1. 22 года назад пропал бывший глава МВД и оппозиционный политик Юрий Захаренко
  2. Как белорусские сигареты оказываются в опломбированных вагонах с удобрениями? Попытались найти ответ
  3. Эксперт рассказал, что можно сажать рядом с помидорами, а что — нельзя
  4. Белгидромет предупредил о заморозках в ночь на 9 мая
  5. «Жена разбудила и говорит: «Слушай, ты уже не подполковник». Поговорили с лишенными званий экс-силовиками
  6. Позывной «Птица». Удивительная история разведчицы Базановой, которая создала в оккупированном Бресте свою резидентуру
  7. «Хочу проехать по тем местам». Актер Алексей Кравченко — об «Иди и смотри» и съемках в Беларуси
  8. Эксперт рассказал, что можно посадить в длинные выходные, а что еще рано сажать
  9. Год назад стартовала, возможно, главная избирательная кампания независимой Беларуси. Как это было
  10. Участников канала «Армия с народом» приговорили к большим тюремным срокам
  11. Бабарико, Тихановская и Цепкало о том, как для них началась избирательная кампания в прошлом году
  12. До +26°С! Прогноз погоды на длинные выходные
  13. Нарколог рассказала, почему стоит обращать внимание на состав алкоголя
  14. «Не доводите ногти до такого». Эти специалисты работают со стопами и показывают видео не для слабонервных
  15. Властям в апреле удалось пополнить резервы валютой. Белорусы отвернулись от доллара?
  16. «1700 рублей, СМС о зачислении пришло ночью». Какие выплаты в этом году к 9 Мая получают ветераны
  17. Ведущий химиотерапевт — о причинах рака у белорусов, влиянии ковида и о том, сколько фруктов есть в день
  18. Минтруда: ветераны получат единовременные выплаты до 9 мая
  19. «Новые отношения меня не пугают». Одно утро с Юлией Курьян
  20. Инфекционист — о поставках в Беларусь вакцины от Pfizer и BioNTech и реакциях на прививку от COVID-19
  21. «Когда войну ведут те, кто уже проиграл». Чалый объясняет «красные линии» и угрозы Лукашенко
  22. «Вы звоните в такое горячее время». Так получат ветераны ВОВ единовременные выплаты к 9 Мая или нет?
  23. Соседние страны выявляют все больше контрабандных белорусских сигарет. Какие партии были самыми крупными?
  24. Лукашенко о заявлении на него в прокуратуру Германии: Не наследникам фашизма меня судить
  25. «Поняли, у собаки непростая судьба». Минчане искали брошенному псу дом и узнали, что он знаменит
  26. Лукашенко пообещал «ягодки» по «делу о госперевороте» и вспомнил «убийства друзей-президентов»
  27. Сколько людей пришло в ТЦ «Экспобел», где бесплатно вакцинируют от коронавируса
  28. Участвовавший в испытании «Спутника V» минчанин спустя полгода проверил, что ему вкололи
  29. «Он меня слышит, реагирует на голос». Что сейчас с Ромой, который вынес из огня брата
  30. Колючая проволока и бронетранспортер. Каким получился «Забег отважных» в парке Победы
реклама


/ Фото: Дмитрий Брушко,

Небольшое помещение на последнем этаже старого производственного здания в Заводском районе Минска. Именно отсюда три года назад началась история частного швейного бренда "Маника Белле". Это название на итальянский манер придумала белорусская семейная пара. Опыт ведения бизнеса у них был, начальный капитал, соответственно, тоже. Дмитрий Сергеев параллельно с новым бизнесом занимается производством мебели. А его жена Марина, до того, как стать директором собственной фирмы, работала бухгалтером. Сейчас она смеется: "Раньше чужие деньги считала, а теперь решила свои".
 
Что чуть не заставило Марину и Дмитрия закрыть бизнес и почему частник не смог договориться с частником – в репортаже корреспондента FINANCE.TUT.BY.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

- Мы открывали швейное производство, если можно так сказать, по идейным соображениям, - рассказывает Марина. – Как показывает практика, чем бы ты ни занимался, если это будет тебе интересно, то потом это обязательно начнет приносить и доход.
 
Сначала Марина и Дмитрий нашли недорогие производственные площади. Ставки аренды у них, наверное, самые низкие в городе - 5 долларов за "квадрат" плюс "коммуналка". Потом сделали в цеху косметический ремонт и купили оборудование. "Бэушные" машинки и прочие профессиональные швейные инструменты обошлись предпринимателям примерно в 8 тысяч евро. 
 
Правда, за три года работы, отбить своих вложений в дело у Сергеевых так и не получилось. О прибыли пока и говорить не приходится. 

Мы покупали ткани, платили зарплату работникам. В итоге склад оказался забит продукцией, а выручки - ноль. Дело в том, что первые два года работы мы попросту не могли найти того, кто бы согласился продавать наши платья, юбки и сарафаны, - озвучивает проблемы бизнеса, если можно так сказать, инвестор проекта Дмитрий. – Год назад мы были на грани того, чтобы вообще закрыться.

