Офтоп


Фото Diomedia
Фото Diomedia
В месяц аналитикам венчурных фондов и бизнес-ангелам приходят по несколько тысяч идей, только 10% из них теоретически способны заинтересовать инвесторов. Что не так? Большинство предпринимателей не понимают особенностей венчурного бизнеса, не учитывают отраслевую специализацию фонда или вовсе предлагают инвестировать в нелегальные или противоречащие здравому смыслу фантазии. Forbes попросил бизнес-ангелов и управляющих партнеров венчурных фондов рассказать о самых безумных идеях, к ним поступавших.

Отсутствие фокуса

Попытка создать нечто всеобъемлющее, сразу огромное — один из самых частых грехов начинающих предпринимателей. В фонд Runa Capital однажды прислали проект портала, сочетающего в себе сервисы поиска лекарств в аптеках, бронирования гостиниц и кафе, блог-хостинг, новостную ленту, интернет-магазин сувениров, онлайн-кинотеатр, биржу труда, агрегатор скидок, социальную сеть для школ и политических партий. Все это планирует реализовать команда из трех человек, целевая аудитория проекта — южные регионы РФ, Украина и Индия.

Похожий проект отвергли и в Softline Venture Partners. Там стартаперы придумали веб-ресурс, удовлетворяющий абсолютно все потребности пользователя: от редактирования картинок до заказа авиабилетов и получения информации о пробках. "Как именно проект заменит собой весь интернет и для чего это надо, мы так и не поняли, бизнес-план нам не прислали, только схему функциональности в Paint, — смеется глава фонда Елена Волотовская. — А вообще следует придерживаться принятых стандартов презентационных материалов, излагать мысли ясно и коротко и не пытаться продать инвесторам "убийц Facebook".

Тайное знание

"Однажды мне предлагали инвестировать в "социальную сеть 4-го поколения" (хотелось бы, конечно, знать, какими были 2-е и 3-е поколения), — рассказывает бизнес-ангел Вячеслав Давыденко. — Основатель не рассказывал суть идеи, а разработкой у него занимались четыре человека, для которых он сам "нарезал" задачи так, чтобы никто из них не знал, что делает сосед".

Социальная сеть от издателя книг по эзотерике, "аналогов которой нет на рынке". "К сожалению, всех подробностей этой системы я не могу открыть через интернет, но уверяю, мы отобьем сразу же значительную аудиторию сайтов: vk.com, avito.ru, irr.ru. Срок запуска — 5 месяцев, требуемые инвестиции — 2 млн рублей" — такое предложение поступило в адрес Runa Capital. "Венчурному фонду, как правило, неинтересны очень нишевые проекты, которые невозможно масштабировать до серьезных размеров. Стартап должен решать массовую проблему, тогда шансы привлечь пользователей и быстро вырастить бизнес намного выше", — говорит управляющий партнер фонда Дмитрий Чихачев.

Оно зачем?

Венчурный партнер Bright Capital Илья Павлов на одном из конкурсов встретился с "темнариком" — фонариком, который "светит" не светом, а темнотой. "Отличное название, да и применений видится тьма…но нет такого феномена, на котором сегодня можно сделать "темнарик", — говорит эксперт.

Недооткрытие

В Bright Capital попала однажды презентация компании Black Light Power по добыче энергии из воды за счет плазменной технологии. И множество публикаций, и яркая команда, и инвестиции, и громкий PR с демонстрациями. "Все в компании было красиво. Одна маленькая деталь — теория добычи энергии базируется на новом типе водорода, который современная классическая ядерная физика пока не обнаружила", — уточняет Илья Павлов. По его словам, в фонд, работающий с наукоемкими проектами, обязательно надо нанимать специалистов с базовым естественно-научным образованием, чтобы сразу понять: не противоречит ли красивая идея элементарным законам физики.

Социалка или коммерция?

В венчурный фонд AddVenture однажды пришел проект по установке видеокамер в зоопарке. Цель стартапа — сделать аналог популярной игры про ферму, только не на виртуальных животных, а на реальных, чтобы люди вживую видели своих любимцев, могли покормить их, поиграть с ними. "Такой реальный тамагочи, — резюмирует Максим Медведев, управляющий партнер фонда. — Как социальный проект мне очень понравился, но вот к его коммерческому потенциалу большие вопросы".
Посевной фонд AddVenture работает с компаниями ранних стадий развития, и 95% присланных материалов оказываются в корзине. "В последнее время стало модно иметь свой стартап. Качество оформления презентаций изменилось в лучшую сторону, а вот степень проработки бизнес-модели осталась на том же низком уровне", — сетует Медведев.

Большие амбиции

Инвестиционный управляющий Александр Журба в далекой русской глубинке встретил амбициозный проект. Солидные профессора советской закалки на базе клуба юных техников собирались создавать технопарк. Просили всего $10 млн на запуск пилотного проекта — сверхзвуковых пассажирских самолетов на 6 посадочных мест.

Добро за деньги

У бизнес-ангела Игоря Рябенького есть целая коллекция глупостей. Главная тема таких бизнес-опусов — счастье для всего человечества. Например, проект по облагораживанию городского пространства. Помогаешь своему городу, отмечаешь в соцсетях, что хорошего ты сделал за день, и получаешь за это специальные призы. Или проект Mentor place — свидание менторов и стартаперов вслепую. Первые не знают, кому помогают, вторые — кто помогает. Главная цель — увеличить количество добра в мире. "Не понимаю, почему такие проекты приходят за венчурными инвестициями? Зачем фаундерам деньги, чтобы творить добро?" — удивляется Рябенький.
 
Нужные услуги в нужный момент
-50%
-35%
-15%
-20%
-34%
-10%