104 дня за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. «Мы с вами не допустили гражданского раскола». Лукашенко и Кубраков поздравили милиционеров
  2. На продукты рванули цены. Где сейчас выгоднее закупаться — на рынках, в гипермаркетах, дискаунтерах?
  3. Двухлетний ребенок полгода не видел папу. Посмотрите, как сын встречает политзаключенного
  4. «В школе думали, что приводит бабушка». История Даши, у которой разница в возрасте с мамой 45 лет
  5. Служит в армии и копит на дом в деревне. В женском биатлоне — новая звезда (и она невероятно милая)
  6. Инициатива BYPOL выложила напутственную речь якобы экс-главы МВД по случаю его ухода с должности
  7. Эксперт рассказал, как правильно посеять семена и что делать, чтобы они взошли
  8. Родители не пускали дочь на учебу из-за ковида — и ее отчислили. Колледж: все законно
  9. В Viber появилась функция, которая должна защитить белорусов от звонков мошенников
  10. «Наш пессимизм не оправдался». Что сейчас происходит со стартап-сообществом в Беларуси
  11. «Утром ломились в подъезд». Что известно о массовых задержаниях блогеров и админов телеграм-чатов в Минске
  12. Что происходит в Беларуси 4 марта
  13. Перенес жуткое сотрясение, но вернулся и выиграл два Кубка Стэнли. Хоккеист, которым восхищается весь мир
  14. «Малышке был месяц, они ее очень ждали». Что известно о троих погибших в страшной аварии под Волковыском
  15. Протестировали, как работает оплата проезда в метро по лицу, и рассказываем, что из этого вышло
  16. «За полтора месяца мое душевное рвение ушло в минус». Минчанка продала квартиру и купила синагогу
  17. Все магазины Bigzz и «Копилка» не работают. Компания ушла в ликвидацию
  18. «Предложили снять, я отказался». Житель «Пирса» повесил на балконе БЧБ-флаг, а его авто забрал эвакуатор
  19. Беларусбанк начал выдавать потребительские кредиты. Какую сумму дадут при зарплате в 1000 рублей
  20. Две машины в Андорру, пять — в Эстонию, 121 — в Германию. Интересные факты об экспорте авто из Беларуси
  21. Год с коронавирусом. В какие страны сейчас могут слетать белорусы и что для этого нужно
  22. Для водителя, который прокатил на капоте гаишника, запросили 11 лет колонии усиленного режима
  23. «Парень выдержал полгода». История мотоциклистки, которая в 25 лет стала жертвой страшной аварии
  24. «Осторожно, тут могут быть бэчебэшники». Как в Купаловском прошел первый спектакль после президентских выборов
  25. Уволился декан ФМО БГУ Виктор Шадурский. Он возглавлял факультет больше 12 лет
  26. Носкевич: Уголовное дело Тихановского до конца месяца будет передано прокурору для направления в суд
  27. Медики написали открытое письмо главе профсоюза: «Мог ли врач промолчать и позволить опорочить имя убитого?»
  28. «Вместо 25 рублей — 129». Банк повысил предпринимателю плату за обслуживание в 5 раз из-за овердрафта
  29. Ловите весну. Как выглядит Минск в первые дни марта
  30. Как перекладывают «по карманам» долги госсектора и чем это чревато
реклама


/ Фото: Дмитрий Брушко,

Небольшое помещение на последнем этаже старого производственного здания в Заводском районе Минска. Именно отсюда три года назад началась история частного швейного бренда "Маника Белле". Это название на итальянский манер придумала белорусская семейная пара. Опыт ведения бизнеса у них был, начальный капитал, соответственно, тоже. Дмитрий Сергеев параллельно с новым бизнесом занимается производством мебели. А его жена Марина, до того, как стать директором собственной фирмы, работала бухгалтером. Сейчас она смеется: "Раньше чужие деньги считала, а теперь решила свои".
 
Что чуть не заставило Марину и Дмитрия закрыть бизнес и почему частник не смог договориться с частником – в репортаже корреспондента FINANCE.TUT.BY.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

- Мы открывали швейное производство, если можно так сказать, по идейным соображениям, - рассказывает Марина. – Как показывает практика, чем бы ты ни занимался, если это будет тебе интересно, то потом это обязательно начнет приносить и доход.
 
Сначала Марина и Дмитрий нашли недорогие производственные площади. Ставки аренды у них, наверное, самые низкие в городе - 5 долларов за "квадрат" плюс "коммуналка". Потом сделали в цеху косметический ремонт и купили оборудование. "Бэушные" машинки и прочие профессиональные швейные инструменты обошлись предпринимателям примерно в 8 тысяч евро. 
 
Правда, за три года работы, отбить своих вложений в дело у Сергеевых так и не получилось. О прибыли пока и говорить не приходится. 

Мы покупали ткани, платили зарплату работникам. В итоге склад оказался забит продукцией, а выручки - ноль. Дело в том, что первые два года работы мы попросту не могли найти того, кто бы согласился продавать наши платья, юбки и сарафаны, - озвучивает проблемы бизнеса, если можно так сказать, инвестор проекта Дмитрий. – Год назад мы были на грани того, чтобы вообще закрыться.

