Личный счет


Максим Осипов,

Изображение с сайта incred.ru
Изображение с сайта incred.ru
Кредит на поручителе висит: одни берут в банке деньги и покупают машины и дома, а другие потом за чужую роскошь рассчитываются, отмечает газета "СБ. Беларусь сегодня". Где правда, брат?

В последнее время десятки тысяч поручителей озадачены прямым вопросом: почему взыскание проблемной задолженности на практике оказывается откровенно “кривым”? И кому такое положение вещей очень даже на руку?

“Попал в неприятнейшую ситуацию, — бобруйчанин Виктор и сегодня не скрывает эмоций, хотя беда его длится уже 7-й год. — Пошел поручителем к человеку, а позже выяснилось, что его семейка набрала кредитов, не собираясь их погашать. Суммы крупные, но УБЭП Бобруйска дважды отказывалось возбуждать уголовное дело. Платим мы, поручители. Причем как деньгами, так и здоровьем (некоторые заработали инсульты) и личной свободой — каждый до полной выплаты внесен в списки невыездных”.

Реальные цифры в этом деле шокируют. Скромная семья работников одного из бобруйских предприятий умудрилась набрать за 5 лет 23 банковских кредита. На них обучала детей в вузах, справляла их свадьбы. Короче, жила, ни в чем себе не отказывая. Все это вылилось в сотни миллионов рублей просрочки, десяток судебных исков. Но какими цифрами можно описать моральные издержки дюжины поручителей? “Понимаю, что поступила плохо, и за это расплачиваюсь. Я уже много раз просила прощения”, — все, что может сказать в свое оправдание предприимчивая заводчанка. Другие свидетели этой трагедии возражают: “Ни перед кем они не извинялись, наоборот: ходят и говорят, что платить не будут”.

Закон суров, но это закон — истина, справедливая и в финансовой сфере. Если человек подписал договор поручительства, он обязан его беспрекословно исполнять. Возражения типа “я не знал” или “меня просто обманули” на языке закона считаются юридически ничтожными. Но странная избирательность Фемиды, умудряющейся и с завязанными глазами четко рассмотреть обеспеченных поручителей, зато в упор не замечающей откровенно потешающихся над ней основных должников, вызывает недоумение.

Ведь бобруйский случай отнюдь не уникален. В Бресте бывшая преподаватель вуза, отхватив с десяток кредитов, тут же уволилась с работы. Не прячась, она разъезжала на дорогом автомобиле, оплачивали который поручившиеся за нее бывшие коллеги. В одном из райисполкомов Гродненщины мне как-то рассказали про работавшего у них водителя, набравшего солидную сумму долгов и кредитов (поручителями стали даже чиновники) и исчезнувшего в неизвестном направлении. Житель же Новополоцка годами скрывался в Швеции от выплаты кредита в нашей стране. Этот тип был выявлен шведской миграционной службой, депортирован, задержан в Национальном аэропорту Минск — и вскоре отпущен: несмотря на то, что долги банку все это время выплачивали поручители, преступления в его действиях обнаружено не было.

Не менее показательна история одного из минских репортеров, взявшего 5 лет назад кредиты в нескольких банках. Дело было резонансным, но в конце 2011-го Мингорсуд заключил: состава преступления в действиях неплательщика нет, а поручители обязаны и дальше возмещать его долги банку. Сам репортер так и не платит, хотя работает на территории страны и уже зарекомендовал себя “авторитетным” критиком отечественных тюрем, негодует поручившийся за него Михаил:

— Сам или по подсказке адвоката, но он нащупал в законе узкое место: если твердить в суде как заклинание “долг свой признаю и обязательно погашу, но пока нечем”, то претензий со стороны правосудия нет. Ну взял в банках несколько крупных кредитов, спустил их в казино и на водку — все это для закона мелочи. Раз платил первые два месяца и не скрывается, значит, факта мошенничества нет. В результате уже шестой год он не платит, но “понимает и раскаивается”. В этом же он уверяет и по телефону — видимо, опасается, что разговор может мною записываться. Зато сразу после оправдавшего его суда он бросил мне и второму поручителю: “Достали вы меня уже, уеду в Испанию и черта с два вы мне потом дозвонитесь”.

