banner-upd

Публичный счет


/ Павел Свердлов,

Новость о том, что в Минске работает группа китайских товарищей, которая для Беларуси, можно было бы смело отнести к разряду сенсационных. Сергей Чалый подозревает, что наши экономические власти хотят услышать только один ответ: как бы сделать так, чтобы ничего не менять. Будут ли услышаны советы наших китайских друзей? Способны ли они создать программу, которая бы подходила стране и стала бы дорожной картой реформ?

Ответ на этот вопрос попробовал дать Сергей в очередной программе "Экономика на пальцах". Также говорим о давлении на Нацбанк со стороны Совмина, который требует , называя существующие 39-40% ненормальными. Чалый считает, что делать это рано, и попробует аргументировано дать ответ Мясниковичу.

Как обычно, помогал Чалому журналист Павел Свердлов.

Внимание! У вас отключен JavaScript, ваш браузер не поддерживает HTML5, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player.

Открыть/cкачать видео (472.27 МБ)

Внимание! У вас отключен JavaScript, ваш браузер не поддерживает HTML5, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player.

Скачать аудио (58.30 МБ)

Монетарная инфляция ускоряется. Движение в сторону снижения процентных ставок – это движение в сторону инфляции, которая может быть негативно воспринята населением через инфляционные ожидания, требование необходимого процента по вкладам в реальном выражении. На прошлой неделе Нацбанк принял решение о снижении ставки рефинансирования на 1% с 19 мая и ставки по постоянно доступным двусторонним операциями поддержки ликвидности. Последняя фактически определяет стоимость ресурсов для коммерческих банков.

Подразумевается, что если банки могут брать деньги на процент дешевле, они могут и выдавать кредиты тоже на процент дешевле.

Существует негласная привязка ставок по вновь открываемым депозитам для населения: ставка рефинансирования плюс 10%. Ставка рефинансирования важна для правительства. Когда рыночные процентные ставки велики, для реального сектора существует механизм компенсации процентной ставки из бюджета, привязанной к ставке рефинансирования. Когда процентные ставки оказались выше, чем обещал Нацбанк, расходы бюджета по компенсации оказались слишком велики. Главным обоснованием снижения ставки является повышение доступности кредита при одновременном сохранении высокого уровня доходности по рублевым депозитам.

Все сводится к тому, что процентные ставки высоки, только чтобы сдерживать девальвационные ожидания. В реальном выражении курс завышен. Чтобы избежать бегства из национальной валюты в иностранную, процентные ставки держатся на таком высоком уровне. Инфляция при таких процентных ставках действительно оказывается не столь велика. Чтобы экономика работала, ведут борьбу не с причиной, а с последствиями - высокими процентными ставками - через механизмы их компенсации за счет бюджета. Модернизация превратилась в механизм получения доступного кредита.

Есть вопрос с форума: "Выскажите свое мнение, насколько в процентах, по вашему мнению, на сегодняшний день переоценен белорусский рубль? Какой курс может установиться в случае неконтролируемой корректировки, если она произойдет с перелетом, как в 2011 году?".

При имеющихся высоких процентных ставках курс не переоценен, они поддерживают равновесие. Но если бы эти процентные ставки определялись на нормальном рынке, переоценка получилась бы около 15-20%. Вопрос о том, что будет, если ничего не трогать руками, отпустить и подождать. Нужно знать передаточный механизм влияния на цену изменения валютного курса. При 1% роста валютного курса внутренние цены растут на 0,6%. Валютный курс будет расти быстрее, а цены медленнее. Разница должна составить те 15-20%.

При нормальной денежно-кредитной политике максимальные изменения в номинальном выражении – около 50%.

В большинстве экономик долгосрочное стремление процентных ставок и рентабельности в промышленности стремятся к равенству. Но вовсе не потому, что ставки подгоняются под рентабельность. Процентные ставки – это управляющий механизм. Если хочешь, чтобы экономика росла быстрее, понижаешь ставки. Проекты, которые ранее были невыгодными, теперь становятся прибыльными.

То есть в правительстве начали шевелиться и обеспечивать рост ВВП на запланированном уровне.

Вроде отчитываемся о 1,1% экономического роста. Промышленное производство впервые с января прошлого года дало прирост 0,7%. Считается март к марту прошлого года. Но если смотреть апрель к марту, минус почти 8% за месяц. Пока мы разговариваем о структурной перестройке экономики, она в действительности происходит: какие-то отрасли уходят в депрессию, а какие-то продолжают рост даже в этих условиях.

