Эксклюзив


/

Уголовные дела в отношении могилевского бизнесмена и сенатора Виталия Костогорова, экс-главы "Белнефтехима" Игоря Жилина и директора Витебской бройлерной птицефабрики Анны Шарейко – лишь самые громкие коррупционные скандалы последнего времени. А сообщения о злоупотреблении служебным положением чиновников появляются в новостной ленте чуть ли не каждую неделю. "Преступные действия нечистых на руку управленцев вызывают утрату доверия к органам власти", – дал оценку такому положению дел Александр Лукашенко на совещании 31 июля. Тогда президент потребовал подготовить единый законопроект о борьбе с коррупцией. Документ не заставил себя ждать: уже 12 августа он был вынесен на общественное обсуждение. Оно продолжается до сих пор.
 
Глава государства сразу предупредил, что "это будет старый закон с дополнениями и новеллами". Так и получилось. По большому счету новую редакцию антикоррупционного закона от старой, образца 2006 года, отличают лишь три пункта. Во-первых, впредь будет запрещено назначать на руководящие должности тех, кто уже провинился на этом месте. Во-вторых, злоупотребивших властью чиновников лишат пенсионных надбавок, которые положены госслужащим. В-третьих, должностных лиц (а в некоторых случаях и их родственников) заставят отчитываться о доходах и расходах, а также декларировать дорогое имущество.
 
 Новый закон в представленном на общественное обсуждение виде никак не поможет в борьбе с коррупцией. Все изменения, которые предлагаются,  просто "для галочки", чтобы отчитаться о якобы планомерной работе по выявлению фактов злоупотребления властью, – уверены юристы белорусского Центра по правам человека.
 
Почему предложенные изменения не решат проблему и что действительно поможет победить коррупцию в Беларуси? Об этом корреспондент FINANCE.TUT.BY поговорил с председателем Центра по правам человека Галиной Левиной и юристом этой общественной организации Андреем Левниковым. Они также приняли участие в общественном обсуждении и уже отправили свои предложения во все заинтересованные органы. Содержание аналитической записки правозащитников в корне отличается от официальной версии документа. 
 
Председатель Центра по правам человека Галина Левина и юрист Андрей Левников


Почему за коррупцию сегодня никого нельзя осудить? 

Всех коррупционеров в Беларуси судят по уголовным делам. Но главный парадокс в том, что сама по себе коррупция преступлением не является. Такого понятия попросту нет ни в Уголовном кодексе, ни в Кодексе об административных правонарушениях: этот термин ни разу не упоминается в этих документах.
 
– Как правило, чиновников судят за превышение служебных полномочий. Все дела проходят по 35-й главе Уголовного кодекса. Это "Преступления против интересов службы": злоупотребление властью, бездействие должностного лица, подлог, халатность, взятки и прочее, – объясняет сегодняшнюю практику борьбы с коррупционерами Галина Левина.
 
В данном случае юристам абсолютно непонятен смысл 19-летней работы госорганов по совершенствованию уголовного законодательства в данной сфере и принятия в 2006 году по сути декларативного Закона "О борьбе с коррупцией".
 
– В 20-й и 21-й статьях закона четко определен перечень коррупционных правонарушений. Но по ним никого не судят: норма не применяется, потому что для этого нет оснований, – говорит юрист. – Да, в Уголовном кодексе есть понятия, схожие с теми, что прописаны в Законе "О борьбе с коррупцией". Но в большинстве своем они размыты и на практике позволяют привлечь должностных лиц к ответственности даже за нарушение правил внутреннего распорядка организации, если кто-то посчитает, что эти действия направлены против государственных интересов. 
 
Читайте также:
Стоит отметить, что новый законопроект предполагает приведение других нормативных правовых актов в соответствие с изменениями, которые будут приняты.

 

"Судить нельзя помиловать": где поставить запятую, часто решает не суд, а сами чиновники 

Объяснение, что такое коррупция, сегодня дается лишь в профильном законе. В новом документе определение останется без изменений. 
 
Статья 1 Закона "О борьбе с коррупцией" (в обеих редакциях):
 
Коррупция  умышленное использование государственным должностным или приравненным к нему лицом либо иностранным должностным лицом своего служебного положения и связанных с ним возможностей, сопряженное с противоправным получением имущества или другой выгоды в виде услуги, покровительства, обещания преимущества для себя или для третьих лиц, а равно подкуп государственного должностного или приравненного к нему лица либо иностранного должностного лица путем предоставления им имущества или другой выгоды в виде услуги, покровительства, обещания преимущества для них или для третьих лиц с тем, чтобы это государственное должностное или приравненное к нему лицо либо иностранное должностное лицо совершили действия или воздержались от их совершения при исполнении своих служебных (трудовых) обязанностей.
Кого можно привлекать к ответственности за коррупцию, в обеих редакциях закона тоже определено. Это весь чиновничий аппарат страны, высшие должностные лица, включая президента, депутаты, правоохранители, военнослужащие и администрация госпредприятий.

– Главная проблема заключается в том, что перед законом они не все равны. Сегодня в отношении многих должностных лиц довольно сложно просто возбудить уголовное дело, не говоря уже о привлечении их к реальной ответственности, – рассказывает о нынешней практике юрист Центра по правам человека Андрей Левников.
 
Это "исключение" касается депутатов, сенаторов, судей, прокуроров и лиц, включенных в кадровый реестр главы государства, – всего в списке около сотни должностей. В него среди прочих входят и все члены облисполкомов, руководство городских администраций, ректоры вузов и "руководители иных важнейших организаций".