Итак, проблема налицо. Но наблюдаемые в последние годы в СМИ и на специализированных интернет-форумах стенания по поводу низкой правовой грамотности поручителей мне кажутся откровенным ее забалтыванием или же непониманием всей глубины вопроса. Автору этих строк удалось, пусть и на условиях анонимности, выяснить у менеджера одного из наших крупных коммерческих банков, что же представляют собой должники:

— Среди них есть те, кто просто забывает внести очередной платеж — это самая беспроблемная часть, которой достаточно напоминания. Вторые — это клиенты, у которых возникли финансовые трудности. Они приходят к нам, и мы вместе ищем пути погашения долга. Третья группа — безответственные лица, не возвращающие кредит до столкновения с серьезными санкциями. И четвертая группа — профессиональные мошенники, таковых до 15% от общего числа должников. Подчеркну, это неофициальная характеристика, ведь суды факт мошенничества признают редко. Чаще решение вопроса переводится ими в гражданско-правовую плоскость, то есть платят поручители.

Вывод неутешителен: нынешняя правовая и банковская системы взрастили целую плеяду “новых тунеядцев”, способных получать буквально из воздуха материальные ресурсы, пользоваться широким спектром общественных благ, а то и откровенной роскошью и при этом не только не нести никакой ответственности, но и находиться под защитой закона. Поручитель Михаил вспоминает, как обсуждал со следователем обескуражившее обоих решение Мингорсуда в пользу обнаглевшего кредитополучателя:

— Следователь прямо сказал мне и второму поручителю: мужики, вы хоть не трогайте сами этого мерзавца! Если с ним что случится, вы будете первыми среди подозреваемых.

В подобных условиях выигрывают не только банки (которым, естественно, все равно, с кого взыскивать долг), но и сами мошенники. Поручителям приходится рассчитываться годами, а тем временем число “новых тунеядцев” не просто продолжает расти — они еще и легализуются! Не так давно 23-летний житель Гродно зарабатывал тем, что уговаривал граждан оформить на себя кредиты и передать ему деньги, обещая взамен щедрое вознаграждение. Явная авантюра, но доверчивых у нас немало. Молодой гродненец разбогател более чем на 200 миллионов рублей. Впрочем, на порядок его переплюнула многодетная молодая мама из Сморгони, которая лишь в игральные автоматы спустила за неделю 250 миллионов, зато набрала на полусотню сограждан кредиты на 1,5 миллиарда рублей...

Похоже, для наших законодателей открывается обширное поле деятельности, ведь пока толкование термина “мошенничество” в Уголовном кодексе позволяет аферистам на деле оставаться неподсудными, ситуация обещает только усугубляться. Но разве “кто не работает, тот ест” — это принцип, достойный поощрения и защиты?

Валерий Бороденя, член Постоянной комиссии Палаты представителей по бюджету и финансам:

— Кредитные мошенники используют особенности нашего менталитета, не в полной мере готового к прагматизму и жесткости рыночных отношений. Пострадавшим поручителям следует настойчиво отстаивать свои права: подавать встречные иски на должников, информировать налоговые органы и службу судебных исполнителей о реальном положении вещей. В свою очередь со стороны государства к сигналу поручителя о том, что основной должник ездит на дорогой иномарке, должно быть самое пристальное внимание. Вне зависимости от того, записан тот автомобиль на тещу или бабушку — именно такая система принята во всем мире. В отношении таких хитрецов реакция государства должна быть более жесткой, нежели сегодня, способной понуждать их исполнять свои обязательства. Поэтому необходимы определенные коррективы законодательства. Милиция и следствие должны не отмахиваться от пострадавших поручителей, а расследовать кредитные дела, как и любые другие, где есть, выражаясь юридическим языком, состав преступления.

Александр Глисков, адвокат:

— Я никому и никогда не советую становиться поручителями. Это, на мой взгляд, верный способ поссориться с друзьями и родственниками, нажить себе массу проблем. Знаю множество случаев, когда деньги банк взыскивает с поручителей, причем суммы нешуточные — от пары-тройки миллионов по потребительским кредитам до нескольких сотен миллионов рублей по займам для развития бизнеса. Есть и внебанковские сценарии: мужчина просит знакомого занять ему денег, говоря, что располагает недвижимостью, и если что, ею с кредитором и рассчитается. В качестве доказательства демонстрирует технический паспорт на квартиру. Другому знакомому мошенник показывает свидетельство о регистрации недвижимости, третьему — договор купли-продажи. В результате наивные кредиторы дают ему деньги, а тот просто продает квартиру и спокойно живет себе дальше. Обезопасить себя от мошенников можно только одним способом: не связываться с ними.

Нужные услуги в нужный момент
-50%
-20%
-10%
-99%
-30%
-20%
-10%
-40%
-10%
-10%
-25%
0058415