107 дней за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. «Скорее ад замерзнет». В МИД Литвы отреагировали на требование о выдаче Тихановской
  2. Динаре Алимбековой не хватило секунды, чтобы выиграть медаль в спринте на КМ по биатлону
  3. МАРТ — ЕЭК: Беларусь не нарушает своих обязательств по применению ассортиментных перечней товаров
  4. Что критики пишут о фильме про белорусский протест, показанном на кинофестивале в Берлине?
  5. Генпрокуратура возбудила уголовное дело против BYPOL
  6. Минское «Динамо» проводит третий матч Кубка Гагарина против СКА. Онлайн
  7. Кто стоит за BYPOL — инициативой, которая публикует громкие расследования и телефонные сливы
  8. Оперная певица, которая троллит чиновников и силовиков. Кто такая Маргарита Левчук?
  9. «Кошмар любого организатора». Большой фестиваль современного искусства отменили за сутки до начала
  10. Минздрав сообщил свежую статистику по коронавирусу в стране
  11. «Вместо 25 рублей — 129». Банк повысил предпринимателю плату за обслуживание в 5 раз из-за овердрафта
  12. «Хлеба купить не могу». Работники колхоза говорят, что они еще не получили зарплату за декабрь
  13. У кого больше? Подсчитали, сколько абонентов у A1, МТС и life:)
  14. Стачка — за разрыв договора, профсоюзы — против. Что сейчас происходит вокруг «Беларуськалия» и Yara
  15. На 1000 мужчин приходится 1163 женщины. Что о белорусках рассказали в Белстате
  16. Стильно и минималистично. В ЦУМе появились необычные витрины из декоративных панелей
  17. «Очень сожалею, что я тренируюсь не на «Аисте». Посмотрели, на каких велосипедах ездит семья Лукашенко
  18. «Парень выдержал полгода». История мотоциклистки, которая в 25 лет стала жертвой страшной аварии
  19. «Прошло минут 30, и началось маски-шоу». Задержанные на студенческом мероприятии о том, как это было
  20. Лукашенко рассказал, что сделал бы, «если бы в стране была настоящая диктатура» и о своем «дворце»
  21. Где поесть утром? Фудблогеры советуют самые красивые завтраки в городе
  22. Насколько хорошо вы понимаете логику приговоров. Попробуйте себя в роли судьи. Игра
  23. На ЧМ эту биатлонистку хейтили и отправляли домой, а вчера она затащила белорусок на пьедестал
  24. Оловянное войско. Как учитель из Гродно преподает школьникам историю с солдатиками и солидами
  25. Не с того начали. Бизнес-союз резко ответил на предложение МНС побороться с зарплатами в конвертах
  26. На воскресенье объявлен оранжевый уровень опасности
  27. Госконтроль заинтересовался банками: не навязывают ли допуслуги, хватает ли банкоматов, нет ли очередей
  28. Лукашенко: КГБ вам в ближайшее время расскажет, сколько сюда тротила завезли. И даже пластита
  29. Надпись в книге, провластные автопробеги и акции солидарности. Что происходит в стране 6 марта
  30. «Танцуем, а мое лицо прямо напротив ее груди». История семьи, где жена выше мужа (намного!)
реклама


Руслан Горбачев,

Фермер Михаил Барейша, основатель хозяйства "Росток плюс", рассказал "Салідарнасці", как обманывают покупателей в магазинах и что нужно сделать, чтобы Беларусь сама обеспечивала себя яблоками.

Захожу в магазин торговой сети "Соседи", чтобы купить яблок. На прилавке фрукты из разных стран. Самые доступные по цене – из Польши и Беларуси. Килограмм польских яблок дороже белорусских всего на 550 рублей, но внешний вид их не сравнить с помятыми отечественными фруктами.
 
 
Между тем Александр Лукашенко, посещая Гродненскую область, заявил: "Мы должны уйти от импорта яблок, плодов вообще. Это мы можем производить сами".
 
Чтобы разобраться, может ли страна сама обеспечивать себя качественными яблоками, корреспондент "Салідарнасці" отправился в деревню Озеро Узденского района к руководителю фермерского хозяйства "Росток плюс" Михаилу Барейше.

