banner-upd

Публичный счет


/ Павел Свердлов,

Партнер программы
В очередном выпуске Сергей Чалый завершил тему Украины, начатую в . 

Но вначале мы разобрали свежие экономические решения белорусских властей. 

Замедление инфляции вдохновило Нацбанк на . Снизить ставку позволила , рекордно низкая в этом году. Затем Нацбанк обнародовал : за два месяца она снизилась на 2,8 пункта. , предоставляемым банками юридическим лицам в белорусских рублях (без учета льготных), составил 36,6% годовых. Шестнадцатого июня Нацбанк избыточной ликвидности. 

Что означают для белорусской экономики эти действия регулятора? Ответ на этот вопрос попробовал дать Сергей Чалый. А затем он плавно перешел к теме , которая, по всей видимости, является следствием протекционистской направленности ЕАЭС. Зачем это нашей стране и куда это нас может привести?

Помогал Чалому журналист Павел Свердлов.

Внимание! У вас отключен JavaScript, ваш браузер не поддерживает HTML5, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player.

Скачать аудио (61.14 МБ)

Внимание! У вас отключен JavaScript, ваш браузер не поддерживает HTML5, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player.

Открыть/cкачать видео (434.72 МБ)

Произошло снижение ставки рефинансирования на 1%, теперь она составляет 20,5% годовых. Нацбанк озвучил прогноз на курс доллара к концу года – 10 700 – 10 800 руб. Это продолжение линейного ослабления с начала года. Нацбанк фактически признал, что режим валютного курса сейчас отличается от того, который вводился в 2011 году, это управляемый коридор, который они задают. К тому же классическая попытка управления ожиданиями населения.

Нацбанк также называл уровень, которого может достигнуть ставка рефинансирования до конца года – 20% годовых. Средняя ставка по кредитам – до 29% годовых. До сих пор работает негласное указание о том, что верхние ставки по депозитам в коммерческих банках не могут быть выше ставки рефинансирования плюс 10%. Понятно, что ставка по кредитам не может быть ниже, чем стоимость ресурсов для коммерческих банков. По-прежнему работает механизм принудительного снижения максимальной ставки по кредитам, вновь выдаваемым юридическим лицам. Средние процентные ставки за месяц становятся максимальными на ближайший месяц. Нацбанк целым рядом мер фактически заставил свернуть потребительское кредитование. Если дорогие ресурсы, коммерческие банки могут отдавать их только на такие же дорогие для потребителя кредитные продукты. К тому же сейчас проблема - найти качественных заемщиков.

Когда я комментировал воздержание от снижения процентных ставок месяц назад, на самом деле я хвалил Нацбанк. Если смотреть на индекс потребительских цен (1,2% за июнь), мы увидим, что ниже было только в августе прошло года. Но у нас довольно большая доля нерыночных цен, которые зависят от спроса и предложения, и в модели монополистической конкуренции они реагируют на количество денег в экономике и на руках населения. В базовом индексе потребительских цен на 0,5% больше, чем основная инфляция. Это означает, что работают административные механизмы по сдерживанию цен. Устанавливаемые цены растут медленнее, чем неконтролируемые.

Можно сравнить инфляцию за четыре первых месяца и за два последующих: 4,8% и 4,3%. За май-июнь она росла быстрее, чем с января по апрель. Пока инфляция очень высока. Помимо прочего, у нас подкорректировали прогноз уровня инфляции до конца года. Сейчас около 10% за полгода, на конец этого года планируется около 18%. Это означает, что в оставшийся месяц она должна быть менее 1%. Это в полтора-два раза меньше, чем нынешняя инфляция, которая и не была никогда меньше 1% в месяц.

Стоило ли снижать ставку рефинансирования?

Нерегулируемые цены растут и соответствуют максимальной планке платежеспособного спроса населения. Широкая денежная масса за последний месяц довольно серьезно выросла. В мае было снижение, а в июне – рост по всем параметрам: в наличных деньгах, на зарплатных карточках и рублевых депозитах. Горячих денег на руках стало больше.

Не связано ли это с тем, что Нацбанк изымает ликвидность?

Я к этому и вел. Действия последних недель, когда регулярно происходит изъятие избыточной ликвидности из банковской системы, говорят о том, что деньги есть, их много, и Нацбанк пытается переманивать их на процентные инструменты, чтобы они не шли на валютный рынок. Хотя политика высоких процентных ставок в отличие от 2012 года не сильно помогла изменить валютную позицию коммерческих банков. Совокупная валютная позиция банков несбалансированная: какая она валовая, такая она и чистая. Это говорит о том, что банки покупали валюту на себя и продолжают ее держать, не продают.