Там, где речь идет о производстве сколько-нибудь сложной техники, направленной на конечный спрос конечных домохозяйств, все более-менее нормально. Это связано с тем, что доходы населения растут. Но как только речь идет о холодильниках, телевизорах, стиральных машинах, показатели падают. Мы теряли все эти отрасли, переходя на отверточную сборку из китайских компонентов. Но как только у людей есть средства, нет смысла покупать белорусскую сборку того же, что можно купить чуть дороже и лучше.

Продукция сколько-нибудь серьезной добавленной стоимости для потребительского рынка здорово теряет. Производство станков, автомобилей, оборудования связано с падением инвестиционного спроса в первую очередь в России. Структурная перестройка происходит таким образом, что мы постепенно теряем отрасли с высокой добавленной стоимостью, а рост проявляется только в сырьевых отраслях.

В правительстве готовятся создать рабочую группу по промышленному комплексу. Премьер-министр сказал: "Результаты прошлого года и четырех месяцев свидетельствуют о том, что традиционная модель развития промышленного комплекса исчерпала себя". За месяц должны быть выработаны концептуальные подходы и учтены в планах на 2015 год. Меры изменения макрополитики, имеющие долгосрочный характер, для нас революционны. Основная проблема неэффективности нашей экономики – неэффективность распределения ресурсов. Это и избыточная занятость на производстве, перераспределение финансовых ресурсов от прибыльных предприятий к поддержанию за их счет убыточных, странные критерии отбора этих проектов. Одна из идей сейчас – перераспределение финансовых и трудовых ресурсов в реальном секторе.

Подразумевается сокращение льготного кредитования. В рамках структурной перестройки рассматривается отказ от поддержки низкоэффективных предприятий и перераспределение ресурсов на перспективные отрасли. Предприятиям, существовавшим за господдержку, вероятнее всего, придется закрываться и освобождать рабочую силу.

Из экономического блока в правительстве уже начинают предлагать не отдельные вещи, а системный подход. Уже давно есть некий консенсус среди тех, кто вырабатывает эти идеи, внутри экономического блока правительства. Но главная проблема была в поддержке этих мер на самом верху.

Визит китайской экспертной рабочей группы


"Развитие Китая является хорошим примером нестандартного развития на основе традиций, истории и умелого понимания современных тенденций", - сказал министр экономики. Мы точно так же говорим, что развиваемся особым путем. Замминистра экономики Александр Ярошенко рассказал, в чем наша особенность: "Отвергли обвальную приватизацию, не приняли пассивную роль государства в регулировании социально-экономических процессов и тем самым сформировали свою модель социально-экономического рыночного развития". Мы обращаемся к Китаю, потому что их путь не такой, как у Запада.

Рынок без частной собственности с сильным государством.

"Основная черта белорусской модели – сильная государственная власть, которая поддерживает независимость и политическую стабильность. Постепенное развитие, а не шоковая терапия – основной наш принцип".

Мы отвергаем рекомендации МВФ, потому что все они базируются на приватизации. А Китай не предложит приватизацию.

Одна из рабочих групп будет направлена на МАЗ, который находится в процессе интеграционного объединения с КамАЗом.

Николай Снопков подчеркнул, что в Беларуси очень открытая экономика: "На нас прямо влияют кризисные явления и экономические шоки, которые мы наблюдаем в последнее время в странах, основных торговых партнерах. Поэтому еще более важна внутренняя сбалансированность, гибкость в экономической политике, концентрация на внутренних резервах". Берется правильный тезис, из которого осталось сделать следующий логический шаг. Но через запятую перечисляются совершенно противоположные выводы.

В 2011 году мы уже обращались за помощью к Китаю. Тогда была экономическая проблема, вербальные интервенции не помогли, действия Нацбанка по управлению курса не исправили ситуацию. Но обратиться к очевидным рекомендациям мы не можем, потому что они будут совпадать с советами чуждых нам вражеских МВФ. Тогда обращение к Китаю было не за советом, а за одобрением. Очевидное решение неприемлемо, и, понимая, что это нерациональное поведение, мы стараемся найти внешнюю поддержку правильности своих действий.

