108 дней за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. Как заботиться о сердце после ковида и сколько фруктов нужно в день? Все про здоровье за неделю
  2. Россия анонсировала в марте совместные с Беларусью учения. В том числе — под Осиповичами
  3. На овсянке и честном слове. История Марины, которая пришла в зал в 33 — и попала в мировой топ пауэрлифтинга
  4. Что критики пишут о фильме про белорусский протест, показанном на кинофестивале в Берлине?
  5. «Молодежь берет упаковками». Покупатели и продавцы — о букетах с тюльпанами к 8 Марта
  6. Изучаем весенний автоконфискат. Ищем посвежее, получше и сравниваем с ценами на рынке
  7. Студентка из Франции снимала Минск в 1978-м. Показываем фото спустя 40 лет
  8. «Ушло вдвое больше дров». Дорого ли выращивать тюльпаны и как к 8 марта изменились цены на цветы
  9. На 1000 мужчин приходится 1163 женщины. Что о белорусках рассказали в Белстате
  10. «Можно понять масштаб бедствия». Гендиректор «Белавиа» — про новые и старые направления и цены на билеты
  11. У Марии Колесниковой истек срок содержания под стражей
  12. «Один роковой прыжок — и я парализован». История парня, который нырнул в воду и сломал позвоночник
  13. «Белорусы готовы работать с рассвета до заката». Айтишницы — о работе и гендерных вопросах
  14. «Я привыкла быть, как все. Но теперь это не так!» Как мы превратили читательницу в роковую красотку
  15. Я живу в Абрамово. Как неперспективная пущанская деревня на пару жителей стала «модной» — и передумала умирать
  16. Стачка — за разрыв договора, профсоюзы — против. Что сейчас происходит вокруг «Беларуськалия» и Yara
  17. Первый энергоблок БелАЭС включен в сеть
  18. «Хлеба купить не могу». Работники колхоза говорят, что они еще не получили зарплату за декабрь
  19. У бюджетников заметно упали зарплаты. Их обещают поднять за счет оптимизации численности работников
  20. «Танцуем, а мое лицо прямо напротив ее груди». История семьи, где жена выше мужа (намного!)
  21. «Очень сожалею, что я тренируюсь не на «Аисте». Посмотрели, на каких велосипедах ездит семья Лукашенко
  22. Автозадачка с подвохом. Разберетесь ли вы в правилах остановки и стоянки на автомагистралях?
  23. Акции в честь 8 Марта и заседание МОК по Беларуси. Онлайн дня
  24. Где поесть утром? Фудблогеры советуют самые красивые завтраки в городе
  25. «Если вернуться, я бы ее не отговаривал от «Весны». Разговор с мужем волонтера Рабковой. Ей грозит 12 лет тюрьмы
  26. «Прошло минут 30, и началось маски-шоу». Задержанные на студенческом мероприятии о том, как это было
  27. Минздрав опубликовал статистику по коронавирусу за прошлые сутки
  28. Еще 68,9 млн долларов. Минфин в феврале продолжил наращивать внутренний валютный долг
  29. BYPOL выпустил отчет о применении оружия силовиками. Изучили его и рассказываем основное
  30. Синоптики объявили желтый уровень опасности на 9 марта
реклама


От копеек и зарплаты в 90 рублей из 1970-х к миллионам 1990-х. В старых тетрадках содержится история не только целого поколения, но даже двух стран. Легче всего понять, как жили люди, заглянув в их расходы, пишет Citydog.by.



Вера Ивановна всю жизнь прожила в Минске, работала преподавателем в одном из вузов. Двое детей, муж – обычная минская мама с необычным хобби.

"Я была не очень ловкой хозяйкой, – рассказывает нам Вера Ивановна. – Замуж вышла еще в институте, и тогда оказалось, что нужно все знать, уметь вести хозяйство. А я оказалась к этому не готова. Поэтому и начала записывать расходы: сначала на каких-то клочках бумаги, они не сохранились. А с 1975 года завела отдельную тетрадь. И я же не делала этого ради истории. Скорее для того, чтобы как-то планировать, финансово дисциплинировать себя, как-то выкручиваться в той ситуации, в которой мы жили. Первое время я пыталась красиво линеить тетрадь, думала, буду все аккуратно записывать. Но такая организация оказалась очень неудобной, и я стала писать все просто подряд".



"Нам очень повезло, у нас была кооперативная квартира и в ней минимально необходимая обстановка, – продолжает Вера Ивановна. – Поэтому на наши маленькие зарплаты не приходилось тратиться на большие покупки. Муж работал по распределению в одном из исследовательских институтов, зарабатывал около 90 рублей. Меня после окончания института оставили на кафедре. И я тоже получала где-то до 100 рублей".



"Самые большие расходы у нас были на оплату коммунальной квартиры. Я помню, мы много лет выплачивали 12,5 рубля ежемесячно. Еще сколько-то уходило на коммунальные расходы и очень много – на питание. Может быть, это было связано с тем, что мы горожане и подсобного хозяйства у нас не было. Была дача, где мы выращивали какие-то фрукты и овощи, но этого было недостаточно. На одежду уходило немного. Время было такое, что особо и шиковать не приходилось. Все вещи очень береглись, передавались из поколения в поколение. Интересно, что в тетрадях есть записи о том, что муж получил одну сумму, а принес другую, меньшую. Потому что все остальное ушло на партвзносы, профвзносы, подписку, взносы в кассу взаимопомощи и т.д. Подписка была, конечно, не добровольная. На то, на что ты хотел бы подписаться, например "Литературную газету" или толстые журналы, такие как "Новый мир", была очередь, лимит. И если тебе не повезло – то уже где-то добывал, читал уже читанные газеты".



