Личный счет


/ Павел Свердлов,

Премьер-министр Беларуси Мясникович на этой неделе был чуть ли не главным ньюсмейкером в стране. Связано это с его поездкой в США и проведением в Нью-Йорке . Из уст Михаила Владимировича прозвучало немало громких заявлений: о проработке возможности , о выпуске в Беларуси ; также он .

Однако громкие заявления из-за океана не могут отвлечь от проблем в экономике Беларуси, которые никак не решаются правительством. Впрочем, в качестве оправдания можно сказать о жестких рамках, в которые поставил работу кабинета президент страны...

Очередная программа Сергея Чалого "Экономика на пальцах" посвящена поездке Мясниковича в США. Также мы проанализируем заявления президента, которые он сделал, посещая предприятия льнообработки Беларуси. Они касаются вопроса пенсии и риторика Лукашенко была интересная. Завершили мы программу оценкой деятельности правительства Мясниковича.

Как всегда, помогал Сергею журналист Павел Свердлов. Оставляйте ваши вопросы и комментарии авторам программы в твиттере с хештегом #ЭнП. Лучшие мы используем в эфире.

Внимание! У вас отключен JavaScript, ваш браузер не поддерживает HTML5, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player.

Открыть/cкачать видео (330.99 МБ)

Внимание! У вас отключен JavaScript, ваш браузер не поддерживает HTML5, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player.

Скачать аудио (53.88 МБ)

Освещение Белорусско-американского инвестиционного форума оставило странные впечатления. У нас был еще только один инвестиционный форум – лондонский. На фоне того, что было в Лондоне, бледно выглядела даже сама подготовка. Американские СМИ проигнорировали это мероприятие. На повестке было три блока: инвестиционный климат (возможности сотрудничества), ИТ-наука и вопросы взаимной торговли.

Разговор о выходе на финансовый рынок США. Премьер Мясникович заявил, что "государственные и корпоративные облигации надежно обеспечены и имеют достаточно высокий уровень доходности" и что "Беларусь и США могут в ближайшее время подписать соглашение о взаимной защите и поощрении инвестиций". К сожалению, у нас традиционно не хватает новостей в настоящем времени. За словами "могут подписать" кроется, что мы готовы и со своей стороны все сделаем. Пока мы не видим заинтересованности другой стороны.

Мясникович говорит о целом ряде конкретных проектов. Но это именно проекты, а не договоренности. А вот встреча с заместителем исполнительного директора МВФ важна, и только ради этого имело смысл лететь в США. У нас писали в заголовках, что General Motors создаст в Беларуси сборочное производство легковых авто. Он уже создавал сборочное производство в 90-е годы с ЗАО "Юнисон". В итоге должны быть достигнуты объемы производства 20-25 тыс. легковых автомобилей в год. Уровень локализации к 1 января 2017 года должен быть не ниже 30% и 50% к следующему году. Это позволит назвать продукцию не импортом, а белорусским товаром, то есть товаром ЕАЭС и ТС. Не очень понятно, зачем General Motors находиться в Беларуси, ведь у них и так есть сборочные производства в России. Поэтому, видимо, будут какие-то новые модели, "которые не будут иметь большую серийность".

На выступлении Михаила Мясниковича на саммите ООН присутствовало примерно 10 человек в большом амфитеатре. Одновременно проходила масса мероприятий, и пленарное заседание накладывалось на выступление. Премьер-министр призвал крупные государства инвестировать в те страны, которые ведут себя ответственно и экологично с точки зрения Киотского протокола и снижают вредные выбросы.

"Беларусь изучает возможность размещения в США облигаций на 1 млрд долларов". Я довольно скептично к этому отношусь. Речь шла и о том, что белорусские предприятия планируют прибегать к IPO. На американских площадках обращаются только две российские компании. Требования к раскрытию информации и предоставлению данных об эмитенте настолько жесткие, что привлекательность этой площадки резко уменьшилась. У нас даже близко не было попытки так составить финансовую отчетность, чтобы соответствовать их требованиям.