Не является ли появление китайцев сейчас таким же примером? Казалось бы, очень похоже на 2011 год, и такой вариант возможен. Но ситуация поменялась. Во-первых, сейчас китайцы общаются не с президентом, а с правительством. Во-вторых, приехали три рабочие группы, которые просматривают конкретные вопросы. В-третьих, в 2011 году и близко не было разговоров о системном подходе. Может быть, появление китайцев важно не правительству. Правительство зовет китайцев, чтобы они обосновали правильность наших структурных перемен. На следующем совещании у президента правительство будет отстаивать позиции с поддержкой тех, к кому президент уже однажды сам обращался. Чтобы получить поддержку на самом высоком уровне, надо обратиться к авторитету, который есть у президента. Если эта гипотеза верна, это неплохой ход.

Беларусь переживает ситуацию, очень похожую на китайскую. Многое, что мы считаем нашей специфической особенностью, уже многократно где-то встречалось. В модели, которая с конца 90-х внедряется в Беларуси, драйвером экономического роста являются государственные инвестиции. Мы столкнулись с ситуацией убывающей полезности: отдачи все меньше, эффективность падает.



Доля накопленных валовых инвестиций в ВВП в Беларуси. Вертикальная шкала – доля в процентах от ВВП. 2010 год – это пик. Понятно, что качество макроэкономической статистики в 1992-1996 годы было плохое, поэтому на эти данные смотреть не нужно. Но из относительно устойчивого уровня накопленных инвестиций линия графика уходит вертикально вверх. Доходит до практически 40% ВВП. По историческим меркам это много.

Смотреть нужно не на темпы экономического роста, которые у нас в 2006 году доходили даже до 10%, а на его качество. В странах, росту экономики которых завидовали в свое время (СССР в 50-60-е годы, "Азиатские тигры"), был экстенсивный рост, это значит увеличение факторов производства, например, рабочей силы. У нас росло количество станков, зданий, основных фондов.



Внизу – средний рост накопленного капитала в течение десятилетия (2001-2011 год). По вертикали – средний экономический рост на душу населения. Развитые страны находятся в самом нижнем левом углу. Там меньше всего накопления валового капитала. Ниже тренда находятся страны, где интенсивные качества (производительность) дают отрицательный вклад. Китай в самой дальней точке в правом верхнем углу. 40% и 9% экономического роста. В 2010 году мы были там же. А дальше действует закон убывающей полезности. Рано или поздно влияние экстенсивных факторов оказывается все меньшим.

На следующем графике показана динамика этих стран на фазовой плоскости.



Внизу по-прежнему доля накопленного фиксированного капитала, основных фондов ВВП. По вертикали – реальный рост ВВП на душу населения в процентах. Это кривые разных стран с высокими темпами экономического роста по годам. Закон убывающей полезности рано или поздно приведет к тому, что движение будет горизонтальным. Темно-синий цвет – одно из самых быстрых падений. Оно говорит о том, что там становится меньше не только отдача на капитал, но и влияние интенсивных факторов резко отрицательно. Резкое падение снизу вверх – это СССР. А красная линия – это Китай. Он находится в правом верхнем углу, но движение его такое же, как в СССР.

55% ВВП – это гигантская величина. Такого не было нигде, это неустойчивая величина. У нас неустойчивой величиной оказалось 40%. Но фактически и у нас, и у них экономический рост обеспечился за счет экстенсивных факторов. Экономический рост обеспечивается непропорционально большим вложением капитала. У нас ситуация такая же. Китайский опыт был бы полезен нам, если бы они знали, как с этим справиться.

Чтобы сбавить темпы до 25%, необходимо, чтобы инвестиции в течение 10 лет росли на 5% медленнее, чем ВВП. Это означает серьезное замедление экономики: с 9% до 3-4%. В свою очередь это ведет к замедлению всех экономик, которые сейчас питают Китай сырьем, а автоматически – падение цен на сырье. Риски жесткой посадки очень велики, и у них пока и близко не видно движения в эту сторону. Как только они видели уменьшение экономического роста, они вкалывали еще большую дозу.