"Есть такая запись: "Если тратить в день столько-то, то не нужно будет одалживать деньги". Но не одалживать получалось редко. У нас был дом молодых людей, мы бегали друг к другу бесконечно, одалживали то рубль, то два, то пять до зарплаты. Но больше пяти рублей – очень редко. Я этого не любила, наверное, потому что могла взять у мамы и отдавать ей. Но напротив жила одинокая соседка, вот к ней мы могли обратиться, если нужно было идти в магазин – и не за что. Впрочем, как и она к нам могла иногда зайти".



"Довольно много мы тратили на книги и пластинки. У нас же кооперативный дом, и в нем жило очень много шоферов. И вот один из них как-то пришел к нам одолжить те самые три рубля. Он посмотрел на наш стеллаж с книгами и сказал: "Это целые “жигули”!" Мы, конечно, запомнили эту фразу на всю жизнь".



"Я не умела шить и вязать по-настоящему. Но я все это делала. Потому что тогда все перешивалось, покупались какие-то лоскуты, из которых что-то сшивалось. Тогда все мамы в песочницах, в вагонах: все вяжут, все вяжут, все вяжут. После рождения сына я сразу вышла на работу, потому что устраивалась на кафедру уже беременной, они это видели и ждали меня через пару месяцев после рождения сына. И получилось, что у меня была и работа, и ребенок, и рукоделие".





"Холодильник нам был подарен на свадебные деньги, а телевизора у нас очень долго не было. В 1969-м мы поженились, и только 1973 или 1974 году он появился. Я не помню, чтобы мы на что-то долго откладывали, скорее возвращали: родителям или в кассу взаимопомощи. Последняя, кстати, удобная вещь: мы брали несколько раз деньги, например, на поездки. Обычно все лето дети проводили на даче, но дважды мы выезжали отдыхать: один раз в Запорожье к родственникам, они могли взять недорогие путевки в дом отдыха от "Запорожстали"; и один раз выбрались в Сочи".





"Самая запомнившаяся покупка – это, наверное, стиральная машина "Малютка". До ее покупки все стиралось (и стиралось ежедневно) руками. Не так это было тяжело, как было жалко потраченного времени. На большие стирки, конечно, ходили в прачечные самообслуживания, но для похода туда тоже нужно было получить талон. Есть запись, что на машинку отложено 35 рублей. Это был 1982 год – не такие уж и большие деньги, ведь дело было не в деньгах, а в том, что эту "Малютку" невозможно было добыть. И я уговорила мужа, чтобы он просил своего отца, который был ветераном войны, заняться получением этой техники. А отец мужа был настоящим коммунистом и считал, что должен быть как все, поэтому уговорить его на такую покупку было очень сложно. Не только я упрашивала мужа, но и моя мама. И потом я все время чувствовала себя очень неловко, что я его заставила куда-то обращаться ради этой машины.

В те времена вообще не было понятия "купить", было "достать". Мы знали, что существует, например, бытовая техника, но в магазинах ее не было. Мы хотели купить соковыжималку на дачу, чтобы не пропадали яблоки. Соковыжималки существовали, но добыть их было невозможно. Нам повезло: мой брат два года преподавал в Алжире и у него были какие-то сертификаты или бонусы, я уже не помню, которые он мог отоварить в двух магазинах: "Березка" и "Ивушка". И в них можно было купить что-то за валюту. И вот он купил там соковыжималку. Конечно, мы возвращали ему деньги, но в рублях, потому что это был очень дорогой подарок.

Или вот еще один случай: нам хотелось обложить кафелем ванну. То есть не всю, а полосочку кафеля вдоль ванны. И мама подключала знакомых знакомых через знакомых, чтобы найти тех, кто это сделает. И делала ведь какая-то государственная структура, частников тогда не было, но на нее все равно нужно было выходить такими путями. И очень долго бороться за два рядочка кафеля в ванной".



"Очень сложно было в перестроечные годы. Когда зарплата резко упала, и вся она была около 10 долларов. Я, правда, доллары тогда не видала и, если бы мне их показали, ни за что бы не узнала. И деньги все время изменялись в стоимости, все время росли: копейки, рубли, тысячи, миллионы. И мне все время казалось, что я где-то обсчиталась, что кто-то неправильно дал мне сдачу".





"Когда сын женился, шел 1991 год. И я ему сказала, что если он не хочет, чтобы его жена стала лошадью, то нужно покупать бытовую технику. Потому что не столько сил, сколько времени, жизни уходит на эти бытовые вещи: готовку, стирку, мытье посуды. Но сейчас купить все необходимое гораздо проще, чем в наши годы. Поэтому главное – радоваться тому, что есть сейчас. Мы в молодости мало думали о деньгах и умели быть счастливыми. Вчера – это история, завтра – это тайна. И есть такой принцип: "Не сравнивай, не гордись, не завидуй". Мне он всегда помогал и, я думаю, кому-то еще тоже может помочь". 

Читайте также:

Как живут молодые минчане на 300 $ и 3 000 $ в месяц>>
"С коренными не пересекались" – как наши бабушки становились минчанками>>
"Заработали мы 1 400 рублей" – как летом подрабатывали наши родители>>

-50%
-30%
-20%
-15%
-33%
-5%
-30%
-15%
-30%
-30%