Голос форума

Дмитрий_Фёдоров 28 сентября 2014 в 03:09 из Беларуси

Я бы всё-таки не сравнивал по значимости поездку в США с поездкой в Молдову. В США был исторический визит такого уровня. До этого в США не было ни одного белорусского премьер-министра. Президент кажется приезжал однажды в США в рамках ООН. Мясникович как все знают периодически посещает родственников в Израиле. На Уолл Стрите много инвесторов еврейской национальности, которые заметно влияют на торги. Конечно, никто иллюзий не питает по поводу IPO. Например китайская Alibaba после 10 лет работы только сейчас слелала IPO на 25 миллиардов $. Американцы не очень хотят инвестировать куда-то заграницу. Понимая прекрасно, что американские бумаги самые надёжные. Наши чиновники видимо считают, что высокая нома прибыли белорусских облигаций достоинство. Но для американцев это говорит о высокой степени рисков. Это звучит парадоксально, но серьёзные инвесторы подобные бумаги считают мусорными и стараются их обходить. Очевидно, для успешного IPO наших предприятий надо иметь свою развитую финансовую систему с развитой биржевой торговлей. И геополитическая ситуация в нашем регионе должна быть мирной. Украина и Россия основные экспортные рынки белорусской продукции. Однако поставки молока, мяса и другой продукции со стран Запада растут, что вынуждает идти на контакты с Западом на самом высоком уровне. Поэтому эта поездка положительна в любом случае.

Конкретные достижения визита в Молдову


Для сравнения, есть бизнес-форум в Молдове, куда полетел наш президент. Там есть контракты, результаты. Налажено совместное производство троллейбусов, компонентов тракторов, продукции "Керамина" и сотрудничество с винно-коньячным заводом. Мясникович поехал в США, а президент - в Молдову, потому что уже есть о чем разговаривать, и он привез оттуда четыре реальных договора. Премьер же привез только разговоры.

Единственный смысл поездки, который видится мне, - это актуализировать Беларусь и налаживать отношения после того, как была построена стена.

Но сделайте хоть что-то, чтобы было известно об этом форуме. Выхлоп получается таким: съездили поговорить с теми, кого и так убеждать не надо.

Визит президента на льнозаводы


Общий вывод визита такой: отрасль по-прежнему убыточная, и нужно популяризировать ткани из льна. Хотя льняной одежды ходовых размеров в магазине нет, ее скупают. Но отрасль остается убыточной, там проблемы с расчетами, ценообразованием и долгами. Президент впервые заметил, что продолжение модернизации слишком затратно. "Да, мы купили по импорту эти машины. Это новое производство, лучшие в мире машины. Теперь мы их покупать не будем. Все запчасти и прочее вы должны произвести и сделать такую линию. И не просто отверточную сборку, а производить с высокой локализацией".

"Такие деньги еще надо найти, но помните, что рассчитываться придется вам. Вложив 70 млн, я бы хотел получить, как и любой инвестор, потом 200 млн". Неплохая норма прибыли – 200%. Хоть в одной отрасли прозвучало, что модернизация дорого обходится, а отдача не такая, как хотелось бы. Я думаю, для всех отраслей это тревожный звонок. Но далеко не факт, что убыточность этих предприятий связана с самими предприятиями. Это все зависит от среды, условий, в которые они поставлены, и системы ценообразования. Одежда из льна сейчас пользуется спросом даже без учета моды на вышиванки.

Впервые стали говорить о модернизации не в плане сроков ее окончания. Чуть только отчитались об увеличении выпуска цемента, сразу встает вопрос, куда его девать. И так почти в каждой отрасли. В итоге предприятиям советуют активнее осваивать новые рынки сбыта. Мне всегда казалось, что сначала идет анализ рынков сбыта, а потом увеличение производства. Президент всегда ссылается на успех модернизации в молочке и иногда в нефтепереработке. Но получилось, потому что там бездонные рынки. Сколько ни произведешь, все будет съедено.

Экспорт молочки в Россию


Еще когда только начались санкции, я сказал, что результатом станет сокращение ассортимента или дефицит этой продукции в Беларуси. Вице-премьер сказал, что за месяц работы в напряженном режиме он не заметил недостатка в продуктах питания на полках. Он заявил, что есть возможность на 40% увеличить производство сыров, масла и других продуктов. Россияне сейчас переживают, потому что идет переработка производства с высокой добавленной стоимостью. Второй раз за год для России повысились цены на белорусское сухое молоко.

По сырам начинают говорить, что поставки на внутренний рынок становятся беднее, потому что все с колес идет в Россию. У нас было не так много сырьевой базы: мы упирались в корма, поголовье скота, но мощности не были загружены. Сейчас можно брать молоко для сырья в Польше, Литве и Латвии. На экспорт идет 75% всего производства, и в итоге это сказывается на внутреннем рынке. Хотя закупка сырья не очень хороший момент, потому что нужно развивать свою сырьевую базу. И не факт, что, когда ситуация с Россией нормализуется, цены вернутся на прежний уровень. Может получиться так, что наша отрасль сельского хозяйства будет работать, как нефтяная: мы будем брать на Западе молоко, производить продукцию и отправлять ее в Россию. Притом что качество европейского молока зачастую выше нашего.

