Личный счет


Владимир Гаврилович,

Чтобы добиться справедливости, семье погибшего при поддержке профсоюза пришлось пройти в течение года через 11 заседаний судов двух уровней.
 
Казалось бы, все легко и просто: при наступлении страхового случая на производстве от страхователя требуется только обратиться с заявлением в "Белгосстрах" по месту жительства. В жизни, увы, не всегда бывает так. Нестандартная ситуация, произошедшая в Гомеле, подтвердила, что получить страховую выплату иногда архисложно.

 
 

Несчастье 

8 января 2013 года с 25-летним слесарем-ремонтником ЗАО "Гомельский вагоностроительный завод" произошло несчастье: под ним сломались подмости велосипедной тележки, и он упал с высоты 2,7 метра. Пострадавшего с тяжелым ушибом головного мозга доставили в больницу.
 
Врачи не смогли вывести Артема из комы. Для семьи это был страшный удар. Бабушка Наталья, которая заменила ему рано ушедшую из жизни мать, неотступно находилась возле своего мальчика, плакала и молилась, чтобы произошло чудо. В больнице дежурили отец и брат. Но чуда не случилось – парень не пришел в себя ни на следующий день, ни через неделю, ни через месяц.
 
На заводе провели расследование: согласно акту о несчастном случае на производстве формы Н-1 степень вины парня составила 0 процентов. 2 апреля ему была установлена I группа инвалидности, и завод оплатил больничный лист. Дирекция и профком неоднократно оказывали денежную помощь, а когда Артема, так и не пришедшего в себя, из больницы перевезли домой, приобрели медицинскую кровать с противопролежневой системой, необходимые медикаменты. Кроме того, заводской фельдшер ежедневно осуществляла медицинский уход.
 

Тысяча и одна бумажка 

Тем временем филиал "Белгосстраха" 3 апреля направил на имя лежащего в коме пострадавшего уведомление о возможных страховых выплатах со стороны нанимателя и "Белгосстраха". Старший брат парня Максим, который в это время жил с женой и сыном отдельно, как его представитель отправился за уточнениями.
 
В отделе страхования от несчастных случаев на производстве, как он утверждает, даже речи о подаче заявления на выплаты не шло, а под роспись ему вручили памятку-список из 9 документов, необходимых для назначения страховых выплат.
 
Кто не собирал справок – не поймет, как это "просто". Но самое сложное из списка – опекунство. Для этого Артема нужно было признать недееспособным. Максим обивает пороги, собирая справки и медицинские заключения. Наконец 30 апреля идет с заявлением в суд. И только 21 июня Артема признают недееспособным. Из суда старший брат направляется в горисполком. Там тоже свои рамки – и вот 12 июля у него на руках решение об установлении опеки над братом, получает удостоверение. Но в этот же день надежды на лучшее рухнули – Артем умирает.
 

Когда опускаются руки 

Пережив утрату, через 40 дней после его смерти родные снова обратились с просьбой за назначением положенных выплат, но получили дословно такой ответ: "...Одним из документов, необходимых для назначения страховых выплат в связи с утратой застрахованным трудоспособности, является заявление об их назначении самим застрахованным или его представителем. Учитывая, что такого заявления ни от застрахованного гражданина, ни от его представителя не поступало (права и обязанности представлять интересы потерпевшего вы утратили со смертью застрахованного), у филиала "Белгосстраха" по Гомельской области отсутствуют основания для назначения страховых выплат в связи с утратой застрахованным профессиональной трудоспособности".
 
Такого не ожидали: нет человека – нет проблемы. Не подал заявление – сам виноват. Все в семье опустили руки. Кроме бабушки. Наталья Дмитриевна не согласилась: погиб ни в чем не повинный юноша, которого растила себе на радость, как помощника в старости, а в последние годы полностью от него зависела. Внук жил с ней всеми заботами, зарплату до копейки отдавал, вместе хозяйство вели, ремонтировали дом, мальчик покупал ей дорогие лекарства, какие со своей пенсии бывшей воспитательницы она не могла себе позволить. И теперь никто ничего не должен? Если "Белгосстрах" прав, значит, есть прореха в законодательстве! Но кто рассудит и поддержит?
 