Марина Сергеева

В поисках рынков сбыта супруги Сергеевы объехали на машине Беларусь вдоль и поперек. Ходили по рынкам, общались с предпринимателями, предлагали свою продукцию на реализацию. Как ни странно, но наладить взаимовыгодное сотрудничество у частников с частниками так и не получилось.

- Единственного предпринимателя, который согласился с нами работать, нашли в Солигорске. Все остальные говорят: "Дайте на реализацию. А деньги мы вам потом заплатим". Никто не хочет вносить никакую предоплату за товар. Но брать на халяву – это плохая практика. Ведь на закупках в той же Москве или Турции им никто не дает вещи просто так, - рассказывает Марина позицию предпринимателей с рынков. – А нам как быть в таком случае? Откуда брать деньги на зарплату швеям, на покупку тканей!?

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

Дело в том, что когда предприниматель не вносит предоплаты за вещи, то он в любой момент может вернуть их обратно на фабрику. Удалось продать - значит, заработал. Если нет, то и здесь ничего страшного: все равно никаких материальных потерь продавец не несет. В отличие от производителя.

- Из опыта работы могу вспомнить: если мы отдаем что-то предпринимателям на реализацию, то оно у них долго просто висит. А потом в конце сезона они возвращают нам вещи в непонятном состоянии: помятые, а то и порванные, - делится опытом сотрудничества с ипэшниками Марина.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

Марина рассказывает, что предприниматели вообще не очень хотят торговать белорусской одеждой, потому что отечественный товар там не сильно пользуется спросом у покупателей. В палатках и "роллетах" хорошо продаются либо дорогие "брендовые" вещи, либо дешевый китайский ширпотреб.

- Чтобы продать подороже, предприниматели срезают нашу белорусскую лейбу, пришивают вместо нее турецкую – и тогда могут продать вещь подороже, - 
­раскрывают Сергеевы секреты продавцов-ипэшников. - Причем на этом они накручивают 300%. Например, мы им отпускаем те же юбки по 15-18 долларов. Это средняя цена закупки в Москве. А на прилавках они потом вывешиваются по 500-600, а то и по 700 тысяч.

Некоторые модели юбок, которые шьют на частной фабрике Марины и Дмитрия

Сегодня вся продукция этой частной швейной фабрики - дело рук всего двух швей. За день они успевают скроить десять, а то и двадцать юбок. Все зависит от сложности. Раньше в штате было шесть сотрудниц, но в кризисные для бизнеса годы с ними пришлось расстаться. 

Набираешь работников – им нужно платить зарплату. Начинаешь шить – это нужно куда-то продавать. А некуда... - объясняет Марина.

- Девочки, которые остались, - они просто золото. Мы с ними уже сработались, - присоединяется к разговору Дмитрий. - В среднем они получают по пять миллионов в месяц. И мы не задерживали зарплату, даже когда дела фирмы были совсем плохи. Потому что они свою работу сделали, а где нам взять деньги, чтобы с ними рассчитаться, - это уже наша проблема.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

В тот момент, когда на складе уже не было места для новых юбок, а на счету закончились деньги, бизнесмены Сергеевы уже было думали сворачивать производство. Но перед этим решили попытать счастье в последний раз и предложили сотрудничество уже не частникам, а госторговле.

- Год назад тогда пришли в торговый дом "На Немиге" с вопросом, можно ли у них продавать нашу продукцию. И нам сразу сказали: "Конечно. Приносите", - вспоминает Дмитрий. - Потом мы начали работать и с другими универмагами, в том числе и региональными. И так то, что мы за два года нашили, за год удалось продать. 

- Как бы ни ругали госторговлю, как бы плохо про нее не говорили, но у нас к универмагам нет претензий. Потому что именно там мы нашли своего покупателя, - продолжает тему Марина. - И в универмагах на наши вещи адекватная цена. К закупке они добавляют не 300%, как предприниматели на рынках, а всего 30%. Получается, что на выходе наша юбка стоит где-то тысяч 250.



Марина и Дмитрий не исключают, что где-нибудь летом, когда начнут действовать требования техрегламента Таможенного союза, к ним все-таки придут и предприниматели. Потому что у них на фабрике все вещи продаются уже с сертификатами соответствия. 

- Единичные звонки с вопросом, есть ли у нас нужные документы, поступают и сегодня. Но ипэшники по-прежнему не хотят работать по предоплате, - говорит директор фирмы.

Чтобы поддержать бизнес в то время, когда собственная "швейка" не приносила желаемый доход, Сергеевы начали заниматься импортом. 

- Мы и сейчас на литовской фабрике покупаем пальто, а потом продаем их здесь, тоже через универмаги. Без этого нам бы вряд ли удалось сохранить свое производство.

Тем не менее выходить на экспорт со своими юбками и платьями предприниматели пока не спешат. Опыт коллег показывает, что времена уже не те, что раньше: в последнее время Россия сократила свои заказы у белорусских компаний примерно на 60%.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

Марина и Дмитрий надеются, что переломный момент в их бизнесе уже прошел и все трудности - уже позади. В том, что дела у них хорошо пошли не сразу, они никого не винят.

Теперь у них уже нет мыслей закрывать производство. И супруги строят планы по дальнейшему развитию.

 
-10%
-21%
-10%
-10%
-11%
-10%
-23%
-20%
-15%
-20%
0073029