Необходимость повышения пенсионного возраста


"Пенсионный возраст надо было повышать давно, потому что самый низкий пенсионный возраст у нас. Но вы этого не хотите. А я вам обещал, что прежде чем это делать, мы с вами посоветуемся. Но имейте в виду: такая будет и пенсия. Если бы у нас был выше пенсионный возраст, то большую массу денег мы могли бы делить на меньшее количество пенсионеров. И пенсия была бы значительно выше. Но коль вы этого не хотите – ладно, будем искать другие пути. Все зависит от количества пенсионеров. У нас их сегодня очень много. По-моему, у нас один пенсионер на 1,3 работающего. Это ненормально. Надо хотя бы один к трем".

Голос форума

Дмитрий_Фёдоров 28 сентября 2014 в 03:46 из Беларуси

Пропорция "хотя бы" 1 пенсионер и 3 работающих на самом деле недостижимая. Видимо, это было сказано сгоряча? Потому в реальности этот упрёк означает, что средняя пара пожилых супругов перед выходом на пенсию должна иметь 6 работающих детей! То есть в каждой семье должно быть от 4 до 8 детей. Но извините, нет такой страны в мире с подобными семьями. Столько люди не рожают. Хорошо, если кошки и собаки по столько родят. А, если серьёзно, мне как-то попалась на глаза таблица с данными о размере населения в разных странах, начиная с 1500 года до 1990. В СССР прирост рождаемости был на уровне США, опережая Германию и Англию. Причём в Англии и Германии с 1970 по 1990 население не увеличивалось. Старение население - это характерный тренд почти во всех странах. Например, в Европе, России, Украине, Японии. В России и в Украине как и у нас с 1992 население уменьшается. Очевидно, это объясняется ростом стоимости жилья, неуверенностью в завтрашнем дне и общей не очень хорошей экономической ситуацией на протяжении многих лет. В целом, тут и задумаешься, а стоило ли менять социализм на неразвитый капитализм с госрегулированием и дикой инфляцией и низкими реальными доходами для 90% населения?
 


yury1955 29 сентября 2014 в 09:29 из Беларуси

Ну зачем вы так, сгоряча. Это не означает, что средняя пара пожилых супругов перед выходом на пенсию должна иметь 6 работающих детей. Это, например, трое детей, которым: 40, 38 и 35 лет; 9 внуков: 18, 17, 14, 14, 12, 12, 11, 8 и 7 лет. А там глядишь через 10 лет: еще 6 правнуков (годом выхода на пенсию ведь выплаты пенсии не заканчиваются), а через 15 еще 10 правнуков, а через 25 лет - еще 2 правнука и 10 праправнуков и т.д. То есть через 12 лет не только дети, но и внуки будут обеспечивать не только их, но и еще одного пенсионера (9 работающих), а там и правнуки подключатся к экономике и будут обеспечивать еще других пенсионеров, у которых только взрослые дети, а внуки маленькие и т.д. Так что, трое детей решают проблему пенсионеров без проблем. Необходимо, чтобы уровень жизни на душу населения рос более высокими темпами, сохранялась поддержка молодых семей, жилищное строительство развивалось и молодые семьи были обеспечены работой и детскими садиками. В общем, все упирается в повышение эффективности и конкурентоспособности экономики и моральное состояние нации. А стоило менять или не менять социализм это пустые рассуждения. Надо воспринимать мир таким, каким он есть сейчас, думать и работать, чтобы занять достойное место в мировой экономике. А структурные изменения в экономике, конечно, проводить надо. Только это не должно быть "компанейщиной". Иначе, получится, как в известном афоризме: "Хотели как лучше, а получилось, как всегда" и будем потом опять задумываться: "А стоило ли ....
Тема повышения пенсионного возраста в ситуации, когда у мужчин возраст жизни примерно совпадает с пенсионным, означает, что некуда особо повышать. Еще пять лет, и до пенсии не будут доживать. Пенсионная система у нас не накопительная. Если бы были деньги в пенсионном фонде, это были бы твои деньги. Ты инвестировал бы в свою старость, откладывая постепенно в течение многих лет. Ты был бы владельцем этих средств. Это был бы настоящий капитал, который потенциально можно было бы использовать не только тебе: их можно было бы завещать, подарить. А здесь идет речь о том, что ты можешь работать много лет, отчисляя в Фонд социальной защиты населения средства, а в итоге ими не воспользоваться. И достанутся они другим людям. Фактически в рабочем возрасте ты кормишь существующих пенсионеров.

