Личный счет


Аэлита Сюльжина,

В штате Флорида недавно удовлетворен самый крупный иск частного лица к табачной компании, которую суд присяжных обязал выплатить 23,6 миллиарда долларов вдове курильщика, скончавшегося в 1996 году от рака легких в возрасте 36 лет. Табачный концерн уличили в недостаточном информировании покупателей о вреде курения, сообщает "СБ. Беларусь Сегодня".
 
Фото Артура Прупаса, "СБ"
 
Как часто нам приходится слышать подобные известия! Причем многие думают: зарабатывать на защите потребительских прав — это все не про нас, невиданно и вряд ли возможно. И ошибаются.
 
Не игра в карты или казино и даже не рынок Форекс. 9 миллионов рублей за три месяца жительнице деревни Мачулищи Наталье Воронецкой помогли заработать судебные споры. Только с апреля по июль в суд Минского района она подала 92 иска о защите своих потребительских прав и возмещении морального вреда. 81 дело рассмотрено. 29 завершились мировым соглашением. В 12 случаях заявительница от претензий отказалась, договорившись с провинившейся стороной полюбовно. А в остальном — все беспроигрышно. Нарушают права потребительницы в основном торговые предприятия. Причем приведенные цифры — всего лишь эпизод. Методично и грамотно защищает свои права в судах Наталья Воронецкая уже несколько лет. И сегодня у нее есть факты и доказательства еще на 1,5 тысячи исков. Она уверена: практически все такие же, беспроигрышные...
 
Безусловно, до американских рекордов тут далеко. Однако масштабы явления можно оценить. Защитой прав потребителей у нас заняты Министерство торговли и соответствующие отделы, управления в гор–, райисполкомах и администрациях крупных городов. В общей сложности 189 госслужащих по стране. Они принимают жалобы и обращения граждан, помогают им в случае необходимости обращаться в суд. Так вот, за 2013 год госструктуры рассмотрели 10.311 обращений и составили 247 судебных исков. По Минску, где проблем, как правило, больше всего, статистика выглядит следующим образом: 1.231 заявление и 113 исков. Плюс меры по фактам нарушения правил торговли и прав потребителей может принимать, в том числе и оперативно, созданная 1 июля минувшего года Торговая инспекция. Это еще 34 сотрудника и примерно 2,5 тысячи протоколов. Если учесть, что Наталья Воронецкая подает примерно по 30 исков в месяц и это, следовательно, около 360 в год, то результативность ее личной деятельности, получается, на порядок выше, чем у всех сотрудников уполномоченных госслужб, вместе взятых. На каждого из них выходит, подсчитала, по 57 дел в год. Но в данном случае беспокоит совсем не это, а почва, на которой пышно расцвели иски, жалобы, протоколы, в принципе.
 
Почему гнилой, просроченный товар, обвес, обсчет — это, к великому сожалению, не казус, нонсенс, не что–то из ряда вон выходящее, а, как и 25 лет назад при социализме, реальность нашей жизни? Но тогда это хотя бы можно было объяснить тотальным дефицитом. А чем объяснить теперь, когда по ассортименту продукции наши гипермаркеты давно не уступают западным, но по уровню культуры торговля не продвинулась ни на йоту? Более того, залы торговли овощами и фруктами в некоторых гипермаркетах похожи на склад плохо перебранного товара. Покупатели вынуждены рыться в ящиках, выбирая что–то более–менее сносное по внешнему виду. При этом им даже не предлагают разовые перчатки...
 

 
По словам Натальи Воронецкой, нарушения в торговле, бытовом обслуживании и общепите у нас сплошь и рядом. Их даже долго искать не надо. В магазинах частенько продают продукты без удостоверений о качестве и безопасности или не могут их предъявить по первому требованию покупателя, как положено. Практически во всех кафе, пиццериях, где Наталья Анатольевна пыталась пообедать на скорую руку либо поужинать, заявленный вес ингредиентов не совпадал с фактическим. Более дорогие продукты заменялись дешевыми. А просроченных тортов, котлет, вареников и прочих яств на прилавках — хоть пруд пруди.
 