Монетарная инфляция, поведение широкой денежной массы, действия Нацбанка говорят о том, что денежно-кредитная политика и так оказалась слишком мягкой. В этой ситуации снижение процентной ставки не самый верный шаг.

Я удивился, почему инструмент антимонопольной политики не использовался так долго, ведь он лежал на поверхности еще с 2011 года. Повышение цены в ответ на снижение поставок, оказывается, нарушение антимонопольной политики. Но если производства понизят цены, но не будут поставлять полуфабрикаты в торговлю, антимонопольный орган может рассмотреть это как создание дефицита, который может привести к увеличению цен.

Цене на свинину уже некуда становиться ниже.

Очевидно, используются не прямые механизмы ценового контроля, а косвенные. С 22 июля вступает в силу закон о государственном регулировании торговли и общественном питании. Торговая инспекция Минторговли сразу начнет массовые проверки рынков и торговых центров. Если правительство давит на Нацбанк и просит снизить процентные ставки, Нацбанк не может снизить их из-за высокой инфляции, и тогда понижается инфляция. Эти инструменты как раз находятся в руках Минторга и Минэкономики. Аргументов у Нацбанка больше не остается.

Когда ты хочешь, чтобы какой-то показатель начал вести себя так, как тебе хочется, рано или поздно эти цифры перестанут отражать реальность. Нацбанк должен следить за инфляцией и только в том случае снижать процентную ставку.

Теперь все поставили с головы на ноги, инфляцию снижают руками. И показатель инфляции уже имеет малое отношение к реальности. Если в одном месте подкрутить, это вылезет в другом месте. Административными мерами не получится привести необходимые параметры в желаемое состояние, сохранив все остальное. Это возможно, но тогда эти параметры перестают отражать реальность, а возникнет параллельный рынок. Наша экономика находится в заравновесном состоянии, и игра параметров не приведет их в норму.

Неумение проводить приватизацию


Сроки по реализации интеграционных проектов сорваны. Я не верю, что МАЗ и КамАЗ объединятся, потому что для нас это становится все менее выгодным. В том виде, в котором КамАЗ интересует МАЗ, от МАЗа ничего не остается, кроме нескольких технологий и кабины. Им не нужно полноценное производство.

Конкурентоспособность МАЗа падает, утилизационный сбор усложнил положение. Из всех интеграционных проектов "Гродно Азоту" это нужно больше нам, чем покупателям. Предприятие уже пять лет нуждается в серьезной модернизации, в строительстве нового производства удобрений. Спрос внутри страны растет, мощности не увеличиваются, и на экспорт остается все меньше. Никто, кроме поставщика сырья, не может улучшить финансовое положение предприятия. За "Гродно Азот" можно было получить хорошие деньги.

Проблема с нашей приватизацией - не столько в завышенных ценах и обременениях условиями, сколько в отсутствии специалистов, которые могли бы провести эту сделку. Даже в сделке, приближающейся к финишной прямой, оказывается, что просто не хватает специалистов. С задержанием Жилина не осталось никого, кто мог бы продать "Гродно Азот".

Интерес России к МЗКТ, "Интегралу" понятен: идет очевидное встраивание производств в российские цепочки. "Гродно Азот" россиянам не очень нужен, потому что есть "Еврохим", который производит азотные удобрения. Если хочешь найти инвестора, надо предлагать какие-то условия. Раньше можно было продать на растущем рынке, а сейчас надо продавать на падающем.

Вопрос уже не столько в цене, сколько в гарантиях того, что предприятие будет обеспечено сырьем. Условия должны быть выгодны "Газпрому", потому что никто другой не станет покупать. У нас страшно запутана финансовая отчетность предприятий, непонятна его внутренняя норма рентабельности и условия хозяйствования: где продажи идут по установленным ценам, а где - по мировым, каков уровень господдержки? "Гродно Азот" - лакмусовая бумажка нашего умения проводить приватизацию. По успешности этого проекта можно будет сделать много выводов, способна ли Беларусь вообще проводить приватизацию.