Во всем мире нет альтернатив этой системе. В странах, где была введена накопительная система, опыт негативный.

В Китае вообще нет государственных пенсий. Поэтому там такая высокая норма сбережений: люди вынуждены думать о своем будущем.

Но здесь важна риторика, с которой объяснилось, почему сейчас не будет подниматься пенсионный возраст: "Вы же этого не хотите, значит, имейте в виду, такая будет и пенсия". В истории несколько раз встречалась похожая риторика, первый раз – в 1995 году. Когда Лукашенко пришел к власти, он сказал: "Вы что от меня, прежде всего, требовали? Ни одного рабочего вы не должны уволить. Я подписал указ. Но я вас предупреждал, что сохранение численности приведет к падению заработной платы. А вы сказали: "Александр Григорьевич, дайте нам 150 тыс., нас не выгоняйте, потому что что нам делать?". Логика та же.

Здесь заложена вся наша уникальная экономическая модель. Социальная справедливость в отношении предприятий – это то, что мы не позволяем их закрывать, а в отношении работников – что мы никого не увольняем. Но потом не обижайтесь, вы же сами этого хотели.

То есть государство отказывается выполнять социальный контракт в том качестве, на которое рассчитывали люди, на условиях, которые само же и создало.

Односторонний пересмотр контракта: формально у вас все будет, но готовьтесь к тому, что будет хуже: зарплаты и пенсии меньше, а качество социальных услуг хуже.

Совсем недавний пример подобной риторики был 31 августа 2010 года, когда активно шла предвыборная кампания. Президент посещал санаторий "Спутник": "Если народ хочет получать, как в Европе, 1,5-2 тыс., давайте дадим им. Но переступил порог поликлиники – плати, отправил в школу ребенка – плати, в детском саду - плати. И реальную цену. В автобусе тоже. Можем сделать, как в Европе. Квартплата, так называемая, у вас сегодня всего 30% от стоимости. Может, 33%. 67% из бюджета. Социально ориентированная экономика. И, наверное, это было бы справедливо: если человек получит свои 2-3 тыс. в долларовом эквиваленте и потом думает, что с ними делать. Но мы пока не отошли от той экономики. Но дело не в этом, вы просто этого не хотите. Если б вы этого захотели, я бы сделал это в течение максимум двух лет. Но там были бы рыночные цены".

Пятилетку назад подразумевалось, что в случае, если была бы полная оплата пакета социальных услуг, зарплаты были бы не 500 долларов, как обещалось, а в три-четыре раза выше. Подразумевалось, что вы хотите социальное государство, поэтому зарплаты низкие. Не вы платите, а ваши деньги идут на перекрестное субсидирование. Большую долю субсидий получают те, кто больше пользуется этими услугами.

По итогам программы "Беларусь-2020" первой стадией будет социальная справедливость для предприятий. Подразумевается, что вы будете платить, устраняя перекрестное субсидирование, потому что предприятиям плохо, а про зарплаты никто ничего не говорил. Не так давно было принято решение сдерживать рост зарплат. В бюджетном секторе она не должна превышать темпы роста производительности труда за предыдущий месяц.

На прошлых выборах содержанием социального контракта было: мы так или иначе придем к тому, что вам понадобится платить за услуги, но это будет означать рост ваших доходов. Какое радикальное изменение за четыре года! Мы придем к тому, что вы будете за это платить, а получать больше вы не будете. Получается, что социальное государство для населения отменяется на всю пятилетку.

Теперь вы будете платить больше, но и получать столько же, как и прежде. Вот разница четырех лет. Даже говоря четыре года назад о том, что вы к этому не готовы, при выполнении обещания зарплаты в 500 долларов была обещана 1 тыс. долларов к 2015 году при сохранении социального государства. Двукратный рост зарплат подразумевался практически без демонтажа. Теперь мы имеем среднюю зарплату около 600 долларов и по Минску около 800.

Для того чтобы заметить разницу, нужно сравнивать несколько периодов назад. Изменения медленные, почти незаметные. Вот что происходит с нашим социальным государством. И только сравнивая с предыдущими аналогичными высказываниями, понимаешь, насколько ситуация изменилась. А значит, изменилась и экономика, и она уже не тянет прежний объем социальных гарантий. Зарплата не начнет расти привычными для нас темпами, если мы не начнем разгонять экономику.

А на разгон экономики денег тоже нет.

Экономика не растет. Эти 1,5% роста – скорее всего, уже за равновесный уровень. Улучшение, которое у нас было во внешнеторговом сальдо в первой половине этого года, было обеспечено двумя факторами: 1,5-кратным ростом экспорта минеральных удобрений и сокращением производства в импортоемких отраслях за счет того, что экономика не росла. Любая попытка стимулирования роста промышленного производства моментально устранит второй фактор.