Марина Сергеева

В поисках рынков сбыта супруги Сергеевы объехали на машине Беларусь вдоль и поперек. Ходили по рынкам, общались с предпринимателями, предлагали свою продукцию на реализацию. Как ни странно, но наладить взаимовыгодное сотрудничество у частников с частниками так и не получилось.

- Единственного предпринимателя, который согласился с нами работать, нашли в Солигорске. Все остальные говорят: "Дайте на реализацию. А деньги мы вам потом заплатим". Никто не хочет вносить никакую предоплату за товар. Но брать на халяву – это плохая практика. Ведь на закупках в той же Москве или Турции им никто не дает вещи просто так, - рассказывает Марина позицию предпринимателей с рынков. – А нам как быть в таком случае? Откуда брать деньги на зарплату швеям, на покупку тканей!?

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

Дело в том, что когда предприниматель не вносит предоплаты за вещи, то он в любой момент может вернуть их обратно на фабрику. Удалось продать - значит, заработал. Если нет, то и здесь ничего страшного: все равно никаких материальных потерь продавец не несет. В отличие от производителя.

- Из опыта работы могу вспомнить: если мы отдаем что-то предпринимателям на реализацию, то оно у них долго просто висит. А потом в конце сезона они возвращают нам вещи в непонятном состоянии: помятые, а то и порванные, - делится опытом сотрудничества с ипэшниками Марина.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

Марина рассказывает, что предприниматели вообще не очень хотят торговать белорусской одеждой, потому что отечественный товар там не сильно пользуется спросом у покупателей. В палатках и "роллетах" хорошо продаются либо дорогие "брендовые" вещи, либо дешевый китайский ширпотреб.

- Чтобы продать подороже, предприниматели срезают нашу белорусскую лейбу, пришивают вместо нее турецкую – и тогда могут продать вещь подороже, - 
­раскрывают Сергеевы секреты продавцов-ипэшников. - Причем на этом они накручивают 300%. Например, мы им отпускаем те же юбки по 15-18 долларов. Это средняя цена закупки в Москве. А на прилавках они потом вывешиваются по 500-600, а то и по 700 тысяч.

Некоторые модели юбок, которые шьют на частной фабрике Марины и Дмитрия

Сегодня вся продукция этой частной швейной фабрики - дело рук всего двух швей. За день они успевают скроить десять, а то и двадцать юбок. Все зависит от сложности. Раньше в штате было шесть сотрудниц, но в кризисные для бизнеса годы с ними пришлось расстаться. 

Набираешь работников – им нужно платить зарплату. Начинаешь шить – это нужно куда-то продавать. А некуда... - объясняет Марина.

- Девочки, которые остались, - они просто золото. Мы с ними уже сработались, - присоединяется к разговору Дмитрий. - В среднем они получают по пять миллионов в месяц. И мы не задерживали зарплату, даже когда дела фирмы были совсем плохи. Потому что они свою работу сделали, а где нам взять деньги, чтобы с ними рассчитаться, - это уже наша проблема.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

В тот момент, когда на складе уже не было места для новых юбок, а на счету закончились деньги, бизнесмены Сергеевы уже было думали сворачивать производство. Но перед этим решили попытать счастье в последний раз и предложили сотрудничество уже не частникам, а госторговле.

- Год назад тогда пришли в торговый дом "На Немиге" с вопросом, можно ли у них продавать нашу продукцию. И нам сразу сказали: "Конечно. Приносите", - вспоминает Дмитрий. - Потом мы начали работать и с другими универмагами, в том числе и региональными. И так то, что мы за два года нашили, за год удалось продать. 

- Как бы ни ругали госторговлю, как бы плохо про нее не говорили, но у нас к универмагам нет претензий. Потому что именно там мы нашли своего покупателя, - продолжает тему Марина. - И в универмагах на наши вещи адекватная цена. К закупке они добавляют не 300%, как предприниматели на рынках, а всего 30%. Получается, что на выходе наша юбка стоит где-то тысяч 250.



Марина и Дмитрий не исключают, что где-нибудь летом, когда начнут действовать требования техрегламента Таможенного союза, к ним все-таки придут и предприниматели. Потому что у них на фабрике все вещи продаются уже с сертификатами соответствия. 

- Единичные звонки с вопросом, есть ли у нас нужные документы, поступают и сегодня. Но ипэшники по-прежнему не хотят работать по предоплате, - говорит директор фирмы.

Чтобы поддержать бизнес в то время, когда собственная "швейка" не приносила желаемый доход, Сергеевы начали заниматься импортом. 

- Мы и сейчас на литовской фабрике покупаем пальто, а потом продаем их здесь, тоже через универмаги. Без этого нам бы вряд ли удалось сохранить свое производство.

Тем не менее выходить на экспорт со своими юбками и платьями предприниматели пока не спешат. Опыт коллег показывает, что времена уже не те, что раньше: в последнее время Россия сократила свои заказы у белорусских компаний примерно на 60%.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

Марина и Дмитрий надеются, что переломный момент в их бизнесе уже прошел и все трудности - уже позади. В том, что дела у них хорошо пошли не сразу, они никого не винят.

Теперь у них уже нет мыслей закрывать производство. И супруги строят планы по дальнейшему развитию.

 
-10%
-35%
-70%
-20%
-35%
-15%
-20%
-20%
-10%