 
– Михаил Владимирович, почему импортные польские яблоки, лежащие на прилавках наших магазинов, красивее и всего лишь чуть-чуть дороже белорусских?
 
– А вы уверены, что это польские яблоки, а не белорусские? Зачастую это всего лишь польская этикетка.
 
– Зачем на белорусские яблоки клеить польскую этикетку?!
 
– Когда на белорусском яблоке польская этикетка, на него можно сделать большую торговую наценку. Такое с нашей продукцией встречается сплошь и рядом. Это делает торговля. Властным структурам хочется, чтобы торговая наценка и цена на белорусское яблоко были ниже.
 
Вот наши яблоки сорта "Ред Фри" – того же сорта, что поставляют из Польши.
 
И как отличить: в Беларуси они выращены или в Польше? Я вам скажу, что их не отличишь. На самые захудалые яблоки можно повесить белорусскую этикетку, а на самые красивые – польскую. Это делается сплошь и рядом.


 
– Куда попадает выращенное в вашем хозяйстве яблоко?
 
– За редким исключением попадает на стол белорусу. У нас бывают залетные российские предприниматели, но это случается нерегулярно и нечасто. В основном мы продаем яблоки напрямую в Минск в торговые сети. В "Азарэнне", "Парничок", магазин "Бульбачка" на улице Сурганова.
 
– Сколько стоят ваши яблоки?
 
– Сегодня в зависимости от сорта и качества мы продаем магазинам килограмм за сумму от 4 до 7 тысяч рублей. "Ред Фри" продаем за 8 тысяч рублей. Грушу – от 10 до 13 тысяч. Итоговую цену я не знаю.
 
– Расскажите, пожалуйста, о своем хозяйстве. Что в него входит?
 
– На сегодня у нас 57 гектаров сельхозземель, из них 40 га – под садами. Около 6 га – питомники и маточники. Остальные земли не пригодны для садов и питомников и используются для выращивания овощей.
 
Кроме нас с женой, в хозяйстве работают еще 7 человек. На сбор яблок приглашаем сезонных работников. Техники, в принципе, хватает, есть трактора, автомобили.


 
– Вы изучали опыт выращивания яблок в Германии, Голландии, Польше. Чем отличается роль государства в этом вопросе в западных странах и у нас?
 
– Вы, наверное, слышали, что у нас действует государственная программа по развитию садоводства. Первая окончилась в 2010 году, вторая завершится в 2015-м. Не знаю, будет ли она продлеваться.
 
В западных странах, странах Балтии на участие в государственной программе может претендовать любой человек. При вхождении в программу государство возвращает фермеру часть затрат: на покупку саженцев или обустройство хранилищ.
У нас по-другому. Первое отличие: садоводство субсидируется, то есть государство полностью (а не частично) оплачивает затраты.
 
Второе отбор в государственную программу субъективен. Чиновники решают, включить ваше хозяйство для участия в ней или нет. Зачастую в программу не попадают те хозяйства, фермеры, предприятия, у которых есть предпосылки для развития садоводства, есть опыт, есть необходимая техника. И попадают те предприятия (государственные и частные), которым и сад-то не нужен, и техники у них нет, а главное - нет людей, которые могли бы развивать садоводство.

 
– Если бы государство более умело выбирало адресатов субсидий, то садоводство развивалось бы в стране успешнее?
 
– Я думаю, что субсидии – это халява. А халява никогда не ценится. Кроме того, это не рыночный принцип. Думаю, правильнее было бы удешевлять саженец, строительство хранилищ, более интенсивно использовать лизинг садоводческой техники. Тогда бы в садоводство пришли не те, кому субсидии дали по разнарядке, а те, кто умеет, хочет и знает, как развивать садоводство.
А то получает предприятие субсидии при одном руководителе, а приходит другой, которому садоводство не нужно, и сад загибается.
 
Что я подразумеваю под словами "удешевлять" саженец? То, что во многих странах государство, к примеру, возвращает фермерам половину стоимости саженца. И я подчеркиваю: всем, а не избранным. Фермер, получая помощь от государства, вкладывает и свои деньги. А за свои деньги, если они пропадают, людям становится больно.
 
Может быть, мое мнение ошибочно, но я считаю, что схемы, принятые на Западе, более эффективны.