В этот раз мы получили существенно более широкие ответные меры от Украины: они коснулись и кондитерских изделий, и молочки, ламп накаливания, холодильников, удобрений, пива и шин. Это тоже временная мера, но действует она до конца 2016 года, а не 2014 года, как у нас. Вероятно, сейчас договорятся таким же образом, как и раньше, отыграв все назад.

Нам сейчас сделали больнее, чем мы украинцам. Почему же Беларусь пошла на такие шаги, когда было очевидно, что будут ответные шаги?

Почти все торговые войны развиваются по сценарию ответных шагов, и в результате это приводит к взаимным потерям.

Крайне маловероятно было рассчитывать, что украинцы не заметят введения лицензирования на кондитерские изделия. Белорусы утверждают, что действовали в рамках полномочий, позволяющих вводить краткосрочные защитные меры, которые не вводят ограничений во внешней торговле. Но украинская сторона правильно заметила, что такие ограничения вводят на свободу принятия решений бизнесом. Но Беларусь не зря ссылается на Евразийский союз.

Георгий Гриц в интервью сказал, что "несмотря на подписание Киевом экономической части соглашения об ассоциации с ЕС, Беларусь отказалась исключить Украину из зоны свободной торговли СНГ". Если страны заключили соглашения о свободной торговле с третьими странами и это существенно увеличило импорт из этих стран, может быть принято решение об исключении ее из зоны свободной торговли. Георгий Гриц напомнил, что Беларусь отказалась это делать, а "теперь Украина сама дает повод пересмотреть это решение".

По мнению Георгия Грица, истинная причина подписания соглашения об ассоциации ЕС – желание сделать Украину рынком сбыта европейских товаров. С его точки зрения, задача ЕС – захватить рынок Украины, и для этого зачищается поле и вводится пошлина на белорусские товары.

А не в ответ на белорусские меры.

Если фраза, что такими действиями Украина дает повод пересмотреть белорусское решение, может послужить поводом, возникает вопрос, зачем мы все это делаем? Либо чтобы шантажировать этим фактом, либо это было одним из условий получения нами кредита, либо лицензирование – это провокационные действия.

Мы спровоцировали на ответные действия, и это повод отыграть назад ситуацию, которая не нравилась России.

Самый близкий к реальности российский аргумент озвучен Георгием Грицем: в Украине освобождается место для европейских товаров, а украинские товары пойдут к нам. Второй аргумент, что если не выставлять барьеров торговли с Украиной, то через нее пойдет экспорт из ЕС, не соответствующий требованиям ТС. Российская точка зрения – что несовместимы соглашения о свободной торговле с СНГ и ЕС, поскольку сутью экономического соглашения об ассоциации является глубокая всеобъемлющая зона торговли ЕС. В действительно все не так.

Украина – довольно крупная по европейским меркам страна, которая была тесно связана с Россией. Все прекрасно понимают, что сейчас стоит вопрос не столько экономического, сколько цивилизационного выбора. Возможно ли повторить побег из зоны нового Советского Союза, как это в свое время удалось Финляндии или прибалтийским странам? Насколько совместимо участие Украины в СНГ и ЕС?

Разница ТС и ЕС и их совместимость


Сразу можно отмести аргумент, что под видом украинских на российский рынок могут пройти европейские товары. Таможенные пошлины взимаются не по стране, откуда товар приходит, а по стране производителя. Есть достаточно четкие условия, при которых происхождение товара признается украинским. На таможне надо предъявить сертификат о стране происхождения товара, в торговых соглашениях есть специальные оговорки на этот счет.

Россия имеет право применять защитные меры в случае, если будет подтверждено увеличение угрозы рынку. Гипотетическая угроза не является для этого основанием. Пока нет оснований говорить, что эта угроза может материализоваться.

Гораздо более интересным является теоретический вопрос совместимости соглашений о свободной торговле с разными странами. Россия считает, что это несовместимые вещи. Эту точку зрения разделяют США. Европейская позиция противоположная. Есть два вида внешнеторговых объединений: Зона свободной торговли и Таможенный союз. Зона свободной торговли подразумевает снятие барьеров в торговле между участниками. Но при этом сохраняется суверенное право стран определять свою политику по отношению к третьим странам.

