парка, сформирован уставный фонд, разработан и утвержден генеральный план территории, разработан детальный план территории, ведется работа по привлечению…" Полтора года вырабатывать документы! Ни о чем.

Дальше задается вопрос, что из этого получается. Судя по тому, как выступает президент, правительство пытается хоть как-то спасти этот проект. Президент говорит: "Мы договаривались, что это не просто сборище каких-то предприятий, которые уже существуют в Беларуси и производят товары. Зачем там тракторный завод, завод по производству грузовых автомобилей? Предприятия, которые есть, там не нужны". Раз он об этом говорит, значит, хотели хоть чем-то заполнить. Президент говорит: "Вы же обещали, что это будет новое высокопроизводительное производство". Инвесторы ищут, как они говорят, тихую гавань, чтобы разместить свои капиталы и спокойно работать и выпускать нужную продукцию. К сожалению, это не тот случай тихой гавани на фоне того, что творится на развивающихся рынках. На их фоне мы выглядим одним из самых слабых звеньев.

Внешнюю инфраструктуру (дороги, энергоснабжение, трубы) мы сделали за свой счет.

Это мы уже закопали туда довольно много денег…

Об этом президент и говорит: "Мы что, будем и дальше строить за свои деньги и нести ответственность за субъекты хозяйствования, которые построят там даже свои высокотехнологичные производства? Это должен быть коммерческий проект, и хватит рисовать льготы. По идее, больше всех заинтересованным должен быть Китай". Ситуация анекдотичная: хотели перехитрить китайцев, китайцы оказались непростые. История похожа на нигерийский спам: "Вы имеете возможность получить огромное количество денег. Только для этого вам надо открыть счет…" Китайцы так говорят. Идея была такая: постараться сделать так, чтобы китайцы оставили здесь свои деньги. Мы уже за свой счет сделали инфраструктуру вне этого проекта. Мы думали, что этот проект заставит китайцев вложиться, а в итоге китайцы, не сделав пока ничего, заставили нас вложиться в проект, который пока не имеет особых перспектив.

Когда китайцев спрашивали, где же их предприятия в Китайско-белорусском парке, они говорили примерно следующее: "А зачем там китайские предприятия? Мы бы хотели там предприятия гораздо более передовые, с мировым именем". Звучит великолепно, но в переводе это значит: какие китайские предприятия, о чем вы?

По большому счету, любое производство, которое находится на территории ТС, производит товары ТС. Факт беспрецедентных льгот где-то в одном месте рано или поздно вызвал бы вопросы у других участников ТС. Наилучшим для нас было бы, если бы станки уже были завезены, производство создано, а нехорошие русские внезапно потребовали отобрать у китайцев все налоговые льготы.

Николай Снопков на встрече с парламентариями сказал: "Нужно активнее пользоваться имеющимися сейчас в Беларуси условиями ведения бизнеса и вхождения в него. Сейчас мы имеем преференциальные условия в ТС. Безусловно, так долго продолжаться не будет, потому что, в конечном счете, будут претензии со стороны наших коллег в условиях создания равного конкурентного пространства. Поэтому наша задача – как можно быстрее воспользоваться существующими условиями". Иными словами, все равно эти условия будут изменены. Строго говоря, Китайско-белорусский индустриальный парк не является свободной экономической зоной. Но по духу это она. Вопрос существования свободных экономических зон в рамках ЕЭП – это временной горизонт 2017-2018 года. Понятно, что в этих условиях нельзя раздавать льготы на 20 лет вперед.

Если думали бы не о том, как китайцев сюда заманить, а решали бы задачу проектным способом, может, что-то и получилось бы. Конечная цель – создание производств, а не получение китайских денег под видом создания производства. Думали, что самые хитрые, а в итоге перехитрили сами себя. Пока не очень понятно, что будет с парком и что там будет строиться.