 
– Нормативная база такова, что если в следственные органы с жалобой на коррупционные действия этих чиновников обратится простой пенсионер, рабочий или служащий, то дело вряд ли получит ход. Потому что с момента подачи такого заявления автоматически включается особая процедура самозащиты коррупционной системы и ее участников, – говорит юрист.
 
И это вовсе не милицейский беспредел, а законный "иммунитет", дарованный сотням госслужащих. Все регламентировано главой 49-й Уголовно-процессуального кодекса. Там прописан особый порядок "Производства по уголовным делам в отношении отдельных категорий лиц". Его суть в том, что для начала следственных действий в отношении широкого перечня служащих необходимо получить предварительное согласие на это их начальства, а иногда и вовсе руководства страны. Исключение может быть только в том случае, если преступник изменил государству или был взят с поличным.
 
– Этих норм первоначально не было – перед законом все были равны, – вспоминает Андрей Левников. – Эти изменения были приняты в 2006 году. Получается, что тысячи должностных лиц, против которых и направлено антикоррупционное законодательство, практически невозможно привлечь к ответственности.
 
– Под суд идут только те, на кого указали пальцем. При этом четкой схемы по борьбе с коррупцией, о которой много говорится, нет, – продолжает тему председатель Центра по правам человека Галина Левина. – Практика показывает, что сегодня гражданам практически бесполезно оспаривать решения чиновников. Органы исполнительной и судебной власти у нас очень связаны. Особенно в регионах.
 
Юристы уверены, что главное, что поможет свести к минимуму коррупционные схемы – это открытость и равенство всех перед законом. Эти нормы прописаны в Конституции.
 
– В антикоррупционной практике сегодня приняты и, главное, работают нормы, которые идут вразрез и с нашей Конституцией и с мировой практикой. Эти противоречия необходимо учесть и снять вместе с принятием закона в новой редакции, – уверена Галина Левина.
 
Статья 7. В Республике Беларусь устанавливается принцип верховенства права. Государство, все его органы и должностные лица действуют в пределах Конституции и принятых в соответствии с ней актов законодательства. Правовые акты или их отдельные положения, признанные в установленном законом порядке противоречащими положениям Конституции, не имеют юридической силы.

Статья 14. Государство регулирует отношения между социальными, национальными и другими общностями на основе принципов равенства перед законом, уважения их прав и интересов.
 
Статья 63. Осуществление предусмотренных настоящей Конституцией прав и свобод личности может быть приостановлено только в условиях чрезвычайного или военного положения в порядке и пределах, определенных Конституцией и законом.
  

Юрист: Один закон не поможет победить коррупцию – нужны структурные реформы всего госаппарата 

Эксперты обращают внимание на то, что перед всенародным обсуждением закона государство не представило общественности анализ существующих норм: их плюсы и минусы. 
 
– Коррупция есть. Но какие факторы влияют на ее увеличение или уменьшение, непонятно, – говорит председатель общественной организации. – По официальной статистике, за 2013 год уровень коррупции возрос почти на 30%. А почему, так никто и не говорит. Никто не объясняет, чем вызвана необходимость предложенных изменений.
 
Официально
 
По словам заместителя генерального прокурора Алексея Стука, в 2013 году в Беларуси было совершено 2301 коррупционное преступление. Это на 29,3% больше, чем в 2012-м. Количество выявленных фактов взяточничества выросло на 41% - до 1319.
 
Больше всего нарушений закона в данной сфере зафиксировано в системе Минпрома, здравоохранении и образовании.
 
По итогам 2013 года Беларусь оказалась на 123-м месте из 177-и в Индексе восприятия коррупции, который ежегодно составляет международная неправительственная организация Transparency International.
– Мы анализировали те предложения по совершенствованию антикоррупционного законодательства, которые белорусы делают во время общественного обсуждения. Люди воспринимают данный нормативный акт как борьбу с определенным чиновником, конкретным человеком: всех посадить, всех наказать. Но это не решение проблемы – нужен структурный подход. Реальный эффект будет заметен только если противостоять коррупции как явлению, – озвучивает свою позицию Галина Левина.

Юристы считают, что борьба с коррупцией предполагает масштабную реформу всей государственной системы.
 
– Сегодня у госаппарата слишком большие функции и полномочия. Все скрыто, туманно и неясно. Решение вопроса зачастую находится лишь в руках одного человека. А это создает предпосылки для коррупционных схем, – объясняет правозащитница.
 
Прежде всего необходимо дебюррократизировать чиновничий аппарат и сократить количество административных процедур.
 
– Одновременно с этим нужно провести и реформу судебной системы. Во-первых, внедрить практику административной юстиции, которая будет контролировать действие или бездействие чиновников, – предлагает Андрей Левников. – Также необходимо организовать суды присяжных. Даже если должностное лицо совершило какое-то правонарушение, они смогут рассмотреть его и с точки зрения законодательства, и с точки зрения здравого смысла. И на основе обоих факторов требовать привлечения обвиняемого к административной или уголовной ответственности.
 
Кроме того, для антикоррупционной профилактики эксперты предлагают внести ряд изменений в налоговое, таможенное и банковское законодательство.
 
В Центре по правам человека уверены, что в предложенном государством проекте Закона "О борьбе с коррупцией" нет комплексного подхода. По их мнению, в таком виде новый документ абсолютно не будет способствовать тому, чтобы искоренить злоупотребление чиновниками своей властью. Предполагаемые изменения "лишь продолжают многолетнюю традицию имитации этой борьбы".

 
Нужные услуги в нужный момент
-12%
-20%
-20%
-10%
-35%
-40%
-40%
-80%
-20%
-25%