Таможенный союз подразумевает создание наднационального органа, которому делегируются полномочия стран - участниц ТС определять общую для всех таможенную политику по отношению к третьим странам. В этом и смысл ТС – ведение единой защитной политики. Страна, у которой есть соглашение о Зоне свободной торговли, может заключить еще одно соглашение о свободе торговли с кем угодно. А страна, находящаяся в ТС, такого сделать не может. Если Беларусь захочет двигаться в сторону ассоциации с ЕС, чтобы уменьшить барьеры для наших товаров на европейском рынке, то сделать этого не сможет без согласования с другими участниками ТС.

Текст соглашений для Украины готовился, когда было известно, что Украина состоит в зоне свободной торговли СНГ, и учитывал эти факторы. ЕС изначально не закладывал конфликтующих положений. Расхождения действительно могут быть. Главное расхождение происходит по санитарным и фитосанитарным нормам и сфере иммиграционной политики. Практика в аналогичных странах показывает, что такого рода расхождения не создают непреодолимых противоречий. По оценкам российской миграционной службы, почти 1,5 млн украинских граждан работают на территории России. По российской версии, половина из них может быть признана нарушителями миграционного законодательства. Потенциальная угроза может быть, но в настоящий момент о них нет сведений. Поэтому тот набор мер, который озвучивается российской стороной в качестве защитных, говорит о желании не защиты своего рынка, а нанести прямой и немедленный удар по украинской экономике.

И мы сейчас включаемся в эту игру?

Боюсь, что так. И все ради элементарной глупости, которая выросла из желания ограничить долю импортных товаров там, где отечественные производители теряют рынок. Логика импортозамещения вытекает из неравновесного состояния макроэкономики. Платой за поддержание макроэкономической стабильности является плохое финансовое положение нашего реального сектора. Высокие процентные ставки по кредитам, плохая задолженность, падение рентабельности, ухудшение конкурентоспособности, в итоге надо защищать внутренний рынок такими решениями. Ради сомнительных вещей мы готовы поставить под угрозу отношения между тремя странами. Это уже вопрос миллиардов долларов наших взаимоотношений. По всей видимости, решение принималось автоматически: лицензирование вводилось на товары, по которым мы теряем позиции.

В результате споров между Россией и Украиной мы могли получить выгоду с обеих сторон. Мы могли бы увеличить поставки нефти и нефтепродуктов. Ровно также мы могли бы возместить товары других категорий. Теперь же ради маленькой выгоды мы готовы ухудшить отношения с последним для нас рынком, который мог бы оказаться растущим.

Тактические проигрыши


В заданных условиях нет выхода, это политические ограничения. В России снова обратились к модернизации, и такое ощущение, что они заимствуют наш опыт. Есть утечки проекта национальной стратегии устойчивого развития до 2030 года. Подразумевается экономический рост, который не создает угрозы валютных и макроэкономических кризисов. До недавнего времени наш экономический рост стимулировался искусственно. Регулярные кризисы были имманентны природе нашего экономического роста.

Но в условиях, когда нет политически возможного пути стабилизировать внешний сектор через рыночный обменный курс, остается изобретать химеры.

Предлагается до 2030 года сформировать структуру экономики инновационного типа за счет создания высокотехнологичных производств. Звучит великолепно. Очень напоминает логику министра экономики Снопкова, который в 2012 году высказал идею создания новой экономики рядом со старой за счет большого количества иностранных инвестиций.

Но создание новых высокопроизводительных рабочих мест рядом с нереформируемым государственным сектором по факту уже провалилось. Это невозможно сделать без реструктуризации государственного сектора, который создает основную угрозу макроэкономической стабильности и не позволяет развиваться другому сектору.

Создание высокотехнологичных производств – это не решение задачи, не ответ на вопрос, как обеспечить устойчивый экономический рост. Это не ответ, а переформулированный вопрос. Нормального стратегического плана нет, потому что в этих условиях его невозможно разработать. Мы совершаем тактические шаги, которые ставят под угрозу условия нашего стратегического развития.

Austrian Airlines - европейская авиакомпания с великолепным сервисом и австрийским гостеприимством на борту, один из самых пунктуальных перевозчиков мира. Летайте по более чем 130 направлениям по всему миру через Вену с минимальной стыковкой 25 минут.

Стоимость перелета из Минска в Европу, например Брюссель, Рим, Цюрих - от 208 евро (туда-обратно, все включено). Бронируйте онлайн: www.austrian.com
Мнение редакции портала TUT.BY может не совпадать с мнением Сергея Чалого.
Нужные услуги в нужный момент
-20%
-20%
-45%
-26%
-15%
-20%
-50%
-11%
-20%