Уникальный случай 

Со своим горем Наталья Дмитриевна 6 октября направилась в Гомельское облобъединение профсоюзов, рассказала обо всем главному специалисту юротдела Ольге Дубковой.
 
– Случай озадачил. За 6 месяцев, пока был жив молодой человек, родным не удалось решить вопрос со страховой компанией! Сам он не смог подать никуда заявление, так как находился в коме. Страховщик не назначил страховые выплаты, родственникам отказано в них и после его смерти. Такого не должно быть, но факт налицо, – рассказывает Ольга Владимировна. – Изучила документы. Со многими ответами не согласилась. Направили обращения в разные структуры, но получили, как под копирку, отрицательные ответы.
 
Не отчаявшись, специалист рекомендовала бабушке идти в суд и подготовила иски. Тем более в одном из ответов страховщик прямо указал на этот путь разрешения вопроса. Направлен в суд и иск об установлении факта нахождения на иждивении внука, что, впрочем, было очевидным, и казалось, суд без труда это признает. Пригласив же на прием отца Артема, направила его, как наследника, в нотариат с заявлением о выдаче свидетельства о праве на наследство на суммы страховых выплат по обязательному страхованию, на которые имел право его сын при жизни.
 
Случай в юридической практике не только области, но и республики уникален: благодаря правильным действиям общественного юриста без суда, в порядке наследования, предприятие выплачивает отцу, получившему законное свидетельство о праве на наследство сына, единовременные материальную помощь и компенсацию в размере свыше 36 млн рублей. Для таких выплат, к чести дирекции и профкома завода, были внесены дополнения в колдоговор. Не мог не реагировать и "Белгосстрах": в порядке наследования отцу были выплачены страховые выплаты, причитающиеся и не выплаченные сыну при жизни, всего 35,6 млн рублей. Таким образом, путь к справедливости был найден.
 

Тернистый путь к справедливости 

А вот иск о нахождении бабушки на иждивении внука рассматривался в суде неоднократно с декабря 2013-го по январь 2014 года. И факт установлен. "Белгосстрах" обжаловал решение в судебную коллегию. Претензии у представителя компании были ко всему: к возможным счетам старушки в банке; почему этот внук, а не другой и не другие родственники заботились о ней; к получаемой пенсии и предполагаемому доходу с земельного участка... Дело возвращено в районный суд на рассмотрение новым составом суда. Наконец 23 мая 2014 года, учтя все обстоятельства жизни бабушки и внука, заслушав родственников, соседей и знакомых, друзей Артема, суд устанавливает факт нахождения бабушки на иждивении внука. И только в августе страховщик назначает выплаты – 18 августа Надежда Дмитриевна получила первый почтовый перевод на сумму 24,8 миллиона рублей со дня смерти внука за предыдущий год, 20 августа – ежемесячную выплату 2,4 миллиона, а 8 сентября единовременное пособие на сумму 51,6 миллиона рублей.
 
Чтобы добиться справедливости, семье погибшего при поддержке профсоюза пришлось пройти в течение года через 11 заседаний судов двух уровней. Такое выдержать может не каждый – путь к справедливости в очевидной, казалось бы, ситуации, оказался тернистым.
 
Р. S. Умершего парня ценили на заводе. В профкоме говорят: очень хороший, отзывчивый, ответственный и трудолюбивый. Предприятие взяло на себя расходы по организации похорон, в последний путь проводить умершего пришли все его коллеги. По инициативе профкома первичной организации вагоностроительного завода и профкома вагоносборочного цеха был организован сбор средств среди работающих. Всего собрано 21,7 миллиона рублей. За счет их благоустроены места захоронения Артема и его матери, изготовлен и установлен памятник. Родные и близкие благодарят за милосердие и помощь всех добрых людей.
 
Нужные услуги в нужный момент
-15%
-16%
-20%
-50%
-44%
-10%
-29%
0058415