Япония переживала смену модели экономического роста, и она 20 лет никуда не растет. Она осталась с огромным долгом, с помощью которого финансировались эти инвестиции. Рост не государственного, а частного сектора (корпорации и населения) в Китае идет сумасшедшими темпами. Нормальным переходом является движение по графику из верхнего правого в нижний левый угол, к странам с более устойчивым темпом развития. Китай сам не знает ответов и находится в том же теоретическим тупике. Поэтому нам стоит интересоваться их опытом, чтобы понять, что мы у них ничего не узнаем. Из этого можно сделать вывод, что мы просим не столько их совета, сколько используем как рычаг, чтобы протолкнуть их позицию на самом верху.
Впервые у нас есть консенсус внутри экономического блока о том, что старая модель не работает и нужны системные меры.

Об отмене нефтяных пошлин


Владимир Семашко объяснил отмену нефтяных пошлин: "Разные механизмы есть. Я думаю, самое главное – принципиальная договоренность, что это будет сделано". Он напомнил, что ранее президенты Беларуси и России договорились не заглядывать дальше 2015 года, так как ситуация динамически меняется. Нельзя более откровенно высказаться в подтверждение того, что мы говорили в прошлой передаче.

Газовые соглашения России и Китая


Развитие транспортной инфраструктуры в газовой сфере рассматривалось с отставанием. Еще со времени "Юкоса" возникла идея провести трубу в Китай и Владивосток. Если не сейчас, то уже никогда бы не договорились. Китай уже давно и плотно занимался строительством газопроводов из Центральной Азии. Поэтому если бы Россия сейчас не застолбила какую-то долю, она бы не смогла никуда вщемиться. Сопутствующие соглашения заключены в авиационной сфере. Будет сотрудничество по строительству субмагистрального пассажирского лайнера. Китаю предлагали половину доли на Дальнем Востоке на заводе по сжиженному газу. Китайцев пустили в проект по строительству московского метро. Это самая откатная отрасль. Отдать ее китайцам для русских значит наступить на горло собственной песне. В большинстве соглашений смысл такой: российское сырье, заводы по переработке на территории Китая, их деньги, их технологии. В России сняли ограничения на предельную величину участия китайского капитала в стратегических российских отраслях. Таким образом, пакет "Роснефти" может быть продан китайцам.

Как оценивать соглашения России и Китая?

Ситуация на рынках капиталов для России не очень удобная. Коммерческие займы, необходимые для реализации соглашения, будут стоить им 8-10%. Все это нужно учитывать в рентабельности поставок. Почему важно наличие порта во Владивостоке? Если ты строишь трубу к одному потребителю, ты сам зависишь от него так же, как он зависит от тебя. Наличие порта позволяет гибко реагировать на перепады конъюнктуры. С учетом ставки дисконтирования, все доходы, которые будут получены с учетом понесенных расходов, будут положительны, только если будет работать еще и владивостокский СПГ по цене 380 долларов за 1 тыс. м3. Иными словами, проект становится рентабельным, если все факторы совпадут наилучшим образом. В самом лучшем случае только с 2030 года соглашение будет иметь смысл, и все равно это будут поставки по себестоимости. Это соглашение – способ России застолбить место, и хвастаться здесь нечем, кроме геополитического прорыва.

Сам контракт не столь важен для Китая. Если бы Россия хотела сделать его для себя прибыльным, для этого достаточно было самих китайцев пустить в строительство инфраструктуры по российской территории. Очевидно, что выбран самый трудный и самый затратный путь. Для "Газпрома" выгод нет никаких, кроме того, что он пристроит свой газ. Есть выгоды для подрядчиков, которые будут заниматься строительством инфраструктуры. Но чтобы осуществить этот проект, пришлось пойти на уступки во многих других отраслях, которые закрепляют Россию в качестве сырьевого придатка в Китае.

Можно сделать вывод, что у России не будет денег для Беларуси.

Я пока не понимаю экономики этого проекта. Я не понимаю, когда пойдет отсчет этих 30 лет, откуда они возьмут газ, потому что сейчас его нет. Еще нужно вложить много денег, в ситуации, когда эти деньги надо заимствовать. В самом лучшем случае будет нулевая рентабельность. Это исключительно пропагандистский проект, который говорит, что есть не только Европа. Когда мы испортили отношения с Европой, нам тоже пришлось искать стратегическое партнерство с Китаем, которое пока не дает никаких результатов.

Мнение автора программы может не совпадать с мнением редакции TUT.BY.
Нужные услуги в нужный момент
-50%
-35%
-15%
-50%
-20%
-50%
-10%
-40%
-20%