Главный вывод кризиса 2011 года, что две вещи позволят сделать нашу экономику бескризисной: рыночный обменный курс и прекращение требования от нашей промышленности нарисованных темпов. Половину из этого выполнили: перестали стимулировать промышленное производство. Вторую часть не выполнили, там не работает даже политика сохранения имеющихся дисбалансов. Очевидно, что вторая часть будет хуже в силу того, что год предвыборный, и придется ускорять темпы плановой девальвации, которая уже происходит. По всей видимости, Нацбанк уже понимает, что во второй половине года ситуация ухудшается. Если все предыдущие месяцы курс повышался под линейку на 110-120 рублей в месяц, то сейчас больше, а месяц не закончился.

Повышение зарплат привязано к производительности, которая, в свою очередь, напрямую связана с ростом ВВП. Значит, для того чтобы нормально проводить выборы, необходимо стимулировать промышленность. А при той же экономике, которая не поменялась, это будет означать нарастание дисбалансов и проедание очередных кредитов. А деньги взять неоткуда. В конечном счете это будет означать сокращение золотовалютных резервов.

Конец лета этого года – точка перегиба, самый благоприятный период, и на наших глазах он заканчивается. Насколько хуже стала экономика за эти четыре года, когда социальный контракт такой, что его невозможно выполнить. Если мы не можем сокращать ваши доходы в номинальном выражении, то есть проводить внутреннюю девальвацию, располагаемые доходы у вас на руках после необходимых трат будут все меньше и меньше.

Народ засомневается, насколько эти траты необходимы.

Если бы у народа была возможность отвечать, я думаю, он бы ответил по поводу социального государства. Но у нас пока только власть имеет возможность обращаться к народу, причем в форме монолога. Население не может сказать: "Раз у нас теперь зарплаты не будут расти, а требуют больше, вы же сами этого хотите, значит, мы так и будем работать, как вы нам платить".

Невыученные уроки кризиса 2011 года

Получается, что экономика стала хуже, хотя кризис 2011 года должен был научить, что делать. Теперь же избирательно используется опыт 2011 года: уничтожено главное завоевание – равновесный курс, с которым уже на перспективу ничего нельзя сделать до выборов. Девальвацию нельзя ускорять, потому что это слово у нас приравнивается к краху. Идет попытка стабилизации путем наступления на социальные выплаты и гарантии, которые теперь у нас называются необоснованными льготами.

Я был противником, чтобы правительство "ответило за свои ошибки и невыполнение плана, который оно на себя брало". Как долго оттягивался вопрос наступления ответственности. Даже если такой вопрос возникнет, теперь я не вижу смысла защищать правительство. Логика была такая: был наработан социальный человеческий капитал по результатам кризиса 2011 года. Люди у власти сделали выводы, которые нужно было сохранить. Других людей, обладающих этим знанием, не было. Но по прошествии нескольких лет мы понимаем, что этого знания нет.

Люди выполняют конкретный заказ, вместо того чтобы отвечать на внешние вызовы.

Теперь роль правительства уменьшилась еще больше. Поставленные условия делают задачи нерешаемыми.

Из этого можно сделать вывод, что все равно, какие люди будут сидеть в правительстве. Зачем их тогда убирать.

Произошла радикальная смена социального контракта. Наступление на социальную систему становится все более односторонним. Не "мы выдадим вам на руки те деньги, которые раньше перераспределялись государством на услуги", а "эти деньги по-прежнему забираются, но стоимость этих услуг резко вырастает, притом что качество их серьезным образом не улучшится". Зарплаты и пенсии – великолепный пример того, что происходит. Проблема не в том, будет ли кризис и девальвация, а в том, что кризис прошел даром.

Мы вынуждены были жить в ситуации постепенного гниения и ухудшения условий. Чем дальше мы будем откладывать решение важных вещей, тем хуже будут начальные условия. Иными словами, получается, что социальные издержки уже платятся без малейшей выгоды для тех, кто несет издержки. Притом что аргументом бездействия выступает "вы же сами этого не хотите, вам же будет хуже". Уже становится хуже.

Может, в этом есть некий позитив, потому что толерантность к будущим реформам в обществе будет все выше. На население накладываются издержки реформ, которые еще не осуществились. Страдают уже сейчас и будут требовать улучшения ситуации, то есть реформ.

Мнение автора программы может не совпадать с мнением редакции TUT.BY.
Нужные услуги в нужный момент