Голос форума

agv 20 февраля 2014 в 11.37 из Беларуси

Мне кажется, что кипеж по поводу ипэшников - это такая форма прокрастинации у властей. Всем понятно, что проблема основная не в них - но ипэшники понятнее и послушнее, чем международные рынки и прочие либеральные теории. Предложил бы ведущим, поскольку информационных поводов за неделю было немного, рассказать о Казахстане, а также побольше и о мировых тенденциях: выходит кто-нибудь из рецессии на западе, или это просто им хочется так думать?

Индивидуальные предприниматели

По сути, наши предприниматели – те же самые челноки, причем достаточно ленивые, потому что основным источником закупок были рынки в Москве. У Прокоповича появилась идея наладить в Беларусь прямые поставки. Петр Прокопович заявил, что около 9 тысяч ИП заключили договоры на поставку товара с государственными оптовыми организациями. Меньше месяца назад Минторг говорил, что не оставляет надежды договориться с ИП по работе по этой схеме. В середине января было только 2 заявки. Внезапно откуда-то взялось 9 тысяч, это немалая доля всех ИП.

Нашим ИП логичнее было бы вырасти от торговой точки к нормальному магазину, сети и устранить лишних посредников в логистической цепочке. Но для этого нужны ресурсы, которых нет. Оправданны были бы простейшие инструменты, например, закупочная кооперация. Все делают почти то же самое, что и остальные. Когда открывается торговый центр, он моментально заполняется практически идентичными товарами. Это пережитки не вполне нормального рынка 90-х годов.

История с ИП происходила на фоне борьбы с потребительским импортом. С нашей стороны была такая жесткая позиция, потому что России, в общем, все равно, за исключением совсем вредных вещей. Всем было понятно, что формально настаивая на дословном исполнении технических регламентов, мы хотели ограничить потребительский импорт. Союзы ИП выступали в риторике технического регламента, и сетовали на малые партии и убыточность экспертизы. Петр Прокопович поймал их на слове и предложил ИП скооперироваться по закупкам. Увеличится или уменьшится потребительский импорт в результате реализации такого предложения?

Увеличится.

Получается парадоксальная ситуация. В процессе решения повода, а не причины придумали меру, которая на самом деле увеличит доступность товаров потребительского импорта. По линии потребкоопераций сбыт также увеличится. Будет интересно посмотреть, как будет реализовываться идея создания аналога Черкизовского рынка. Я не думаю, что это попытка огосударствить такого рода каналы. Если вы начнете регулироваться импорт через этот механизм, серый рынок от этого только вырастет, а его закрывать еще сложнее.

Отношение к ИП

"Если это люди, которые перебиваются с воды на хлеб, чего мы к ним цепляемся. А если уж люди разбогатели и могут чем-то поддержать государство, мы их попросим, чтобы они, встав на ноги за счет народа и государства, немножко поделились с государством". Эта фраза четко объясняет, какие у нас есть предприниматели. Те, кто перебиваются с хлеба на воду, не имеют в наших условиях вырасти из торговых точек во что-то более серьезное. Их действительно не имеет особого смысла трогать. Те, кто заработали миллионы, "за счет государства", не является ли это признанием, что если у нас кто-то и вырастает, то те, кто делает это благодаря государству. Вы во многом стали богатыми людьми благодаря государству. У нас мало настоящего предпринимательства и предпринимательской прибыли, а есть рентный доход в экономике. Для меня эта фраза означает именно это, а не просто "поделитесь". Изначально речь идет о том, что есть кто-то, кто зарабатывает, не имея отношений с государством, не получая от него преференций, и перебиваются с хлеба на воду. А другая категория ИП зарабатывает миллионы, и с ними уже можно разговаривать. Что это, как не выстроенная система отношений государства с частным бизнесом.

Сейчас получается интересный переходный период. Идеи появляются, но с контузиями в результате осуществления. Хочется найти хоть какой-то позитив, видеть хоть какую-то перспективу.