– Вы включены в государственную программу?
 
– Уже нет. По той причине, что у нас 40 гектаров сада, а критерий для участия в ней составлял 50 га. Хотя я участвовал в первой программе. Видимо, потому, что мы могли выращивать саженцы плодовых культур, которые тогда были в дефиците.
 
– Что дало вам участие в программе?

– Субсидий я не получал. Но я получил возможность взять маленькие беспроцентные кредиты, которые в течение трех лет добросовестно вернул. Но, к сожалению, эти кредиты составляли всего лишь 2-3% тех затрат, которые я понес, создавая питомники и сады.


 
– Про роль государства мы поговорили, теперь о технологиях. Какую урожайность яблок получают в западных странах и у нас?
 
– Как правило, лучшие наши хозяйства получают 30 тонн с гектара. Лучшие. У них средние хозяйства получают 60-70 тонн.
 
– Это связано с климатическими условиями?
 
– Возможно, но не думаю, что это существенный фактор. Польские хозяйства, граничащие с Гродненской и Брестской областями, находятся с нами в одинаковых условиях.
 
– Чем технология выращивания яблок в западных странах отличается от нашей?
 
– Сады у них по размеру меньше: в основном до 30 га. Больших садов, как правило, нет. Поэтому можно ухаживать практически за каждым деревом.
 
Еще одно отличие: у них сады более плотные. На единицу площади идет гораздо больше затрат и, соответственно, на единицу площади получается урожайность в разы большая, чем у нас. И яблоко зачастую лучшего качества. В западных странах применяют больше средств защиты растений, подкормок, удобрений, стимуляторов и т. д.
 
Кроме того, у них есть сортировочно-калибровочные пункты, которые обеспечивают хорошую сортировку. Яблоко зачастую парафинируют, и под слоем парафинообразных веществ оно не высыхает, не теряет вида и хранится дольше.
 
Но неправдой будет сказать, что белорусские садоводы ничего не знают и не умеют. За время работы программы по развитию садоводства появилось очень много специалистов и энтузиастов, которые могут работать с садами, которые ездят за опытом за рубеж. Работает ассоциация "Белсадпитомник", которая позволяет людям учиться.


 
– Глава Гродненской области Владимир Кравцов сказал президенту, что у нас единственной проблемой при производстве яблок является недостаток хранилищ. Что вы скажите по этому поводу?

– Для меня это больной вопрос. Потенциальная урожайность наших с дочерью участков составляет 2000 тонн. А хранилище у меня на 400 тонн. В настоящее время можно взять на строительство кредит под 35%, но это будет для меня самоубийством. Развиваю я свое хозяйство исключительно за счет собственной прибыли. Так что в ближайшей перспективе я не вижу для себя возможности строить хранилище.
 
Пока с горем пополам выкручиваемся. Как я сказал, 400 тонн мы можем хранить. В какой-то мере можем хранить часть яблок до нового года в ангарах. Но со временем выкручиваться будет сложнее. Деревья становятся старше и приносят больше плодов.
 
– Михаил Владимирович, вы почти 20 лет занимаетесь яблоками. Это вообще прибыльное дело? Заработали вы на этом?

– Сказать, что это суперприбыльное дело, нельзя. Но поскольку хозяйство существует, приобретает технику, обустраивается, то значит, дело прибыльное.
 
В то же время я не представляю себе поездку в отпуск на Канары. Все, что зарабатывается, сразу же вкладывается. К сожалению, производство у нас сезонное. Прибыль получаем в конце года. А удобрения и средства защиты мы покупаем, в лучшем случае, в марте. То есть инфляция постоянно съедает значительную часть нашей прибыли.
 
Инфляция для нас очень губительна. Это сдерживает развитие хозяйства. К тому же она подстегивает банковский процент по кредиту.
 
У меня гостил немецкий фермер Йозеф Шнайдер. Он сказал: "Михаил, у тебя все хорошо, пойди к своему банкиру и скажи: если дашь мне деньги, то мой оборот через два года удвоится и будет расти сумасшедшими темпами. И у тебя в банке будут деньги". Мне оставалось только улыбаться.


-7%
-15%
-10%
-25%
-20%
-20%
-10%
-10%