— Практически каждый мой поход в магазин завершается иском в суд, — констатирует Наталья Анатольевна. — Вот на днях купила два торта "Медовик" в торговой точке нашей крупнейшей розничной сети. Срок реализации — 36 часов. На прилавке простоял 5 суток. А ведь это лакомство, которое частенько покупают детям. В другом гипермаркете хотела купить колбасу. Взяла фасованную. Заплатила за 708 граммов. Когда в присутствии администратора взвесили, оказалось: вес завышен на 55 граммов. Это лишние 5 тысяч рублей, которые никому дарить не хочу.
 
Пришло время рассказать, кто же такая Наталья Воронецкая. Одно из последних мест ее работы — инспектор общества защиты прав потребителей. Два года назад, до внесения изменений в закон о защите прав потребителей, наряду с государственными органами эти организации были наделены правом общественного контроля порядка в магазинах, кафе и мастерских. Тоже составляли протоколы и готовили дела в суды. Если предположить, что действовали они с ретивостью Натальи Анатольевны, а порой готовы были закрыть глаза на нарушения, если провинившиеся работники соглашались прослушать курс лекций о правилах торговли, то становится понятно, почему в 2012 году законное право общественного контроля у них отняли. Более того, сейчас практически все они поставлены на грань выживания. Потому что, по закону, услуги гражданам, кроме экспертизы, должны оказывать бесплатно, компенсируя затраты 10 процентами штрафа от суммы выигранного иска. Ни грантов, ни субсидий, ни каких–либо источников существования для них не предусмотрено. Крупнейшее и старейшее Белорусское общество защиты потребителей, по словам его руководителя Анны Cуши, не может наскрести денег на оплату аренды помещения для организации.
 

 
В итоге их количество сократилось с 16 до 12. А на рынке труда в свободном плавании оказались грамотные и юридически подкованные сотрудники. Наталья Воронецкая — одна из них. Свой опыт и знания она конвертирует в деньги, делая при этом полезное дело — заставляя работников торговли уважать права потребителей. Кстати, заявления она не только подает в суд, но и направляет периодически в санстанцию, отделы торговли, главное управление потребительского рынка Мингорисполкома — в отношении некоторых сетей у нее десятки выигранных исков. И ничего. Говорит: найдут стрелочника, оштрафуют и принесут извинения. А назавтра все повторяется.
 
— К сожалению и очень плохо, что торговля дает для этого повод, — огорчена заместитель начальника управления защиты прав потребителей и контроля за рекламой Минторга Ольга Кравцова. — На одном из совещаний министр торговли выступил с предложением приостанавливать работу объектов торговли, в отношении которых выявляются систематические нарушения прав потребителей. Более того, мы инициируем включение в план подготовки законопроектов на следующий год изменения в закон о защите прав потребителей, где хотели бы поддержать общественные объединения, разрешив им получать не 10, а хотя бы 50 процентов судебных штрафов.
 
Безусловно, было бы лучше, если бы такие специалисты работали не в одиночку, а в интересах всего общества. А то, что права потребителей у нас игнорируют, убедилась на собственном примере. В январе ехала я из Березы в Минск поездом экономкласса межрегиональных линий. Был сильный мороз. В вагоне температура опустилась до 10 градусов. Замерзающие пассажиры вызвали помощника машиниста, не сумевшего ничего объяснить и не соизволившего даже извиниться. По факту трехчасового замерзания написала жалобу в книгу замечаний и предложений. В итоге получила только объяснения, что устранить неисправность не представилось возможным, и извинения заместителя начальника Минского вагонного участка и заместителя начальника депо по ремонту. Хотя, по сути, мне была предоставлена некачественная услуга и, по закону о защите прав потребителей, я имею право требовать компенсации. Ее не предложили — вот вам и повод для иска в суд. Кстати, это я сейчас вам описала типовую схему, по которой действует гражданка Воронецкая.
 
Что здесь интересно?
 
Сроков давности для обращений в суд о компенсации морального вреда потребителям нет и иски абсолютно бесплатны. Если, конечно, в угоду торговым сетям и прочим производителям услуг не внесут очередные изменения в закон о защите прав потребителей и это право у нас не отнимут. Некоторые юристы, с которыми довелось побеседовать при подготовке публикации, уже усматривают в деятельности Воронецкой некий намек на незаконную предпринимательскую деятельность.
 
В общем, этот новый социальный феномен требует внимания юристов, психологов и иных компетентных лиц. Так я думаю...
Нужные услуги в нужный момент
-30%
-13%
-10%
-23%
-35%
-20%
-10%
-50%
20170717